Слухати

Нацполиция перейдет на скандинавскую модель работы на мирных собраниях: лозунг или перспектива?

17 грудня 2017 - 20:42
Facebook Twitter Google+
Правозащитник рассказывает, почему существующая модель должна остаться в прошлом

chumak.jpg

Богдан Чумак // Фото: Громадське радіо
Богдан Чумак
Фото: Громадське радіо

Гость эфира — правозащитник Богдан Чумак.

Наталья Соколенко: Работает ли по-новому полиция на акциях протеста?

Богдан Чумак: Какая модель была во время Майдана? Это была милиция, участковые, Внутренние войска и спецподразделение «Беркут». Мы помним, что эскалация насилия со стороны правоохранителей привела в итоге к массовым беспорядкам и к тому, что не только в Киеве, но и по регионам Украины началось восстание, потому что насилие было не только в Киеве. Мы прекрасно помним черкасский пример, Одессу, Днепр, Запорожье.

Какая связка существует на сегодняшний день? Это полиция (а именно патрульные), участковые, спецподразделения полиции, вместо Внутренних войск Национальная гвардия. По большому счету, мы имеем ту же самую связку только с другими названиями.

Наталья Соколенко: А как должно было бы быть?

Богдан Чумак: Порядок на мирных собраниях должна обеспечивать исключительно полиция. Это должны быть патрульные. В крайнем случае к ним должны были добавляться подразделения полиции. Если мы говорим о Национальной гвардии, то существует конфликт со статьей 17 Конституции Украины, которая говорит, что правопорядок не могут обеспечивать военные подразделения. Это не их функция. По сути мы имеем переименованные Внутренние войска.

Наталья Соколенко: Чем это плохо, что Национальная гвардия как военизированная структура принимает участие в охране порядка на мирных акциях протеста?

Богдан Чумак: Для военных неприродны такие действия. Они не знают, как действовать в кризисных ситуациях. У них профессии пулеметчиков, гранатометчиков, снайперов.

Должно быть понимание, что мирное собрание — это право граждан. Оно не может быть ограничено, даже если этого хочет власть, этого требует начальство. Учитывая то, что Национальная гвардия действует по приказу, для них наивысшая форма — приказ, который в армии не обсуждается. Если они получают приказ от командира, законный или незаконный, они будут действовать.

В мире существует четыре модели действий полиции на мирных собраниях:

  1. Политика эскалации насилия, которую мы видели на Майдане.
  2. Политика диалогового менеджмента.
  3. Есть еще так называемая модель Майями. Она предусматривает минимальный диалог с участниками мирных собраний, но полный контроль со стороны полиции возможных действий. Это целая стратегия.
  4. Существует политика стратегического ограничения, когда мирное собрание максимально ограничивается в территории и в своих действиях.

Для нас подходит самая сложная — модель диалога. Она действует в европейских странах. Самый яркий пример — Швеция. Нам полиция говорит о том, что во Львове на совещании было принято решение внедрять скандинавскую модель. Модель диалога — это только часть скандинавской модели. Скандинавская модель предусматривает тот момент, что патрульным полиции, которая обеспечивает порядок, не разрешено одевать каски, они должны быть в фуражках, чтобы не накалять градус. Скандинавская модель не предусматривает участия парамилитарных органов в обеспечении правопорядка.

У нас это сейчас звучит, как хороший лозунг. Идентификации до сих пор нет. В парламенте есть два зарегистрированных законопроекта — 5700 про идентификацию полиции и 5701 про идентификацию служащих Нацгвардии. Уже полтора года мы ждем, что они будут вынесены и проголосованы.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле. 

 

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.