Слухати

На Юге Украины больше скрытых латентных настроений чем на Донбассе, — аналитик

18 липня 2017 - 20:54
FacebookTwitterGoogle+
Как изменилось мнение украинцев о неподконтрольных территориях Донбасса?

В студии Громадського радио Мария Золкина, аналитик Фонда «Демократические инициативы». Говорим об опросе, который подготовил Фонд «Демократические инициативы», он касается общественного мнения о неподконтрольных территориях Донбасса.

Анастасия Багалика: Что изменилось в этом общественном мнении украинцев о неподконтрольных территориях?

Мария Золкина: По ключевым позициям, я бы сказала, что к концу 2016 года можно було говорить, что уже установилось достаточно стабильное восприятие ситуации конфликта. Этому способствовало, наверное, установление более-менее равномерной ситуации как на фронте реальном, так и на фронте дипломатическом, когда нет перемен, и, соответственно, это создает возможность для того, чтобы население более трезво оценило, как оно относится. Один из самых главных стабильных показателей – это ориентация на компромиссы как наиболее приемлемый вариант поиска выхода из этого конфликта, причем подавляющее большинство, это сегодня в порядке 70% населения. Важно, что с этих 70% большая часть от всего населения, 50%, делают ставку на избирательные компромиссы, то есть они считают, что нельзя соглашаться на мир за любую цену, и это дает поле для маневров тем, кто ведет переговоры от имени Украины. Мира любой ценой – не нужно как в 2015, так в 2016 и уже в 2017 году. Тоже достаточно стабильный показатель, на мой взгляд, это то, что при общей ориентации на компромиссы, население не готово к тому, чтобы отрезать эти территории. Готовности строить ни в буквальном, ни в ментальном смысле стену на сегодняшний день нет. Когда доходит до оценки того, какой должна быть государственная политика Украины относительно неподконтрольных территорий, то общественное мнение разделяется между разными вариантами, но основная часть подчеркивает, что мы должны пытаться сохранить гуманитарные и социальные связи, есть разные вариации того, насколько интенсивными должны быть экономические связи, например, 22% говорят, что нужно поддерживать режим полной экономической блокады, но при этом сохранять гуманитарные и социальные связи. 20% говорят, что нужно торговать критически необходимыми товарами с неподконтрольными территориями, и поддерживать гуманитарные и социальные связи. 15% выступает за возможные сохранения разного рода связей с неподконтрольными территориями. А вот тех, кто выступает за самые жесткие, радикальный вариант изоляции на всех фронтах и по всех направлениях, включая и людские контакты, и экономику, политические и административные связи – их в порядке 22%. Получается, что существует готовность сохранять на горизонтальном уровне связи для того, чтобы не было пропасти между теми, кто остался на неподконтрольной территории и на нашей. В одном их наших предыдущих исследований мы зафиксировали отсутствие агрессии к жителям на неподконтрольных территориях, большая часть жителей условно «большой» Украины говорили о том, что люди, оставшиеся в «ЛНР» и «ДНР» – это заложники обстоятельств действий вооруженных формирований, либо провальных действий украинской власти в плане возвращения этих территорий. Появились новые маркеры, например, отношение к признанию этих территорий оккупированными, сейчас 55% выступают за то, чтобы законодательно признать эти территории под контролем «ЛДНР» как временно оккупированные. У Восточных областей Украины – половина населения выступает за такую инициативу. Регионом, где населения преимущественно против – это Юг Украины.

Анастасия Багалика: Как отличается мнение граждан Украины в зависимости от того где оны проживают в других вопросах?

Мария Золкина: Чем ближе мы к линии фронта, тем выше готовность к любым компромиссам. На Востоке Украины те, кто готов к миру любой ценой — они все равно в меньшинстве. Есть отличия по вопросу той же блокады, которая с марта месяца приобрела статус государственной политики, здесь есть различия, опять-таки: чем ближе к линии фронта. 64% жителей западных областей считают, что нужно поддерживать существующий ныне режим, введенный решением РНБО, немного ниже поддержка этого решения в центре – 47%, и 38%, еще меше сторонников блокады этого режима на Востоке, а самое меньшое, опять-таки, на Юге Украины – 30%. По политически чувствительным вопросам: отношение к блокаде, отношение к компромиссам, отношение к идее законодательного статуса этих территорий как оккупированных, здесь мне более интересен даже не большой Восток, который включает часть Донбасса и другие восточные области, мне, например, более интересен Юг Украины, который в наименьшей готовности поддержать какие-то нелояльные требования, идеи к «ЛДНР», России. Если добавить к той картине отношение жителей южных регионов Украины к внешнеполитическим маркерам, например, к НАТО, к внеблоковому статусу, к Европейскому Союзу, мы опять столкнемся с тем, что в этом регионе наибольшее количество сторонников внеблокового статуса, основная часть сторонников того, чтобы Украина возвращалась к «нормальной» повестке дня в отношениях с Россией, и наименьшее количество сторонников интеграции в Европейский Союз, то есть если сложить все в большой пазл, включая вот это исследование, то для меня, например, сейчас более проблемным, с точки зрения каких-то латентных, скрытых настроений, является не прифронтовая часть Донбасса, а гораздо более спокойный, как нам кажется, Юг Украины, о котором мы, фактически, забыли после того, как отстояли его в 2014 году. И это тоже один из таких моих личных выводов, что нужно работать не только с теми, кто совсем уж близко к линии фронта.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.