Слухати

Музей Сахарова отказал в помощи по вручению ордена премии Сахарова «За мужество», - Винс

09 лютого 2018 - 22:26 114
Facebook Twitter Google+
Основатель премии «За журналистику как поступок» Петр Винс рассказал о вручении премии в конце 2017 года и о том, почему расширилась ее география

В 2017 году премией Сахарова были награждены не только россияне, но и граждане Украины, Беларуси, Азербайджана, Кыргызской Республики и Армении. Помимо премии впервые вручались ордена Сахарова «За мужество».

 

Валентина Троян: В этом году премия Сахарова расширила свою географию. Почему вы разрослись?

Петр Винс: Я учредил премию в 2001 году. Многие годы был членом жюри, учредителем и за эти 17 лет ни копейки грантов не было. У меня нет ни посторонних денег, ни грантов. Из того, что я зарабатываю, — часть семье, часть идет на премию.

И я этой премией не занимался, как-то стоял в стороне — занимались другие люди. Но в конечном итоге они довели премию до того, что количество работ с нескольких сотен снизилось до нескольких десятков. Я в позапрошлом году решил премию не выдавать, потому что количество работ было 20+ и качество очень слабое. Я начал спрашивать, почему так происходит. Они мне сказали тогда в России, что журналистики свободной нет, что интереса к нашей премии нет. И я им тогда сказал, что в этом году присуждать премию не буду. 

Я оскорбил всех, включая председателя жюри Алексея Симонова, и в знак протеста половина жюри ушло. И я остался у разбитого корыта с несколькими молодыми членами жюри, бывшими лауреатами премии. И мне пришлось возродить премию.

Я всю жизнь играю в шахматы и всегда пытаюсь рассчитывать на несколько шагов вперед. И вначале нужно было набрать очень хорошее жюри. Мы это сделали в течение трех месяцев – это нелегкое дело. У нас председатель жюри Гарри Каспаров, в жюри — лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года Светлана Алексиевич, всемирно известный политолог Лиля Шевцова, один из столпов русской диссидентской правозащитной литературы Владимир Войнович. И таких имен у нас очень много.

Читайте также: Хто з українців отримав нагороду премії ім. Андрія Сахарова — орден «За мужність»?

Мы взяли очень хорошее жюри и потом начали проводить конкурс. В этом году у нас было 870 авторов. Кто-то прислал три работы, кто-то – пять, многие прислали книги, рукописи. Очень большой интерес был.

Валентина Троян: Есть премия и орден, который вы вручали впервые.

Петр Винс: Да. Орден Сахарова «За мужество» мы вручали первый раз. Каждый год в постсоветском пространстве (или в «странах бывшего советского концлагеря», как я называю) очень большое количество журналистов, которые заслуживают внимания, поддержки, помощи. А у нас один лауреат и четыре номинанта премии. И мы решили сделать такой орден. Я несколько месяцев мучился, пока мне не пришла эта идея по дизайну: сделать портрет Андрея Сахарова на серебряной монете, а с двух сторон у нас половина лаврового венка и половина тернового. Это символично для журналистов: журналистика у нас, с одной стороны, — почетно, с другой стороны, — это страдания. 

Валентина Троян: Заявлялось, что во время вручения ордена «За мужество» будет скайп-связь с Москвой. Я была на вручении и, насколько поняла, не сложилось со связью. Почему? И в каких условиях проходило вручение ордена в Москве?

Петр Винс: В Москве все проходило очень торжественно, я снял в последний момент зал в гостинице Марриотт-Гранд на Тверской — в самом центре. Получилось, что нам было очень трудно все организовать, потому что многие демократические организации отказали нам в этом.

Валентина Троян: Почему?

Петр Винс: Например, музей Сахарова. Один из бывших директоров музея Юрий Самодуров был одним из тех людей, которые помогали мне сформировать эту премию. Он был членом жюри, мы дружили десятки лет. Он ушел – и все изменилось, Понимаете, когда люди вам начинают говорить: вы знаете, вы сделали премию очень политической…

Валентина Троян: А в чем политизированность?

Петр Винс: А я даже не знаю. Они мне говорят: Гарри Каспаров не журналист, а политик. А я говорю: он журналист больше вас, потому что он пишет в десятки раз больше вас, дает интервью. А он больше шахматист, чем политик. А если, например, шахматист решил заняться политикой? Или актер Рональд Рейган решил заняться политикой? Что в этом плохого? Понимаете, когда говорят: «Нам не нравятся эти награжденные, а почему вы наградили «Эхо Москвы»? Они чересчур кремлевские».

Валентина Троян: А у кого такие вопросы?

Петр Винс: Я не хочу называть имена. Просто многие очень независимые организации в России получили статус «иностранных агентов» и сейчас западной поддержки грантов, которая была, нет. И многим начали предлагать деньги кремлевские, московские.

Валентина Троян: Все-таки вручение ордена состоялось, без происшествий прошло?

Петр Винс: Пару провокаторов пришли, развернули какие-то лозунги. У них были плакаты с надписью «Все награжденные – враги страны» или родины, или еще что-то. Но награждение прошло очень хорошо. К сожалению, многие члены жюри не могли прибыть. Было немножко моментов, когда награжденные или члены семьи отказались. Например, Мирослава Гонгадзе хотела приехать, мы уже договаривались, когда она прилетит. Потом в последний момент она сказала, что, подумав, решила отказаться от награды в связи с тем, что сейчас идет война с Россией.
Многие мне говорят даже в Фейсбуке: «Зачем вы лезете к нам в Украину? У вас свои проблемы». Говорю: «Я учредитель, гражданин и патриот Украины». Мне в свое время даже Ющенко дал орден «За мужество» первой степени за мою деятельность в Хельсинской группе, и я дважды был заключенный за это. Когда мне говорят, что я не патриот, потому что говорю на русском языке и еще что-то, я говорю: «Конечно, президент Порошенко намного более  патриот, чем я, и любит страну больше. Но у меня сейчас нет фабрик в России. У меня весь бизнес забрали, а я в федеральном розыске».

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.