Слухати

Минобороны прячет медицинский мобильный госпиталь, переданный США—журналист

14 травня 2016 - 22:30 304
Facebook Twitter Google+
Мобильный госпиталь EMEDS, который США передали украинской армии на полтора года со всем оборудованием и расходным материалом для спасения раненных, простаивает в тылу и не используется по назначению

Александр Курбатов, журналист «Слідство.інфо» выдал в эфир свое расследование о судьбе мобильного госпиталя EMEDS, который был передан правительством США украинской армии в сентябре 2015 года.

kurbatov.jpg

Александр Курбатов // Фото с Facebook страницы Александра Курбатова
Александр Курбатов
Фото с Facebook страницы Александра Курбатова

Алена Бадюк: В чем уникальность этого госпиталя и почему вы решили заняться этой темой?

Александр Курбатов: Госпиталь уникален тем, что это абсолютное воплощение всех медицинских ноу-хау. Это высокотехнологический мобильный медицинский комплекс, который может развернуться в поле за 24 часа, и может 10 дней существовать автономно: у него свои водогенераторы, своя генерация кислорода для вентиляции легких.

Его также можно разместить в больнице, не разворачивая всех палаток, и тем самым усилить какой-то госпиталь, и благодаря этому спасать жизни бойцов.

Но этот комплекс, вместо того, чтобы служить мобильной помощью раненным, находился непонятно где. По официальной версии Минобороны, он находился в Славянске, и там кто-то лечился, но мы спрашивали у людей, которые возят раненых с мест боевых действий, и никто ни разу его не видел.

Когда привезли из США этот госпиталь, то его развернули в Житомире на полигоне, собрали большое количество военных врачей, которые туда приехали и начали обучаться, и, кстати, произвели на американцев огромное впечатление своей квалификацией и готовностью учиться. Этот госпиталь должен был оказывать помощь не только военным, но и гражданским, которые пострадали в зоне АТО.

Казалось бы, все прекрасно и наши военные говорили, что госпиталь будет в зоне боевых действий уже через месяц. Но он туда так и не попал. Всех врачей вернули на свое место службы. А к тем, кто начали возмущаться, были применены санкции. То есть на полигоне в Житомире была просто показуха.

По официальной легенде Минобороны в Славянске в этом госпитале были проведены 500 операций. Мы просили показать этих пациентов, врачей, делали запросы, но ответа нет. Генштаб также присоединялся к нашим просьбам показать госпиталь.

После нам сказали, что он переехал. Я узнал о новом месте дислокации — это Константиновка, приехал туда, увидел его месторасположение, вот только рядом с палатками никого не увидел

Татьяна Курманова: Американцы ведь дали также медоборудование и медикаменты.

Александр Курбатов: Более того, они дали огромное количество расходных материалов, из расчета того, что будет высокий поток людей, включая гражданских. Ведь госпиталь должен был работать как огромный сортировочный пункт для раненных, который должен был моментально оценить степень повреждения, и, если необходима безотлагательная помощь, — оказать ее немедленно

 Мобильный медицинский госпиталь должен был работать как огромный сортировочный пункт для раненных, который должен был моментально оценить степень повреждения, и, если необходима безотлагательная помощь, — оказать ее немедленно.

И насколько я знаю, по мере израсходования всех этих материалов и медикаментов, американцы поставляли бы новые.

Алена Бадюк: Госпиталь в Константиновке работает?

Александр Курбатов: Я пытался попасть внутрь, но меня не пустили, ссылаясь на отсутствие приказа командующего.

Сложно оценить, работает он или нет. Палатки стоят, но никаких признаков жизнедеятельности я не заметил, да и как он может работать, если туда никого не везут?

Татьяна Курманова: Есть недоумение от того, что раненных везут за 200 км по убитым дорогам в больницы, а современнейший мобильный госпиталь стоит в тылу. Почему так стало возможно?

Александр Курбатов: Специфика действий нашей армии осталась с советских времен, когда круглое носят, а квадратное катают. Их логика  — пусть лучше сгниет на складе, чем сгорит при попадании ракеты. Потому что, когда мы задавали вопрос, почему его нет на передовой, ответ из пресс-службы десантных войск был шокирующим: чтобы в него не попал снаряд.

Логика Минобороны — пусть лучше сгниет на складе, чем сгорит при попадании ракеты.

Алена Бадюк: Мы пытались связаться с Русланом Линником, начальником пресс-службы ВДВ, и он нам ответил, что по телефону комментариев не дает, порекомендовал писать запросы.

Будете ли вы проводить дальнейшую работу в этом направлении?

Александр Курбатов: Да, после нашего материала к нам обратились народные депутаты, которые буду писать запрос, дабы им показали этот госпиталь, и дали ответы на все возникшие вопросы.

 

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.