Слухати

Крымчане на оккупированной территории не могут встать в электронную очередь за украинским паспортом, — правозащитница

27 листопада 2017 - 18:03 930
Facebook Twitter Google+
Говорим о том, почему жители оккупированного Крыма неделями не могут попасть на прием в подразделения миграционной службы на подконтрольной территории

На связи со студией — медиакоординатор Крымской правозащитной группы Ирина Седова и пресс-секретарь Государственной миграционной службы Украины Сергей Гунько.

Григорий Пырлик: Не так давно я ездил в Херсонскую область и видел, какие проблемы, какие очереди в подразделениях государственного предприятия «Документ», через которое крымчане получают загранпаспорта. Я так понимаю, что есть проблемы и с внутренними паспортами.

Ирина Седова: Проблема многогранная, потому что в каждом отделении миграционной службы разные ситуации. Мы сейчас разбираемся в этой проблеме. Ближайших к Крыму отделений миграционной службы, которые выдают паспорта гражданина Украины (паспорт гражданина Украины можно получить только в отделении миграционной службы, об этом говорится в постановлении Кабинета министров), несколько. Однако сейчас, когда ввели электронную очередь, у крымчан появились дополнительные проблемы. Электронная очередь для жителей материковой Украины создает преимущество, однако с крымчанами эта ситуация не урегулирована, потому что для того, чтобы зарегистрироваться в электронной очереди, нужно получить подтверждение регистрации на украинский номер мобильного телефона, но в Крыму украинская мобильная связь уже несколько лет после оккупации не работает, поэтому крымчане, которые находятся в Крыму и живут там постоянно, не могут встать в эту электронную очередь. Получается, что они должны приехать в ближайшее отделение миграционной службы и там пытаться либо встать в электронную очередь, либо встать в «живую» очередь, если она сохранилась.

Насколько я понимаю, «живая» очередь есть не во всех отделениях миграционной службы. В некоторых отделениях есть только электронная очередь. Некоторым крымчанам говорят, что они могут взять талон, но подать документы на паспорт смогут через две-три недели. Человек приехал из Крыма, потратил много денег, времени, нервов (потому что общался с представителями ФСБ на границе) только для того, чтобы взять талончик, чтобы через две недели приехать и подать документы на получение паспорта. Электронная очередь для некоторых крымчан создала дополнительное препятствие. Есть люди, которым больше везет, у них есть родственники на материковой части Украины, они могут встать в эту электронную очередь.

Если ты приедешь на Чаплынку, ты не сможешь в этот же день подать документы, однако на Каланчаке немного другая ситуация. Там можно приехать, постоять в «живой» очереди, которая работает параллельно с электронной, и подать документы в этот же день, но очереди огромные. Начальник этого отделения миграционной службы сказал, что у них есть минимум 30 человек каждый день в живой очереди. В разных отделениях разная ситуация, поэтому мы пытаемся разобраться, выйти на контакт с миграционной службой, чтобы понять, как они собираются решать эти проблемы.

Когда ввели электронную очередь, у крымчан появились дополнительные проблемы.

Григорий Пырлик: Насколько миграционная служба идет на контакт с вами?

Ирина Седова: Мы с ними общаемся информационными запросами. Сейчас как раз по этой проблеме готовим отдельный запрос, мы собираем сведения людей, которые сталкивались с подобными проблемами. Еще одна проблема, по которой мы идем на контакт с миграционной службой (но уже через суд) заключается в том, что детям, живущим в Крыму, которые достигли 16 лет и получили украинский паспорт, не ставят в паспорт прописку, то есть ребенок получает паспорт без места регистрации, что создает дополнительные проблемы, если он будет пытаться поступить в институт, поселиться в общежитие на территории материковой Украины.

Григорий Пырлик: Много ли крымчан, которые сейчас проживают на оккупированной территории, хотят получить украинский паспорт?

yryna_sedova.jpg

Ирина Седова // «Громадське радио»
Ирина Седова

Ирина Седова: В Крыму живет 2 миллиона людей. Естественно, есть какая-то достаточно большая часть людей (мы не знаем точное процентное соотношение), которые хотят получить паспорта — украинский биометрический загранпаспорт и внутренний украинский паспорт. Поток крымчан есть постоянно. Сейчас проблема в том, что отделения миграционных служб, которые работают, например, в Херсонской области, рассчитаны на жителей Херсонской области. Люди, которые едут из Крыма, создают дополнительную нагрузку. Количество персонала, который там работает, не увеличилось. Мы довольно давно говорим, что нужно на пунктах пропуска создавать отделения миграционной службы, которые будут заниматься только крымчанами. Еще одна проблема заключается в том, что детей, которые едут за получением паспорта, украинские пограничники могут и не пустить обратно, потому что нет документов, подтверждающих личность. Бывает, что украинские пограничники могут пропустить человека, тогда не пропустят российские, если нет российского паспорта, а украинские документы он сдал.

Григорий Пырлик: Насколько рискованно для тех, кто сейчас живет в оккупированном Крыму, ездить получать украинские документы?

Ирина Седова: Оккупационные власти именно за это не преследуют, но само пересечение границы создает проблемы, потому что у ФСБ есть списки активистов. Если через границу едут активисты, они могут подвергнуться дополнительному допросу, как в ситуации с женами политзаключенных, когда они поехали оформлять своим детям украинские документы.

Григорий Пырлик: Чому підтвердження реєстрації в електронній черзі приходить на телефон, саме на українського оператора?

Сергей Гунько: Система електронної черги в умовах нинішнього ажіотажу на паспорти піддається щоденним атакам шахраїв, які намагаються забронювати місця в електронні черги з використанням усіляких ботів, щоб надалі перепродавати ці місця. Одним із засобів запобігання, зробленим в цій системі, є реєстрація саме через мобільний телефон, зокрема контроль перебування на території України за IP-адресою. Ми пробували зняти ці обмеження. Якщо ми їх знімемо, буде тільки гірше. Лише 30% місць в електронній черзі заброньовано під онлайн- запис. Ще приблизно третина доступна безпосередньо в терміналі як запис на місяць наперед. Ще третина доступна як запис сьогодні на сьогодні. В окремих областях зараз ще спостерігається ажіотаж. Вирішенням цієї ситуації є розвиток Центрів надання адміністративних послуг.

Григорий Пырлик: Коли, за вашими прогнозами, можуть бути відкриті ЦНАПи на КПВВ або в селищах Чаплинка і Каланчак?

Сергей Гунько: Міграційна служба не може впливати на роботу місцевих адміністрацій, тому будь-які прогнози з боку міграційної служби були б недоречними.

Григорий Пырлик: Зі свого боку чи намагаєтесь ви збільшити кількість працівників?

Сергей Гунько: Ми зараз надали пропозиції до Кабінету міністрів щодо збільшення чисельності працівників міграційної служби.

Григорий Пырлик: Кримська правозахисна група повідомляла, що підлітки 14 — 16 років отримують паспорт без зазначення місця реєстрації. Чому так відбувається?

Сергей Гунько: Не у всіх випадках. Якщо я не помиляюся, якщо батьки перебувають у шлюбі та зареєстровані за однією адресою, дитині до певного віку поставляється адреса проживання батьків. Загалом нам потрібні документи, які підтверджують місце і дату реєстрації місця проживання. Ми не можемо приймати будь-які документи, видані на окупованій території. Ми рухаємось до того, що реєстрація місця проживання не буде ключовою вимогою для отримання абсолютної більшості послуг.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.