Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Мы обнимаем память и с этой памятью идем вперед, — Ирина Михнюк

03 січня 2016 - 16:47 233
Facebook Twitter Google+
Ирина Михнюк, глава правления благотворительной организации «Крылья 8 сотни» о помощи бойцам, семьям ветеранов, погибших и пропавших без вести

«Мы обнимаем память и с этой памятью идем вперед», — говорит Ирина Михнюк, вдова, глава правления благотворительной организации «Крылья 8 сотни», которая занимается помощью бойцам, семьям ветеранов, погибших и пропавших без вести.

Ирина Михнюк называет мам и жен погибших «затаенной силой». По ее словам, ветераны не должны делиться на отдельные полки и должны объединяться, чтобы действовать сообща: «Вы все воевали».

Организация «Крылья 8 сотни» также учит жен ждать. «Если во время войны в Афганистане мы часто не знали, что ребята в Афганистане, то здесь мы знали, куда они идут. Я понимала, что девочкам нужно помочь вернуться в эту жизнь — как и ребятам. Нет возврата в ту точку, из которой вы вышли. Женщина и дети тоже должны вернуться с войны».

Татьяна Трощинская: Расскажите, почему такое название у вашей организации?

Ирина Михнюк: Мой муж был зампредседателя украинского Союза ветеранов Афганистана и 25 лет занимался общественной деятельностью. Он был на Майдане командиром «8 афганской сотни». К сожалению, он уже погиб, но память о нем осталась.

Татьяна Трощинская: Ваш муж был легендарным человеком. «Герой Украины». Каких усилий вам составило получить это звание?

Ирина Михнюк: Многие его знали не только в Украине, но и за рубежом. Он был классным человеком и хорошим коммуникатором. Я поражалась, как Олег старался всем помочь, тащить эту ношу. У меня немного не получается — я сильная женщина, но у меня дети. Многим вещам я научилась. Нужно было себя как-то восстанавливать, и эта организация мне помогла, дала мне сил.

Первая степень «За мужество» ему была вручена посмертно, но она была подписана раньше за Майдан.

Татьяна Трощинская: Организация уже известна по всей Украине. Сколько времени прошло с момента основания?

Ирина Михнюк: Да, мы есть в 14 областях, мы пытаемся коммуницировать со всеми областями. 7 декабря — нам год. Хочу обратить внимание на тот факт, что мы обнимаем память и с этой памятью идем вперед. У нас есть та сила, которой нет ни у кого.

Ирина Славинская: Год существования — это и мало или много? Какие результаты работы организации?

Ирина Михнюк: В июле мы сделали небольшой тур с ансамблем Вооруженных сил Украины. Объездили несколько областей, несколько военных частей. Это и поднятие боевого духа военных, и обмен контактами. Важно, чтобы они поняли — нужно объединится в одно целое.

Ирина Славинская: Зачем объединяться?

Ирина Михнюк: Ведь все воевали, нет отдельно «Айдара» и других. Мы единая страна.

Татьяна Трощинская: Каково лично ваше влияние, как вы считаете?

Ирина Михнюк: Получила ли я ветерана боевых действий? Нет, мне это не надо. Если собрать все документы, то могу. Но есть ребята, которые именно воевали. Они заслуживают на это намного больше. Основная цель — достучаться до военных.

Татьяна Трощинская: Насколько известно, у первых добровольцев были проблемы с документами. Они действительно столкнулись с этим?

Ирина Михнюк: Да, у первых — были. Но сейчас алгоритм получения статуса уже есть. Министерство обороны от нас потерпело, но активно отвечало на все наши запросы, за что ему отдельная благодарность.

Ирина Славинская: Давайте поговорим об отношениях с Минобороны: с вашей стороны как это работает?

Ирина Михнюк: Не буду затрагивать вопрос о пропавших без вести. Он не решается. Может, не налажена коммуникация с той стороной. Не берусь за то, что не могу решить. Но в министерстве нам не отказывают, и это уже позитивный сдвиг, я считаю.

Татьяна Трощинская: Вы учите жен ждать, вы говорили. Расскажите об этом. Что вы советуете?

Ирина Михнюк: Это не Афганистан. Здесь мы изначально знаем, куда ребята едут. Мы более-менее можем наблюдать за процессом. Когда ребята возвращаются с ампутацией, я понимала, что надо научить их девочек жить. Помогают ветераны Афгана.

Бывает, что женщины в тылу привыкают жить без мужчины. И возникает вопрос: как научить ее жить с мужчиной, который вернулся. Другие жены превращаются в мам. Тут нужна работа психолога. Дети тоже нуждаются в помощи.

Еще одной важной проблемой, с которой мы сталкиваемся — это запрет на использование мобильных телефонов. Для первой линии понятно. Но нам важно поддерживать связь с родными! Возможно, нужно пересмотреть подход к этому вопросу. Мы не плачем: жены, они просто выполняют свою работу.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.