Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Культура — это способ снятия порчи, — Троицкий

20 вересня 2016 - 19:17
FacebookTwitterGoogle+
«В этом году мы взяли на себя миссию иронично проиграть апокалипсис», — говорит идеолог «Гогольfest»

О фестивале «Гогольfest», а также о творческих планах и новых проектах говорим с режиссером, драматургом и идеологом «Гогольfest» Владом Троицким.

Лариса Денисенко: С каждым годом фестиваль становится все масштабнее.

Влад Троицкий: Фестиваль задумывался как мультидисциплинарный для того, чтобы разомкнуть капсулированные сообщества людей, которые увлекаются театром, слушают академическую музыку или читают альтернативную литературу. Идея фестиваля заключалась в том, чтобы художники разных направлений встретились с публикой и в этой встречи увидели, что мир в своем разнообразии прекрасен. Это сработало. Синергия разных видов искусств породила живородящую струю и создала тренд формирования культурной жизни страны.

Каждый год мы выбираем тему, которая больше всего отзывается в сознании людей.

Татьяна Курманова: Вавилон сейчас актуален?

Влад Троицкий: С одной стороны, это архаичный миф и неудачный проект, но, с другой стороны, мы живем в момент зарождения дерзновения. Вавилонская башня — это мечта построить что-то удивительное, объединение народа вокруг этой идеи и разобщение в последствие. В нынешние время Евросоюз — это та же Вавилонская башня, великая мечта о единой Европе.

В Украине после Майдана все мы одухотворены построением нового и светлого будущего, но тут же мы перестаем друг другу верить. Можно ли избежать этого фатального предопределения? Тема фестиваля — арт-исследование этого самого трагического предопределения.

Если беспристрастно посмотреть на новости, оказывается, что 95% новостей транслируют идею «все пропало». Там Трамп идет, тут Путин. Правые, левые, эмигранты, глобальное потепление…

Когда человеку говорят, что завтра будет хуже, то человек, если у него нет стержня, остается с этим ужасом один на один. Человек капсулируется, закрывается и начинает погрязать в страх. Таким человеком очень просто манипулировать.

Задача журналистов — давать людям надежду. На самом деле, происходит много прекрасного. Выходишь на улицу — люди живут. Культура и искусство могут формировать новые оболочки смыслов. Творчество — это когда в человеке просыпается нечто божественное, он становится демиургом и создает нечто новое.

В этом году мы взяли на себя миссию иронично проиграть апокалипсис. Этот фестиваль я называю снятием порчи. Это чистая психология. В психологии для того, чтобы пройти посттравматический период, нужно проиграть самый ужасный конец, тогда тебя отпустит.

Татьяна Курманова: В этом году вы представляли цирк-оперу. Мне кажется, это что-то совершенно новое.

Влад Троицкий: Это полилингвистическая история. Можно ли объединится и вместе сказать что-то? Оказывается, договорится можно, если ты делаешь все в любви и для любви.

Однажды с Dakh Daughters мы выступали в Вене. После концерта осталось ¾ зала, а это около 600 человек. Они спрашивали, что такое Украина и что это за феномен — Dakh Daughters — 6 барышень, которые так смело говорят с миром о жизни и о любви. Нас назвали политическим кабаре. Политика в том виде, в котором она транслируется, это политика войны. Чувство войны, которое пронизывает Украину — это, безусловно больно, это, безусловно, страшно. Единственный способ разрешить этот конфликт — это прийти с открытым сердцем. Да, есть много проблем, но мы должны созидать. Ненависть неконструктивна.

Одна из зрительниц сказала, что мы говорим как сектанты. Некоторые люди стесняются слова «любовь». Это, как ни парадоксально, связано с девальвацией понятия смерти. Неуважение к смерти разрушает само ощущение жизни. Один немецкий дипломат мне говорил, что раньше люди умирали дома, в окружении близких и это было частью жизни. Сейчас люди умирают где-то и от этого все мы начинаем жить как бессмертные. Из-за этого люди откладывают важные вещи на потом, а это приводит к большому «никогда».

Лариса Денисенко: Как это понять и принять для себя?

Влад Троицкий: Для этого есть искусство. Основные темы искусства — это эрос и танатос, то есть любовь и смерть. Необходим безжалостный взгляд внутрь себя и на мир. Когда ты честно разговариваешь с людьми, тогда они видят эту искренность и их сердце тоже открывается.

Готов ли я тратить свою жизнь на какую-то чепуху? Есть ли мне что взять с собой? Когда ты стоишь пред вратами и тебя спрашивают: «Ну, батенька, и шо?», ты говоришь: «Да, вот у меня страна, денег нет, президент не тот». Тебе говорят: «Но это твоя жизнь — дар, который дарован лично тебе». Что ты ответишь по поводу самого себя? Это страшный и одновременно очень простой вопрос — на что ты тратишь свою жизнь?

Лариса Денисенко: А вдруг там нам тоже будет позволено лицемерить?

Влад Троицкий: Кого ты обманешь то? Это иллюзия. Так не бывает. Мир гармоничен в этом плане.

Татьяна Курманова: Вы ездили с этим проектом в Ивано-Франковск. Куда еще поедите?

Влад Троицкий: Нельзя навязать столичный проект, люди должны это присвоить. Это должна быть инициатива оттуда. Сейчас мы ведем переговоры с Одессой и Черкассами. По аналогии с европейским проектом «Культурная столица» у нас придумали очень толковый проект «Культурная столица Украины».

На «Гогольfest» продолжается удивительный проект академической музыки в бункере. Букмаркет — это эхо книжного Форума. Программа современной хореографии — очень хулиганский проект. Послезавтра приедет театр Горького из Берлина. Завтра состоится премьера цирк-кабаре с новой программой Dakh Daughters. Приходите и почувствуйте, как выглядит будущая Украина.

Татьяна Курманова: Ваши критики говорят о том, что фестиваль разрастается и одновременно дорожает.

Влад Троицкий: Пока я имел возможность, я дарил это городу и людям. В какой-то момент ресурс исчез. Те билеты, которые покупают люди, не покрывают даже 30% реального контента. Все стоит денег. Надо перестать быть инфантильными. Когда вы приходите в магазин, вы же не говорите: «Дайте мне еду потому что мне надо». Любой человек может найти эти 300 гривен. Спонсоры — это табак и алкоголь или политика. У меня нет этих спонсоров. Я в этом принципиален.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.