Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Мы использовали курганы эпохи бронзы для укрытий, — археолог-участник АТО

08 червня 2016 - 22:11 797
Facebook Twitter Google+
Археологи Института Археологии НАНУ ездили на подконтрольную территорию Донбасса с миссией мониторинга состояния памятников археологии

Сергей Телиженко, научный сотрудник отдела археологии Крыма Института археологии Национальной академии наук Украины и Денис Гречко, старший научный сотрудник того же института, участник АТО рассказывают о своей археологической миссии на Донбассе

Валентина Троян: Где вы побывали со своей миссией?

Сергей Телиженко: Нами были частично осмотрены территории Попаснянского Новоайдарского и Станично-Луганского районов, включая Станицу Луганскую, Лисичанск и т. д. Всего мы осмотрели 30 археологических объектов — стоянки, поселения, курганы. Из них 15 имели следы повреждений, из которых 9 повреждены в результате прошедших недавно боевых действий.

Полноценный отчет о нашей поездке мы сделаем ближе к осени. Пока лишь мы сделали предварительный отчет.

Валентина Троян: Денис, о чем был ваш отчет?

Денис Гречко: Мой отчет — инсайдерская информация с точки зрения офицера ВСУ. О том, как мы использовали древние курганы в целях сохранения жизни личному составу. Мы знали, конечно, что эти объекты являются частью нашего культурного достояния, но, когда вопрос стал о жизни и смерти людей, мы за ними укрывались.

Сергей Стуканов: Сколько курганов таким образом было использовано?

Денис Гречко: 5 курганов для оборудования 4-х позиций, но использованы были лишь тыльные части кургана, и то, с самого края, и ни одно древнее захоронение не было разрушено.

Сергей Стуканов: Это курганы каких времен и культур?

Денис Гречко: В Мариуполе, вдоль реки Кальмиус протянулись цепочки курганов. Эти насыпи были сооружены в эпоху бронзы. Древние поселения мы ни одно не задели.

В секторе «А» древние поселения, к сожалению, подвергаются разрушению в следствие активных военных действий.

Валентина Троян: Какие поселения пострадали?

Сергей Телиженко: Они пострадали не существенно, конечно, на них попадали снаряды, некоторые из которых не разорвались, возможно. Проблема в том, что дальнейшее проведение исследований будет небезопасно.

Мы не имеем доступа спустится ближе к речке Северский Донец, так как там проходит линия разграничения, там зона растяжек и заминированных полей. А там огромное количество поселений, которые, как я полагаю, находятся в заминированном состоянии.

Сергей Стуканов: Они тоже относятся к эпохе бронзы?

Сергей Телиженко: Нет, там поселения от Мезолита и до Средневековья.

Сергей Стуканов: По этим курганам велся прицельный огонь, в связи с тем, что это были оборонительные укрепления?

Денис Гречко: Те, курганы, которые мы использовали для укрытий, не пострадали в результате прямых попаданий. Все разрывы, в основном, были вокруг.

Сергей Стуканов: Каким угрозам подвергаются археологические памятки на тех территориях, кроме обстрелов?

Денис Гречко: Данные памятники архитектуры продолжают распахиваться, используется в строительных работах, в частности, при сооружении линии обороны.

Сергей Телиженко: На территории Луганской области активизировались черные копатели, которых стало немереное количество, потому что их никто не контролирует. Местные даже принимают их за военных.

Валентина Троян: На что зарятся в первую очередь?

Сергей Телиженко: На поселения эпохи бронзы, римского времени и т. д.

Валентина Троян: Для чего был создан этот мониторинговый отчет?

Сергей Телиженко: Мы столкнулись с тем, что поселения, стоянки, курганы, которые в свое время паспортизировались (на них составлялся документ с краткой информацией), должны были ставится на учет местными органами власти, а те, в свою очередь, должны были дальше передавать эту информацию в Киев. Но когда мы обратились к материалам, которые фигурировали на сайте Министерства культуры, то по Луганской области нашли лишь памятники воинам Второй мировой войны и пару-тройку курганов. Вопрос: куда делись поселения и остальные курганы? Наше государство не знает, что в данный момент находится на территории Луганской области. Мы хотим поднять вопрос о том, что нужна полная инвентаризация.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.