Слухати

Некоторые страны ЕС «не замечают», что их суда заходят в Крым, — журналист

20 серпня 2016 - 15:30 134
Facebook Twitter Google+
Украинские журналисты провели независимое расследование о том, как мир торгует с временно оккупированным Крымом, несмотря на санкции и украинское законодательство

12.00andrey_yanyckyy.jpg

Андрей Яницкий // «Громадське радио»
Андрей Яницкий
«Громадське радио»

Они говорят, что более 600 судов было зафиксировано в портах полуострова за время аннексии. При чем речь идет обо всех разновидностях судов, а не только о торговых. Все корабли, которые заходят в Крым, нарушают украинское законодательство.

С журналистом портала «Левый Берег» Андреем Яницким, одним из тех, кто принимал непосредственное участие в этом расследовании, мы поговорим в студии «Громадського радио».

Пока Крым оккупирован, никакие суда легально в его порты попасть не могут.

Алексей Бурлаков: Может ли иностранное судно законно войти в порт Крыма?

Андрей Яницкий: Пока Крым оккупирован, то никакие суда легально в Крым попасть не могут. А если все же по каким-то причинам суда заходят в порты оккупированной территории, то прогулочные яхты нарушают украинское законодательство, а коммерческие — как украинское законодательство, так и международное.

Алексей Бурлаков: Каким образом прогулочные яхты нарушают украинское законодательство, если они там находились и до аннексии Крыма?

Андрей Яницкий: Яхты бывают такого класса, что могут ходить не только по бухте, а и выходить в открытое море и другие страны. А если судно покидает порт и потом снова возвращается, то считается, что люди на борту покинули Крым и снова в него вернулись, что является прямым нарушением украинского законодательства как незаконное пересечение государственной границы.

Алексей Бурлаков: Вы — один из тех, кто занимался расследованием этого вопроса?

Андрей Яницкий: Нас четверо журналистов, двое родом из Севастополя, и двое — из других городов Украины. Мы начали заниматься этим делом год назад.

Наталья Соколенко: Вы мониторили, какие корабли заходят в порты Крыма после аннексии?

Андрей Яницкий: Первыми первопроходцами в этой теме была организация «Майдан закордонных стран». Они тщательно в ежедневном режиме мониторят заходы судов в порты Крыма, и делают это не как журналисты, а как профессиональные аналитики, ведут статистику, отслеживают динамику и т. д.

Нас же интересовала журналистская сторона дела. Мы пытались докопаться до собственников судов, которые в нарушение закона вошли в порты Крыма, и обратить на эти факты внимание дипломатов.

Алексей Бурлаков: Вы собрали базу данных?

Андрей Яницкий: Частично мы сами собрали базу данных, частично использовали базу данных «Майдана закордонных стран» по части коммерческих судей, также базу данных госгидрографии и военно-морских сил Украины. Важно, что ведомства пошли нам на встречу.

Хочу подчеркнуть, что «Майдан закордонных стран» занимается лишь теми судами, которые нарушают санкции. Мы же взяли все виды судов, даже те, которые находились в бухтах на момент аннексии, чтобы показать общее количество плав средств, и какова доля судов с европейскими флагами.

Наталья Соколенко: И что вышло?

Андрей Яницкий: Вышло, что всего зафиксировали в бухтах более 600 судов. Из них 28 — под европейскими флагами, и порядка 100 судов, которые связаны с Европой. Потому что судно может быть под флагом другой страны, а собственник — из европейской.

Мы зафиксировали 600 судов, незаконно зашедших в Крым после аннексии. Из них 28 — под европейскими флагами.

Наталья Соколенко: Есть ли санкции по отношению к таким собственникам?

Андрей Яницкий: Как нам объяснили юристы, которые работают в украинском МИДе, санкции — это дело не такое строгое, как закон, и могут быть в виде рекомендаций. Это зависит от конкретной страны. Если мы говорим о санкциях ЕС, то одна страна может строго относится к санкциям, а другая — закрывать глаза.

Санкции не такие строгие, как закон, они могут носить рекомендательный характер.

Еще хочу сказать, что наказать судовладельца сложно. Он может избежать наказания несколькими способами. Например, формально не нарушать санкции, то есть при подходе к Крыму, отключить информационную систему, и уже в невидимом режиме войти в порт. Нам удалось сфотографировать одно такое судно в Севастополе, которое по официальным данным шло в Херсон из турецкого порта, но оказалась в Севастополе.

Лично я занимался случаем, когда в Крым заходило судно под греческим флагом, это было в 2014 году еще до того, как Украина официально закрыла порты Крыма, но уже после принятия декларации Генеральной ассамблеей ООН, где написано, что страны и организации не должны принимать никаких действий, которые можно было бы трактовать как признание российского статуса Крыма.

Соответственно, когда судно заходит в порт, который Украина уже де-факто не контролирует, это можно расценивать, на мой взгляд, как признание Крыма российским.

Наталья Соколенко: Удалось ли зафиксировать суда, принадлежащих украинским олигархам?

Андрей Яницкий: Мы зафиксировали, как заходили суда в порт «Авлита» в Севастополе, а этот порт совсем недавно числился как актив Рината Ахметова у него на сайте, а потом с это сайта пропал. Но есть подозрения, что Ахметов до сих пор контролирует этот порт, но переоформил его на какие-то российские структуры.

Алексей Бурлаков: После ваших расследований я слышал о нескольких случаях ареста судов.

Андрей Яницкий: Аресты были еще до нашего расследования. Были арестованы 4 корабля, один из которых стоит в Херсонском порту. Интересный факт, что судно арестовано, но капитаны и плавсостав никакой ответственности понесли, они смогли спокойно покинуть Украину.

Наталья Соколенко: Они в розыске?

Андрей Яницкий: Да, судебные решения о розыске были, но эти люди, зная, что они в розыске, вряд ли появятся в Украине.

Алексей Бурлаков: Мы пытались связаться с Андреем Клименко из «Майдана закордонных справ», но он немного приболел. Но я сошлюсь на его пост в Fecebook, в котором он говорит, что вы неправильно посчитали суда, считая и лоцманские катера, и буксиры, и плав краны и т. д. Он говорит, что «Майдан закордонных справ» заканчивает крупное расследование, и там судов будет меньше, чем 600.

Андрей Яницкий: Действительно, вышла небольшая путаница, из-за того, что мы дали одни цифры, а у них будут другие.

Мы фиксировали разные вещи. Мы зафиксировали все суда, которые были на момент аннексии, не только коммерческие и торговые, но и прогулочные яхты, буксиры и т. д. Мы хотели показать общую картину, что происходит с судоходством в этом регионе.

Нашим госорганам важно не только, кто нарушил санкции, но и украинские законы тоже.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.