Слухати

Петр Симоненко: сегодня, как и при советской власти, мы ездим в Европу

07 листопада 2017 - 17:19 3938
Facebook Twitter Google+
Руководитель КПУ в день 100-летия Октябрьской революции в России говорит о коммунистах-капиталистах, вспоминает жизнь в СССР и рассказывает о «не пальцем деланной» атомной бомбе КНДР

Андрей Куликов: Вы продолжаете быть первым секретарем Компартии Украины, или уже нет, в связи с запретом вашей партии?

Петр Симоненко: В первую очередь, хочу всех поздравить с этим прекрасным праздником. Это наша история, и нам есть, о чем поговорить, нам есть чем гордиться. Это вековой юбилей не только нашего народа, это вековой юбилей события, которое действительно перевернуло мир, и это все сегодня признают. Никто не может опровергнуть того, что именно благодаря великой Октябрьской социалистической революции впервые состоялась Украина.

Андрей Куликов: Впервые, может быть, в ХХ веке? Кто из ученых Украины это доказал?

Петр Симоненко: Известный человек в Украине, доктор наук, член-корреспондент Валерий Федорович Солдатенко четко сказал о том, что до 1917-го года вообще в официальном употреблении слов «Украина» и «украинец» не существовало.

Андрей Куликов: Уточните партийную принадлежность господина Солдатенко.

Петр Симоненко: Он сторонник наших взглядов.

Андрей Куликов: Вернемся к разговору о Компартии.

Петр Симоненко: После переворота в 2014-м году, нарушая все нормы, давались указания исполняющим обязанности президента Турчиновым министру юстиции запретить Компартию. Первая попытка была предпринята летом 2014-го года, когда по сфабрикованному делу, по политическому заказу тех, кто пришел в результате переворота к власти, пытались запретить нашу партию, надергав факты из Интернета. Это не состоялось. Было возбуждено 400 уголовных дел против нас по заявлению Наливайченко. Многие товарищи до сих пытаются привлечь наших сторонников по сфабрикованным делам к уголовной ответственности. Это дело развалилось.

Второе — это попытка запретить Компартию по принятию закона о так называемой декомунизации. Притом, обратите внимание, в части Компартии этот закон используется, а в части фашиствующих молодчиков, которые с символикой и свастикой бегают по Киеву, это не применяется. Я уже не говорю о вандализме, который при государственной поддержке стал чуть ли не официальным лицом Украины.

Андрей Куликов: «Стал чуть ли…», то есть это все-таки предположение?

Петр Симоненко: У нас сегодня практически национал-олигархический режим, и это очевидно. Потому что триумвират во власти: олигархи во главе с Порошенко, неофашистские организации, в том числе и спикер парламента, который учреждал национал-социалистическую партию, и организованная преступность.

Андрей Куликов: Мы помним много историй переходов из одной партии в другую, из одной коалиции в другую, и коммунисты в этом смысле не очень отличаются от других.

Петр Симоненко: По крайне мере, мы не переходили из одной партии в другую.

Была предпринята попытка запретить партию по этому закону по декомунизации. Судья Кузьменко решил не судить Компартию, и против него возбудили уголовные дела. И, наступив ему на одно место, его заставили принять решение суда первой инстанции о том, чтобы приостановить деятельность партии. Он грубейшим образом нарушил Конституцию.

Сегодня, как и при советской власти, граждане Украины ездили в Европу, имели возможность встречаться, общаться и знакомиться с историей.

Естественно, мы отстаивали свою позицию в апелляционном суде, и этот суд год и девять месяцев рассматривал дело, пока не приостановил производство в связи с тем, что группа депутатов обратилась в Конституционный суд. Очевидно, что полтора десятка статей Конституции были грубейшим образом нарушены при рассмотрении этого закона о декомунизации. Поэтому сегодня партия действует в соответствии с законами Украины.

Андрей Куликов: Так она действует?

Петр Симоненко: Действует. Но нам запрещают принимать участие в выборах. Кстати, Европа нас поддержала, и она сегодня на всех уровнях выражает солидарность с нашей борьбой.

Андрей Куликов: То есть не все плохо в Европе?

Петр Симоненко: Если мы говорим о демократическом государстве, то там силу должен иметь закон, а у нас сегодня сила закона подменена правом силы.

Андрей Куликов: Если вы считаете, что в Европе не все так плохо и там вас поддерживают, почему в свое время Компартия так противилась сближению Украины с Европейским Союзом? Изменилась ли ваша позиция сейчас?

Петр Симоненко: Мы четко определили свою позицию — предоставить право выбора народу Украины в том, какой вектор экономического сотрудничества более выгоден для нее. Речь же идет об этом. Мы сегодня, как и при советской власти, граждане Украины ездили в Европу, имели возможность встречаться, общаться и знакомиться с историей.

Если мы говорим о том, что предлагала Компартия Украины, то мы не отрицали, что можно ездить, знакомиться с историей, с культурой других стран. Но мы исключали возможность, чтоб наших людей украинская власть выгоняла туда на заработки. Деквалификация рабочей силы очень опасна была и есть для Украины. Поэтому мы и предложили провести референдум в Украине, и такое предложение было высказано в 2013-м году. Либо Европейский Союз и экономическое направление сотрудничества изберет народ Украины, либо Таможенный Союз. Давайте вести дискуссию открыто, пригласим специалистов, которые скажут, какая перспектива для Украины. Вы знаете о том, кто запретил проведение референдума для Компартии, хотя мы собрали 4 миллиона подписей.

Андрей Куликов: Кто запретил?

Петр Симоненко: Запретили те, кто сегодня находится у власти, с командой Януковича. Они обратились в суд, и не дали нам возможность провести этот референдум.

Андрей Куликов: А как вы относитесь к тому, что Россия летом 2013-го года развязала превентивную экономическую войну против Украины?

Петр Симоненко: Я бы тут сказал, что коммунисты выступали за самостоятельную экономическую политику, выгодную для Украины. Те олигархи, которые находились при власти и которых поддерживали (они и сейчас находятся при власти), искали выгоду, как обогатиться за счет государственных взаимоотношений. И то, о чем мы сейчас говорим, было определено энергоносителями. Никто не хотел слушать коммунистов, а мы предлагали: прежде, чем определять потребление газа, давайте сделаем свой баланс энергетических носителей — сколько нам нужно угля, сколько мы газа добываем, сколько нефти, возможна ли добыча сланцевого газа, можно было добывать торф и бурый уголь. Но никто не хотел слушать.

Андрей Куликов: Но все-таки — блокада украинского экспорта Россией и ваше отношение к ней?

Петр Симоненко: Какая блокада?

Андрей Куликов: В 2013-м году Россия заявляет: «Теперь давайте посмотрим, что будет, если Украина подпишет Соглашение об Ассоциации». Еще только высказано намерение, еще Янукович не договорился, а Россия уже сказала — вот вам, и прекращает торговлю с Украиной, в результате чего страдают, прежде всего, люди на востоке, которые наиболее связаны с Россией.

Петр Симоненко: Я бы хотел излагать свою позицию с позиции интересов для государства и для народа Украины. Я хочу, чтобы здесь внутри вырабатывалась политика сотрудничества. Этой политики за все 25 лет не было, а была политика воровства, ограбления и обмана теми же олигархами в Украине. Ведь вы не приведете ни одного примера действий Генерального секретаря Компартии, который бы за время нахождения на посту украл какой-то завод.

Андрей Куликов: Я думаю, у Генеральных секретарей не было необходимости красть заводы, потому что существовал административный ресурс.

Петр Симоненко: Это факт. А какие необходимости у президентов Украины воровать заводы?

Андрей Куликов: Вы не хотите ответить на мой вопрос?

Петр Симоненко: Я хочу ответить. Я хочу, чтобы мы с вами как граждане Украины понимали — прежде, чем кого-то обвинять, скажи, что ты сделал у себя в стране. Объясни гражданам Украины, почему сегодня 82% непроизведенной продукции в Украине реализуется на рынках Украины. Почему вы уничтожили сельхозмашиностроение? Почему вы уничтожили радиоэлектронику? Кто мешал сегодня производить свои самолеты? Где харьковский авиационный завод, где завод Антонова, где завод ЮЖМАШ? Почему, уничтожив свои заводы, киваете на кого-то, что кто-то виноват?

Андрей Куликов: Почему же киваем на кого-то?

Петр Симоненко: Почему мы завозим молоко и яблоки из Польши, а у нас было 24 миллиона поголовья крупнорогатого скота, а сегодня нет и 3 миллионов? Кто виноват в этом? Не виноваты в том соседи, а виноваты в Украине те, кто эту политику осуществляет.

Андрей Куликов: А кто был виноват в том, что Советский Союз был крупнейшим в мире импортером пищевых продуктов?

Петр Симоненко: Ну, не по всем группам.

Андрей Куликов: Не по всем группам, а по общему объему.

Петр Симоненко: Молоко, мясо, яйцо, хлеб — этим обеспечивали себя сами. Мы же не говорим о бананах. Я вам могу назвать цифры, какое у нас было потребление, и во сколько раз больше. Если у нас было 64 кг мяса — среднее потребление на человека, я думаю, что это говорит о многом.

Андрей Куликов: Да, помните как пели в те времена: «Куба отдай наш хлеб, Куба возьми свой сахар».

Петр Симоненко: Когда мы говорим о сахарной промышленности, то нужно, чтобы мы понимали, что именно тот же тростниковый сахар с Кубы нам нужен был, чтобы  увеличить производительность наших сахарных заводов и продолжительность работы на сахарных заводах.

Слушатель Алексей из Северодонецка: Я тоже родился при Советской Союзе, ничего супер плохого сказать не могу. Я никогда не был коммунистом, но среди моих знакомых очень много коммунистов, большинство из которых хорошие люди. Да, дуристики хватало, не могу с этим спорить, ее хватает и сейчас. Но мне кажется, что было больше положительного среди того, что делали мои знакомые коммунисты: подымали народное хозяйство, строили города, развивали инфраструктуру всей страны. А теперь у меня вопрос: не превратились ли бывшие коммунисты в капиталистов, и какое отношение к Компартии на сегодня в других странах?

Петр Симоненко: На первый вопрос сразу же отвечаю – нет, не превратились. И мы с вами имеем возможность четко ответить на этот вопрос, потому что превращение в капиталистов – это овладение собственностью, которая позволяет эксплуатировать других людей. Этого нет. Я это говорю открыто и с чистым сердцем.

Теперь в отношении поддержки коммунистов за пределами бывшей территории Советского Союза. Давайте себе зададим вопрос: Китай сейчас выходит на позиции первой супердержавы, а там при власти коммунистический режим, есть четкая программа развития, учет особенностей Китая. Посмотрите, как к съезду коммунистов Китая буквально две недели назад было приковано внимание всего мирового сообщества. Я там был четыре раза по приглашению китайского руководства и официально знакомился с опытом, и наша программа антикризисная «От войны – к миру» во многом и построена как раз на том колоссальном опыте, который имели коммунисты Китая и другие державы.

Андрей Куликов: Северная Корея?

Петр Симоненко: Вьетнам…

Андрей Куликов: Северная Корея??

Петр Симоненко: Я отвечу сейчас по Северной Корее. По Вьетнаму – колоссальное развитие. Кстати, Вьетнам – единственное государство, которое победило американцев. И это мы должны помнить. Лаос, Куба, Корея Северная. Я в Корее также был, и видел. Давайте отвечать на вопрос, что это не проблема корейского народа, это американцы довели до того, что стерли с лица земли ту северную часть Кореи, которую восстанавливали, и разбомбили ее.

Андрей Куликов: Начнем с того, что войну на корейском полуострове развязали не американцы, это было наступление Северной Кореи с помощью Китая и Советского Союза на Южную Корею.

Петр Симоненко: Я еще раз хочу подчеркнуть, что была конкретная борьба народов за национальное освобождение, и в том числе от гнета. Это является фактом, и вообще история всего ХХ столетия это подтверждает. Я уже не говорю о восстании рабов, о восстании крестьян и многого другого, когда народ все две тысячи лет борется за справедливость.

Я был в Корее и видел своими глазами. Но почему, говоря о Корее, ограничивают, и это миллионы людей, накладывают эмбарго – рис нельзя было поставлять? Вы же говорите о том, что вы-миротворцы, а сами убиваете людей. Вы не давали возможность, чтобы нормально питались в той же Корее.

Это не «пальцем деланная» атомная бомба [КНДР] и ракета, для этого должны быть машиностроительные заводы.

Андрей Куликов: Эта извечная проблема санкций.

Петр Симоненко: Я видел своими глазами, как строили, как Корея поддерживает. Теперь обратите внимание: как только Корея, казалось бы, такая плохая, но, извините, свой ракетный комплекс создала, научные разработки позволили ей говорить об испытаниях. Я не говорю о том, что я поддерживаю сегодня развитие ядерных отраслей, имея ввиду в военном назначении, я этого не говорю, я говорю о Корее, которая в борьбе за свое выживание, за свою самостоятельность таких успехов достигает.

Андрей Куликов: Да, успехов в развитии военной промышленности, вместо того, чтобы направить эти деньги на развитие экономики.

Петр Симоненко: Если бы не было этих успехов, то не было бы и развития других отраслей промышленности. Мы же с вами понимаем, что это не «пальцем деланная» атомная бомба и ракета, для этого должны быть машиностроительные заводы.

Слушательница из Черниговской области: Мені 61 рік, я на пенсії. Але моя мама та бабуся пропрацювали все життя. Давалися овочі, молоко, як говорить товариш, м’ясо, і куди воно йшло? Моя мама і бабуся проходили все життя в кирзових і резинових чоботах. На гусеничному тракторі у 35  градусів морозу їх возили на ферму, а ми розвивалися, все здавали у державу – і яйця, і свиню, і молоко, і ні до чого не розвинулися. Так що не розказуйте нам, як ви, комуністи, дуже добре все розвивали.  

Петр Симоненко: Я хочу сказать всем, кто это слышит и передает эту боль и тревогу о том, как жили наши деды и прадеды, что жизнь, действительно, была очень тяжелая. И мы не должны забывать, что после Великой Отечественной Войны 70% экономического потенциала европейской части Союза было стерто с лица земля. Да, действительно, начинали с землянки, но за 15 лет в Украине 21 миллион граждан Украины получили благоустроенное жилье. Говорим о том, что мы не развивались? Но именно благодаря большевикам, научили грамотности людей – читать и писать, благодаря большевикам, в каждом селе был фельдшерско-акушерский пункт.

Андрей Куликов: Или, по крайней мере, раз в 10 дней привозили хлеб.

Петр Симоненко: Но при этом селяне в селе свиней кормили хлебом, который покупали в магазине. И это, к сожалению, горька правда. Поэтому не надо говорить, кто куда вывозил, а прежде всего, надо ответить на вопрос, развивалось село или нет.

Андрей Куликов: Как это – не надо говорить, кто и куда вывозил? Люди это пережили, и они до сих пор помнят.

Петр Симоненко: У нас у всех было тяжелое время. И после войны нам никто не оказывал никакой поддержки, сам Советский Союз это все делал. Так вот, было 12 тысяч хозяйств, и у них в селе обязательно было. Было минимум 30 автомобилей, минимум 20 тракторов, минимум 1000 поголовья крупнорогатого скота. То есть было многосекторное по развитию сельское хозяйство. И от каждого села даже в райцентры автобусы ходили. А сегодня что?

Единственный путь для территориальной целостности – это немедленная федерализация Украины

Андрей Куликов: Вы родом из Донецка, вы много работали на Донбассе. Каково ваше отношение к тому, что сейчас происходит на востоке?

Петр Симоненко: Я хочу с сожалением сказать, что Украина потеряла Донбасс. С сожалением, потому что мы, коммунисты, создавали эту Украину, которую получил нынешний режим после коммунистов. Единственный путь для территориальной целостности — это немедленная федерализация Украины.

Мы должны с вами понимать, что это результат того, что Украина находится под внешним управлением, и была карательная операция против Донбасса, проведенная как раз в апреле 2014-го года, когда объявили так называемую Антитеррористическую операцию.

Андрей Куликов: Вы не признаете того, что Россия начала карательные меры против всей Украины намного раньше?

Петр Симоненко: Я говорю на момент, когда был издан указ о проведении АТО. Тогда в захвате помещений обвиняли гражданское население.

Андрей Куликов: Российских агентов там не было?

Петр Симоненко: В тот период, когда в Киеве совершался переворот, когда захватывались административные здания, когда захватывался арсенал вооружений, был подан удивительный пример разрушения Украины, тот, который мы имеем сегодня.

Андрей Куликов: То, что вы сейчас называете переворотом, другие называют Революцией. Сам Ленин в свое время называл октябрьским переворотом то, что потом стало называться великой Октябрьской революцией.

Петр Симоненко: Я хочу, чтобы вы понимали: революция — это, прежде всего, качественные изменения. Когда у нас вместо одной группы олигархов в 2014-м году пришла не менее жадная и алчная группа других олигархов, то это не революция, это переворот для того, чтобы во власти находились те же самые, и также жестко издевались над Украиной.

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКЦИИ. Этот материал не является попыткой реабилитировать или пропагандировать коммунистический тоталитарный режим 1917-1991 годов, или же отрицать его преступный характер, несовместимый с основополагающими правами и свободами человека и гражданина. Громадське радио считает коммунистический тоталитарный режим в Украине преступным, и напоминает, что он сопровождался многочисленными нарушениями прав человека: убийствами, казнями, депортациями, пытками, использованием принудительного труда, голодом. Он принес многочисленные страдания миллионам людей, привел к нарушениям свободы совести, мысли, свободы прессы и уничтожению политического плюрализма в Украине. 

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном аудиофайле. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.