Слухати

Нужен ли закон об амнистии участников АТО и какой?

06 липня 2016 - 21:12 88
Facebook Twitter Google+
Задержание одного из командиров батальона «Айдар» Валентина Лыхолита с позывным «Батя» раскололо общественное мнение на два лагеря и обострило проблему криминальной ответственности участников АТО

17.00olga_reshetylova.jpg

Ольга Решетилова // «Громадське радио»
Ольга Решетилова
«Громадське радио»

Генеральный прокурор Юрий Луценко предлагает принять закон об амнистии для всех участников АТО, который может быть схож с «законом Бубенчика» о недопущении преследований участников акций протеста в ноябре 2013 — феврале 2014 годов, который теперь тормозит расследование дел на Майдане, так как активистов нельзя допрашивать.

Вот что об этом и о самом деле «Бати» думают блогер Денис Казанский и журналист Ольга Решетилова, которая на портале «Грани.ру» написала блог под называнием «По ком звонит Бубенчик?».

В студии работают журналисты Елена Терещенко и Михаил Кукин.

Ольга Решетилова: Дело в том, что «Батю» задержали одновременно с офицером батальона «Айдар» Игорем Радченко с позывным «Рубеж», и это было сделано, по моему мнению, для того, чтобы вызвать волну шума и отвлечь внимание от «Рубежа» и от того, кто стоит за ним. Потому что на «Рубежа» есть все, что угодно: убийство, «отжим» имущества, сотрудничество с сепаратистами и т. д.

Михаил Кукин: Кто, по-вашему, за ним стоит?

Ольга Решетилова: «Рубеж» определенное время выполнял приказы бывшего мэра Лисичанска, теперь депутата от Оппоблока Сергея Дунаева, он же в интересах Дунаева «отжимал» ТРК «Акцент».

Именно «Рубеж» — это тот человек, о котором нужно говорить.

denys_kazanskyy_0_0_0_0.jpg

Денис Казанский // «Громадське радио»
Денис Казанский
«Громадське радио»

У нас на телефонной связи есть блогер Денис Казанский.

Михаил Кукин: Ольга говорит, что «Батю» специально вовлекли в криминальное дело, чтобы отвлечь внимание от дела «Рубежа», которое должно было быть резонансным. Что вы об этом думаете?

Денис Казанский: Возможно, хотя я не верю в эту конспиралогию, потому что наша судебная система абсолютно несовершенна и неадаптированная под нашу реальность.

Что привлекло мое внимание? Если есть какие-то вопросы к этим людям, нужны показания адекватных людей, а не террористов. Потому что по делу «Бати», которого хотели отправить в СИЗО, фигурируют показания потерпевших Казакова, Халина и Кравченко. Это руководители Северодонецка, которые создавали вооруженные отряды «ополчения» «ЛНР», то есть являлись воюющей стороной в этом конфликте.

Получается, если Лыхолит и врывался к ним в дом, то он фактически арестовывал командиров вражеских формирований. И вместо того, чтобы посадить тех людей, которые организовывали отряды «ЛНР», наша судебная система принимает от них заявления, а сажает украинских добровольцев, воевавших за Украину.

Как можно верить показаниям таких людей, как тот же Казаков, если они откровенно ненавидят Украину и тех людей, которые за него воюют, и элементарно могли оклеветать Лыхолоита?

Если были бы другие пострадавшие, можно было бы спорить, но в этом деле я не видел других фамилий.

Я считаю, что такие случаи нужно рассматривать исходя из того, что люди воюют на войне, а в материалах этого уголовного дела все выглядит так, как будто к мирным жителям ворвались вооруженные люди. Это полный позор. Нужны специальные законы по поводу участия украинцев в АТО.

Михаил Кукин: Ольга, нужны ли эти законы?

Ольга Решетилова: Да, ведь кроме дела «Бати», есть еще огромное количество дел, только в Бахмутском СИЗО сидит 80 военнослужащих, участников АТО. И по каждому делу нужно разбираться отдельно. Ведь в большинстве случаев, как только адвокат доходит до этих дел, они разваливаются.

Но то, что предлагает генпрокурор Луценко — амнистия для всех участников АТО, это тоже неправильно. Ведь не все, кто пошел воевать — герои, и мы никогда не узнаем на самом деле о том, что там происходит.

Например, многие связывают батальон «Айдар» с главой администрации Януковича Левочкиным, а ныне нардепа от Оппозиционного блока.

Михаил Кукин: Денис, Ольга побаивается, что закон об амнистии участников АТО может постигнуть участь «закона Бубенчика», и тогда нельзя будет их вовлекать в судебный процесс и расследование, а ведь там не все герои.

Денис Казанский: Есть разные истории, нужно разбираться по каждой отдельно.

Принимать закон об амнистии нужно адекватно, когда возможно будет расследование. Для этого должны быть какие-то военно-полевые суды, коль мы говорим об АТО.

Сейчас все идет от несовершенства законодательства, а рядовые добровольцы являются заложниками этой всей неразберихи.

Если есть военные преступления, за них нужно наказывать. Если есть эпизоды з зачистками квартир, когда проверяли помещения на наличие боевиков, тогда судить нельзя. Необходимы реформы в правовом поле.

Елена Терещенко: Мы попали в собственную ловушку, называв войну Антитеррористической операцией. Уже есть иски в международные суды от жителей за мародерство как врагов, так и наших военных. Как быть с этим?

Ольга Решетилова: Во времена оккупации Лисичанска на стекольном заводе Дунаева была дислокация батальона «Призрак»Мозгового. Правозащитница Мария Томак написала запрос в СБУ о том, расследуются ли эпизоды, когда на этот завод свозились наши люди и их там пытали. Ей пришел ответ, что есть два производства по этому заводу о том, что в то время он обстреливался неизвестными вооруженными формированиями. Естественно, это были ВСУ, которые, зная, что там была база Мозгового, обстреливали ее.

Мало того, что нет законодательной базы, мы еще и подыгрываем регионалам, которые в свое время передали свою собственность в пользу боевикам, а сейчас подают иски и пытаются получить компенсацию.

У меня есть идея собрать всех адвокатов АТОшников, чтобы показать все явно шитые дела.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.