Слухати

Нам за три года не о чем отчитаться перед Небесной сотней, — майдановец-боец АТО

21 листопада 2016 - 21:37 82
Facebook Twitter Google+
В годовщину начала Евромайдана у нас в студии майдановец, боец батальона «Донбасс» Евгений Шевченко, который делится своими впечатлениями о результатах Революции Достоинства

Дмитрий Тузов: Что для вас значит этот день — день начала Революции Достоинства?

Евгений Шевченко: С одной стороны — это день печали, боли и стыда перед теми, кто погиб. К сожалению, перед ними за три года отчитаться не о чем.

С другой стороны — это день надежды и веры в лучшее, в то, что мы пройдем свой путь и доведем начатое до конца.

Дмитрий Тузов: Почему не о чем отчитаться? Ведь страна выстояла, мы остановили агрессора.

Евгений Шевченко: Я говорю именно о Майдане, а не войне. Цели Майдана не достигнуты: коррупция как была, так и есть, у нас также судят продажные судьи, продолжается раздача должностей по квотам, а не по умениям. Особенно удручает тот факт, что нам не хватило три года, чтобы найти убийц Небесной сотни.

Мы должны продавливать мирными акциями протеста те законопроекты, которые требует общество, давать понимание власти, что мы рядом, держать политиков в напряжении

Наталья Соколенко: Может, просто невозможно было за три года реализовать все, о чем мечталось на Майдане? Или возможно?

Евгений Шевченко: Я думаю, что невозможно, конечно. Мы не очнемся в сказке за три года, потому что люди, которые придут после Януковича, мало чем отличаются, я их всех видел на курортах, они все вместе сидели за одним столом и гуляли, независимо от политических флагов, под которыми они выступали в Верховной Раде.

И если посмотреть на опыт становления стран таких как Сингапур, Южная Корея или Грузия, то они также не восстали из пепла за 1-2 года. Это длительный процесс.

Но, если взять Грузию, команда Саакашвили начала реформы и пошла дальше. В нашей стране я не могу сказать, что мы даже начали эти реформы.

Дмитрий Тузов: Я тут тоже не соглашусь. В Сингапуре реформы начинались с формирования двух боеспособных батальонов, которые провели маршем, чтобы показать, что Сингапур способен защищать себя. И в Украине сформированы батальоны, и страна показала зубы. Теперь следующий этап — мы переходим к целям Майдана. Как можно реализовать то, что не было выполнено?

Евгений Шевченко: Рыба гниет с головы — нужно смотреть на ключевые назначения. Мы можем сейчас подытожить, и сказать однозначно, что реформаторы уходят, начиная от Абромавичуса, заканчивая Деканоидзе, ситуация ухудшается.

Достаточно поставить нормальных профессионалов на должности, и страна пойдет вперед достаточно быстрыми шагами.

С нами на телефонной связи наша корреспондентка Анна Морозова, которая находится на Майдане Независимости в Киеве.

Анна Морозова: Рядом со мной находится волонтер батальона «Айдар» Тамара Чубарова, которая с 1 декабря 2013 года была на Майдане.

Наталья Соколенко: Тамара, что вы чувствуете сегодня?

Тамара Чубарова: На протязі цих років на серці тільки смуток, тому що ми не зробили те, що розпочав Майдан і за що загинули хлопці. В нашій країні є всі ресурси, щоб вона процвітала. Але чомусь раз у раз нами керують не ті люди. Ми маємо і собі поставити це питання про те, що ми повинні вибрати лідера, який би нас повів. Ми, українці, дуже роботящі, хороші і щирі, але ситуація так складається, що ми не можемо зорганізуватися, і зробити своє життя гідне нас самих.

Наталья Соколенко: Невже в нас немає дрібки оптимізму у цей день?

Тамара Чубарова: Звичайно, є. В моїй душі зараз виникає питання, що я можу зробити такого, щоб панувала справедливість, щоб зникла корупція, щоб влада повернулася до людей. Сильна Україна має постати від пополу.

Важно, чтобы мы с чистой совестью смогли прийти на Грушевского к нашим героям Небесной сотни, и сказать, что смерть этих ребят была не напрасной. Сегодня мне стыдно к ним прийти и посмотреть им в глаза

Дмитро Тузов: Що має кожна людина зробити для того, щоб Україна процвітала?

Тамара Чубарова: Почати потрібно навіть з маленького: підняти недопалок і кинути в урну. Далі — кожен професіонал має бути на своєму місці, щоб зробити нашу країну сильною, правовою і щасливою.

Дмитрий Тузов: Евгений, но мы все равно не сдаемся и думаем о том, как позитивно менять страну. Хватит ли нам сил, для того, чтобы перестроится?

Евгений Шевченко: Каждая нация проходит свой путь становления. В целом ситуация ясна, главное не опускать руки, верить в нашу победу, и у нас все получится. Конечно, идет борьба старой системы и новой, которая только зарождается, но однозначно, мы победим.

Дмитрий Тузов: Как вы думаете, к следующим выборам мы подойдем более подготовленными?

Евгений Шевченко: Сложно сказать, потому что общественное мнение формируют СМИ. И на сегодняшний день большое количество людей, особенно за городом, смотрят телевидение, которое спонсируют олигархи.

Я надеюсь, что к следующим выборам мы подойдем подготовленными и сможем поменять власть в мирном поле. Понятно, что каждый доброволец привез с фронта оружие, потому что мы прошли период, когда нас убивала власть. Поэтому мы могли бы устроить ночь длинных ножей и уничтожить всю эту нечисть, которая сейчас у власти. Для меня это такие же враги, как и сепаратисты. Но нужно максимум приложить усилий, чтобы решить это дипломатическим путем.

Нельзя верить нашему президенту. Цена его обещаний — ноль

Наталья Соколенко: Сегодня народного депутата, а в прошлом руководителя «Правого сектора» Дмитрия Яроша президент наградил орденом имени Богдана Хмельницкого. Ярошу удалось поговорить с Порохом о создании в Украине добровольческой или резервной армии, возможно, по примеру Эстонии. Что вы думаете по этому поводу?

Евгений Шевченко: Однозначно, такую армию нужно создавать. Это добровольческая организация гражданского населения, причем в Эстонии начинаю включать туда детей даже в 8-9 лет, которых готовят защищать свою страну. Если это девочки, то они занимаются медициной, если мальчики, то вооружением. У них есть программа на случай военных действий, они уже готовы ко всему.

Но в данном случае нельзя верить нашему президенту. Цена его обещаний — ноль. Как можно верить президенту, который взял под свой контроль систему Януковича, и ничего не делает для того, чтобы посадить свое ближайшее окружение? А безнаказанность порождает вседозволенность.

Дмитрий Тузов: Возможно, это борьба кланов, а не единоличная диктатура, как было раньше? Хотя с вами тяжело поспорить. Как менять систему?

Евгений Шевченко: Мы должны продавливать мирными акциями протеста те законопроекты, которые требует общество, давать понимание власти, что мы рядом, держать политиков в напряжении. Мы приходим на суды, например, по военному прокурору Кулику, у которого за два года войны появилось 5 квартир в Киеве. Когда мы пришли на суд, его отстранили от должности и арестовали все имущество. Когда не удалось прийти на апелляцию, — его вернули к исполнению служебных обязанностях.

Наталья Соколенко: Что будет для вас самой актуальной темой через год?

Евгений Шевченко: Важно, чтобы мы с чистой совестью смогли прийти на Грушевского к нашим героям Небесной сотни, и сказать, что смерть этих ребят была не напрасной. Сегодня мне стыдно к ним прийти и посмотреть им в глаза.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.