Слухати

Квартиру в зоне АТО можно купить за 2000 долларов, — журналистка радио «Вести»

05 січня 2017 - 06:45 1777
Facebook Twitter Google+
Журналистка радио «Вести» Вероника Гаврилюк провела расследование на тему того, как продать свою недвижимость на неподконтрольных территориях

veronyka_gavrylyuk.jpg

Вероника Гаврилюк // Фото с Фейсбук странички Вероники Гаврилюк
Вероника Гаврилюк
Фото с Фейсбук странички Вероники Гаврилюк

За сколько можно продать квартиру в неподконтрольных украинской власти Донецке и Луганске? Кто сейчас покупает жилье и по каким законам оформляются сделки? Журналистка Вероника Гаврилюк узнала подробности

Ирина Ромалийская: Вы провели расследование, как можно попытаться продать свою недвижимость на неподконтрольной территории. Вас саму результат удивил?

Вероника Гаврилюк: Нет, потому что я понимаю, что на неподконтрольной территории возникают дополнительные трудности. Удивило то, что есть люди, которые покупают там недвижимость и с подконтрольной территории переезжают туда жить. Правда риелторы говорят, что в основном так делают родственники. Все же больше тех, кто покидает неподконтрольные Украине территории.

Григорий Пырлик: Соответственно, предложений о продаже недвижимости на рынке больше, чем спроса на нее?

Вероника Гаврилюк: Естественно, потому что многие переселенцы понимают, что уже не вернутся и продают недвижимость. Я знаю людей, которые продали свою двухкомнатную квартиру в одном из спальных районов Донецка, там, где не велись боевые действия, за 15 тысяч долларов, хотя изначально просили 21 тысячу долларов.

Еще мне рассказывал риелтор, что в центре Донецка продается квартира за 40 тысяч долларов, которая когда-то стоила 120 тысяч долларов. И вот уже два года ее никто не смотрит. Это странно, потому что наблюдается тенденция, что в Донецк перебираются люди из периферии, потому что в больших городах жилье стало доступным, да и с работой полегче.

Ирина Ромалийская: Мне кажется, что люди, которые покупают недвижимость в этих городах, потенциально связывают себя с развитием так называемых «республик».

Вероника Гаврилюк: Не всегда. Я общалась с женщиной, которая бы хотела уехать. Но если она продаст жилье по той цене, которая есть там сейчас, то что она с этими деньгами будет делать в других регионах страны, где цены намного выше.

В центре Донецка продается квартира за 40 тысяч долларов, которая когда-то стоила 120 тысяч долларов

Ирина Ромалийская: Наверняка же есть те, кто думает, что Украина рано или поздно свои территории освободит, и сейчас можно купить жилье по дешевке, чтобы потом его выгодно продать.

Вероника Гаврилюк: Но это огромные риски. Потому что никто не знает, чем все закончится. Все ждали два года, ничего не дождались и теперь жилье продают.

Григорий Пырлик: Как происходит оформление сделок, ведь так называемые «республики» уже приняли свои законы?

Вероника Гаврилюк: Да, они пытаются сейчас это сделать. Сделка проводится по украинскому законодательству, и так должно быть, чтобы продавец стал законным продавцом, а покупатель- покупателем. Потом она уже оформляется по тем правилам игры, установленным «местной властью».

В Донецке пытаются открыть аналог нашего реестра имущественных прав для того, чтобы регулировать этот рынок.

В Луганске немножко по-другому. Я общалась с риелтором, который говорит, что там нужен двойной пакет документов — сделка по украинскому законодательству, потом сделка дублируется по местному законодательству. Например, в Луганске для прописки нужно получить паспорт «ЛНР». Получается, вам печать ставят в украинский паспорт на подконтрольной территории и в паспорт «ЛНР» на неподконтрольной.

Ирина Ромалийская: То есть человек должен сначала выехать на подконтрольную территорию?

Вероника Гаврилюк: Все зависит от того, как стороны договорятся. Есть люди, которые находятся в черных списках как с той, так и с другой стороны и не могут никуда выехать. Если покупатель не может въехать на ту территорию, то у него есть доверенное лицо, которое договаривается с ЖЭКами, собирает справки и т. д. Или же наоборот — покупатель свое доверенное лицо привозит на подконтрольную территорию.

Ирина Ромалийская: А дальше?

Вероника Гаврилюк: Все изменения в реестры вносятся здесь, доступ у нотариуса к базе есть. Мне рассказывали, что нотариус оформлял сделку на той территории, потом выезжал на подконтрольную территорию вносил изменения в реестры. То есть продавцу не нужно было никуда выезжать. Но нотариус берет за это дополнительную плату. Если он оформляет только на месте — это 5 тысяч гривен, если же выезжает, то 12 тысяч.

Григорий Пырлик: В своем расследовании вы отметили, что на неподконтрольных территориях остались украинские печати, и они используются для оформления сделок. Для каких документов эти печати нужны?

Вероника Гаврилюк: В пакете документов для нотариуса должна быть справка о составе семьи. Она выдается ЖЭКом по месту нахождения недвижимости. Выход из этой ситуации был найден, потому что у ЖЭКов остались украинские печати. Но юристы говорят, что такие сделки можно назвать нелегитимными, потому что сама печать еще ни о чем не говорит — то лицо, которое подписывает, тоже должно быть узаконено. А так как там не осталось украинских властей, то и тот, кто подписывает документы, не имеет права их подписывать.

Ирина Ромалийская: Вам известны цены на квартиры в Луганске?

Вероника Гаврилюк: Я видела объявление — продается двухкомнатная квартира в центре города за 22 тысячи долларов. И даже уместен торг.

Ирина Ромалийская: Какая же цена на квартиры в небольших городках?

Вероника Гаврилюк: К примеру, в Стаханове можно купить квартиру за 5 тысяч долларов. Цены в региональных городах просели намного больше, чем в областных центрах. Если мы говорим о Горловке, которая обстреливается, то там можно найти квартиру и за 2 тысячи долларов.

Григорий Пырлик: Есть ли те, кто хочет покупать недвижимость в таких городках, и кто это люди?

Вероника Гаврилюк: Такие люди есть, потому что если обстреляли Авдеевку, то им надо переехать и где-то жить. Поэтому они выбирают близлежащий более спокойный город.

Такая же ротация происходит и в Донецке, когда люди переезжают из районов, которые были под обстрелами в более спокойные и отдаленные кварталы.

Ирина Ромалийская: Вы изучили махинации, которые существуют на этом рынке?

Вероника Гаврилюк: Да, и этот момент меня очень интересовал. Например, можно заработать на переводе денег. Есть компании, которые берут процент от стоимости жилья. Например, мы договариваемся делать сделку в Донецке, я покупатель, вы — продавец. Деньги я вам приношу в Донецке на руки, продавец звонит своему человеку в Киев, потому что хочет эти деньги получить в Киеве. И эта контора вручает деньги, но берет за это 0,5%.

Ирина Ромалийская: Также я слышала, что вывезти наличку из неподконтрольных территорий довольно раскованное занятие.

Вероника Гаврилюк: И ввезти — точно также. Например, в прошлом году существовал лимит на вывоз денег — 10 тысяч гривен и 1,5 тысячи долларов. Поэтому люди вывозят деньги на себе, вплоть до того, что привязывают их скотчем к телу.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.