Слухати

Крысин находится на свободе в связи с системными действиями судов, – прокурор

23 червня 2017 - 06:49
FacebookTwitterGoogle+
Кто и как покрывает Юрия Крысина, человека, подозреваемого в причастности к убийству журналиста Веремия?

В студии Алексей Донской, который ведет дело Юрия Крысина, человека, которого следствие считает причастным к убийству Вячеслава Веремия. Вячеслав Веремий – это журналист, который погиб на Майдане.

Ирина Ромалийская: Давайте напомним тем, кто не помнил, не слышал, не знает дело самого убийства. Как это было?

Алексей Донской: События происходили в ночь с 18 на 19 февраля 2014 года на пересечении улиц Владимирской и Большой Житомирской. Веремий ехал на такси, и осуществлял съемку на телефон, событий, происходивших в центре города.

Ирина Ромалийская: То есть это была ночь, он уже уезжал с Майдана, и едучи уже, просто увидел то, что в народе принято называть титушками ,и начал их снимать?

Алексей Донской: Да, но это действительно было ночное время, около нуля часов было. После этого, когда так называемы титушки увидели, что осуществляется съемка с такси, это им не понравилось, машина была остановлена, Веремия из машины вытащили, и тоже начали быть его битами и специально приспособленными предметами, вроде палок.

Ирина Ромалийская Там же всех троих били? И Веремия, и таксиста, и сотрудника газеты «Вести», журналистом, который был Веремий, который с ним ехал тоже.

Алексей Донской: Да, более всех, в результате, пострадал Веремий, поскольку его избили, после этого он в какой-то момент вырвался и пытался убежать, после этого в него был осуществлен выстрел из огнестрельного оружия в спину. После этого он еще какое-то время жил и мог совершать активные телодвижение, пытался убежать, его второй раз остановили, бросили на землю и добивали его палками. После этого наступила его смерть.

Ирина Ромалийская: смерть, по-мойму, наступила все-таки в больнице. Нападающие убежали, его доставили в больницу, и он умер уже на операционном столе

Алексей Донской: Да, от огнестрельного ранения.

Ирина Ромалийская: Непосредственно убийцей, по версии следствия, является 45-летний Джалал Алиев, да?

Алексей Донской: Да, но единственное, что именно тем делом я не занимаюсь, вообще в дело по Крысину, именно связано с нападением на Веремия, я вступил на более позднем этапе, уже когда дело несколько лет рассматривалось в судье, и вступил в связи с тем, что в процессе расследования иных преступлений, свершенными так называемыми титушками, нами были получены доказательства о причастности к ним Крысина. Мы получили доказательства, показание свидетелей, иные данные о том, что он причастен к ряду иных преступлений. Поэтому я вступил на более позднем этапе в дело, в том числе, по нападению на Веремия.  

Ирина Ромалийская: Давайте расскажем, кто же такой Крысин. Какая его роль в деле Веремия?

Алексей Донской: По версии следствия, он организовал группу лиц, которая прибыла в район пересечения улиц большой Житомирской и Владимирской с целью совершения противоправных действий, направленных на препятствование акциям протеста. Эти действия должны били быть связанные с применением насилия к протестующим лицам, которые там находились. Основная задача, которая, исходя материалов, ему досталась — находится на перекрестке и проявлять насилие к протестующим.

Ирина Ромалийская: Очень часто в прессе упоминается, что он бывший беркутивец, но это же не так?

Алексей Донской: Эта информация не соответствует действительности.  

Ирина Ромалийская: Он кто? Чем занимался до Майдана?

Алексей Донской: Его деятельность была связана с участием в нападениях рейдерских, но мы говорим сейчас о том, о чем имеем данные. Он не осужден был за это, но данные об этом есть, что он занимался участием в нападениях рейдерских, это события и касательно Лукьяновского рынка, события связаны с контролем за автовокзалами. Он объясняет, что одно из его ценных качеств – это возможность собрать большое количество народа, за час где-то около 3000 человек, он считает, что это его одно из главных достоинств.

Ирина Ромалийская: Официально он не трудоустроен?

Алексей Донской: Нет, официально он не трудоустроен, хотя когда в тех процессах, где он привлекался к уголовной ответственности, время от времени предоставлялись документы от разного рода юридических лиц, где он, якобы, работал консультантом по вопросам безопасности, то есть охраной. Но юридически, та информация, которую мы проверили, он нигде не работает.

Ирина Ромалийская: Украина криминальная пишет о Юрию Крысине, что он уже 10 лет занимается титушинниым бизнесом в Киеве. Вот такая версия в коллег. Относительно Веремея, так что же, почему он на свободе?

Алексей Донской: Я выскажу свою позицию, что на свободе он находится в связи с системными действиями судов в его делах, у него несколько дел, по которых он сейчас привлекается к уголовной ответственности, направленными на затягивание процесса, на создание условий, при которых к нему не будет применена мера пресечения не то что содержание под стражей, а, даже, домашний арест. И это не смотря на то количество рисков по конкретным делам, которые подтверждают, что он, находясь на свободе, продолжает преступную деятельность, нарушает обязанности, которые возложены на него судами.

Ирина Ромалийская: Что это за дело о нападениях на заправке?

Алексей Донской: Это события мая 2016 года, на автозаправке, находящейся возле аэропорта «Киев», в ночное время было совершено нападение группой лиц. В этом нападении мы обвиняем Крысина, его опознали как лицо, которое руководило этими действиями. Опознали сотрудники АЗС, но кроме того есть видеозапись, где видно, что он руководит группой лиц, находясь на этой автозаправке. Именно он произвел два выстрела с травматического оружия в уже лежащего человека. Эти действия, которые мы ему инкриминируем, они были совершенные в той момент, когда по нему была применена мера пресечения в виде личного обязательства по Веремею, и в тот момент, когда он уже был осужден судом за хранение взрывчатых веществ. Находясь на личном обязательстве и на испытательном сроке по приговору суда, которое вступило в законную силу, он подозревается в том, что совершил новое, тяжкое, насильственное преступление.

Крісин не просто на свободе, в деле по автозаправке вообще не действует никакая мера пресечения, даже ни домашний арест, ни обязательство, вообще ничего

Ирина Ромалийская: Выходит так, есть человек, который в Киеве живет, Юрий Крысин, который обвиняется в причастности к убийству журналиста во время протестных акций на Майдане, который осужден за хранение взрывчатки, который совершал организованные нападение на заправку, стрелял в человека, и при всем при этом он на свободе

Алексей Донской: Он не просто на свободе, в деле по автозаправке вообще не действует никакая мера пресечения, даже ни домашний арест, ни обязательство, вообще ничего. По делу, где он обвиняется в хулиганских действиях – повлекших тяжкие последствия по Веремию, действует личное обязательство. В деле по Веремию мы пытались изменить ему меру пресечения на содержание под стражей, и там у нас были основания более чем весомые. Это факт совершения иного преступления, за которое он осужден судом, и факт, на тот момент он подозревался, сейчас обвиняется, что он свершил, находясь на мене пресечения, нападение на автозаправке. Эти обстоятельства исключительны для того, чтобы суд поменял меру пресечения. Но суд нам в этом отказал, даже не рассмотрел по существу эти риски.

Ирина Ромалийская: Я знаю, что людей берут под стражу по делам гораздо менее тяжким, громким, и точно не тогда, когда это повторяются несколько правонарушений, по крайней мере подозреваются.

Алексей Донской: Для нас это было удивительно, точно так же как то, что дело по однопериодному преступлению с небольшим количеством свидетелей рассматривается уже скоро три года – по делу Веремия. Как дело одноепизодне может рассматривается в течении трех лет? Где эффективность судебной процедуры?

Ирина Ромалийская: Это все слушанье по сути? Какой это суд?

Алексей Донской: Да, это все по сути, это Шевченковский суд, все эти три года, один только судья – Линнык.

Ирина Ромалийская: А вы просили отвод судьи?

Алексей Донской: На первых этапах, потерпевший неоднократно заявлял отвод, к большому сожалению прокуратура этого отвода не поддерживала, другие прокуроры были тогда, но отвод не удовлетворяли. Основание для отвода есть, но если этот отвод будет удовлетворен, тогда все эти три года, которые рассматривались – все начнется с самого начала, весь процесс. Но объективная потребность в таком отводе существует.

Ирина Ромалийская: Но прокуратура не подавала?

Алексей Донской: Нет, мы будим эту позицию согласовывать , чтобы не нарушить баланс потерпевших, чтобы не сделать хуже. Мы подавали жалобу, два месяца назад у «Вищу раду правосуддя» на Линныка, в связи с системными правонарушениями законов в данном процессе, где указали все эти факты, однако, по неизвестным нам причинам, эту жалобу не рассматривают. Там предусмотрено, что 45 дней есть у них на подготовку.

Ирина Ромалийская: В деле, где автозаправочная станция, там какой суд?

Алексей Донской: Там Соломенский суд, и там примерно такая же ситуация наблюдается, судья Курова. Там так же была подана жалоба у «Вищу раду правосуддя», и также эта жалоба до сегодняшнего дня не рассмотрена. Мы сейчас говорим о беззаконном бездействии. Суд обязан, после направления обвинительного акта, в течении пяти дней провести подготовительное заседание, вместо этого судья назначает заседание через 21 день, зная о том, что через 23 заканчиваются строки. Потом не является потерпевший, и передает заявление, что он просит, чтобы рассматривали дело без него, но судья не проводит подготовительное заседание, и назначает его вне пределах срока действия меры пресечения. Почему мы тут говорим об ангажированности? В соответствии с уголовно-процессуальным законом, то если не появлялось ходатайство об изменении меры пресечения, она является автоматически продолженной. Однако судья должен прописать вот это: «вважається продоженим» в своем решении. Суья Курова не прописывает этого в своем решении. Судья в дальнейшем, когда говорит, что меры пресечения по нему нету, она применяет письмо Высшего специализированого суда, который фактически дискредитирует эту норму закона. В этом же письме прописано, что суд обязан до истечения срока рассмотреть вопрос относительно его продления. В этой части, она это письмо не исполняет.

Я ни в одном другом деле не видел настолько грубых нарушений уголовного процесса, как в делах связанных с Крысиным. 

Ирина Ромалийская: По вашему мнению, почему это происходит?

Алексей Донской: По моему мнению, это происходит потому, что у Крысина есть спонсоры, которые занимают высокие должности в нынешних органах государственной власти, именно эти спонсоры обеспечивают Крысину такие решения судов.

Ирина Ромалийская: А фамилия?

Алексей Донской: Я считаю, что правильным будет назвать фамилию этого человека, когда мы сможем сообщить ему об подозрении в преступлении. Этот бывший сотрудник правоохранительных органов, но сегодня он занимает высокую должность.

Ирина Ромалийская: Вы проверяли связь Крысина с Иванющенком, это бывший депутат от партии Регионов, больше известный как Юра Енакиевский. Вы ее обнаружили?

Алексей Донской: Ми ее обнаружили, мы действительно нашли доказательства этой связи. Более конкретно я б хотел поговорить об таких вещах, когда мы сможем сообщить о подозрении, и конкретно сообщить, в чем эта связь проявлялась.

Ирина Ромалийская: У вас есть со стороны высшего руководства Генеральной прокуратуры давление на вас, на следствие?

Алексей Донской: Нет, в этом деле нету, именно по делам связанным с Крысиним. В данных делах, там где Крысин фигурант, действия судебной власти имеют характер грубого нарушения всех процессуальных норм. Я ни в одном другом деле не видел настолько грубых нарушений уголовного процесса, как в делах связанных с Крысиным. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.