Слухати

Наконец-то Минобразования начало уделять больше внимания перемещенным вузам, — проректоры ДонГТУ

17 лютого 2017 - 21:17 332
Facebook Twitter Google+
Как перемещенные вузы справляются с новыми вызовами, что помогает, а что мешает налаживать работу?

Об этом говорим с первым проректором Донбасского государственного технического университета (перемещен из Алчевска в Лисичанск — прим. ред.) Сергеем Семирягиным, и проректором по учебной работе Эдуардом Фесенко.

Андрей Куликов: Я знаю, что вы пришли с хорошими новостями, поделитесь ими.

Сергей Семирягин: Сегодня было очень конструктивное заседание координационного центра и совет директоров перемещенных вузов. Также было серьезное представительство со стороны Министерства образования и науки, присутствовали даже лично министр Лилия Гриневич и посол Великобритании.

Все перемещенные вузы представили социальные проекты на программу British Council, и в скором времени должны быть подведены итоги, поэтому мы с нетерпением ждем результатов, ведь там есть и наши два или три проекта.

Эдуард Фесенко: Мы сегодня увидели положительную динамику в возможности решить те проблемы, которые стоят именно перед перемещенными вузами. Нельзя сказать, что решены были все проблемы, но уж точно наметились пути их решения и какие-то перспективы.

Мы сегодня увидели положительную динамику в возможности решить те проблемы, которые стоят именно перед перемещенными вузами

Андрей Куликов: Назовите, пожалуйста, одну проблему, пути решения которой сегодня наметились, и одну, где вы еще не подошли к решению?

Эдуард Фесенко: В конце 2016-года президентом был подписан закон, который немного облегчает жизнь и работу перемещенным вузам. Там были прописаны некоторые моменты, которые ставят нас несколько в другие условия по сравнению с неперемещенными вузами. К сожалению, в полной мере пока этот закон не работает, но сегодня прозвучали конкретные сроки, когда он начнет функционировать в полном объеме.

Что касается вопроса, где мы не подошли к решению, то я затрудняюсь назвать проблемы, к которым мы не нашли действенных подходов на этом совещании.

Татьяна Косянчук: Прошло уже два с лишним года с момента перемещения вузов на подконтрольную Украине территорию. Но позитивная динамика наметилась только сейчас. Почему не раньше?

Эдуард Фесенко: У нас есть такая инерционность общества — мы не всегда сразу включаемся в решение тех проблем, которые возникают. Поэтому не сразу сориентировались и мы, и Министерство, и правительство, чтобы более динамично решать проблемы вузов, которые вынуждены были покинуть свое традиционное место расположение.

Андрей Куликов: Донбасский государственный технический университет из Алчевска переехал в Лисичанск. К чему вы еще не можете привыкнуть? Что для вас до сих пор в Лисичанске не ваше?

Эдуард Фесенко: Многие вузы переехали все-таки на какую-никакую, но свою базу. Нашей базы в Лисичанске не было, поэтому мы начали возрождение вуза практически с нуля, и вынуждены сейчас арендовать те площади, которые занимаем. Но мы работаем над тем, чтобы найти свое помещение.

Сергей Семирягин: Даже по научным направлениям нам тяжело с этим регионом работать, хоть это и одна область. Потому что здесь превалируют сферы производства нефти, химии и сельского хозяйства, а мы приехали с горно-металлургическим уклоном. Поэтому отсутствие этого производства, а также профильного энергетического направления горно-металлургического комплекса для нас является проблематичным.

Многие вузы переехали все-таки на какую-никакую, но свою базу. Нашей базы в Лисичанске не было, поэтому мы начали возрождение вуза практически с нуля

Татьяна Косянчук: Удалось ли вам наладить контакты с какими-то другими учебными заведениями?

Сергей Семирягин: И не только с учебными заведениями. Эта ситуация сплотила нас, отраслевиков, — мы начали активно взаимодействовать с научными заведениями. У нас на сегодняшний день подписано два договора о создании совместного научного комплекса. Речь идет о Физико-технологическом институте металлов и сплавов и днепровском Институте горной технологии. Мы договорились, что используем их научные потенциалы, а они используют наш учебный потенциал, особенно в плане подготовки в аспирантуру и магистратуру.

Татьяна Косянчук: Поддерживаете ли вы какие-то связи с теми коллегами, которые остались в университете на неподконтрольной территории?

Эдуард Фесенко: Связи мы, конечно, поддерживаем, но, к сожалению, коллектив, который когда-то был единым, разделился. Мы надеемся, что в ближайшее время вернемся на свои площади и на свою базу. Понятно, что не все люди поддерживают эти странные образования, многие ждут возвращения нашего вуза назад.

Андрей Куликов: Насколько возможно научное сотрудничество между теми, кто остался на той территории и теми, кто работает сейчас на подконтрольной украинскому правительству территории?

Сергей Семирягин: Научное сотрудничество абсолютно возможно. Проигрыш нынешней власти в том, что она не объясняет на той территории, что за убеждения не судят, судят за преступления. А там убеждают людей в обратном, говорят, что все здесь будут наказаны, если не верят во что-то, во что верит большинство. Наука — одно из направлений, которое дает забыться. Поэтому мы с коллегами коммуницируем, выпускаем совместные публикации. Мы не отрываем от себя сотрудников, и стараемся убедить их при любой коммуникации, что они такие же наши сотрудники, и у нас нет к ним никакого негативного отношения.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.