Слухати

Громадське радіо / Скачати зображення

«Ни один ребенок не останется там, где стреляют», — Владимир Вовк

11 грудня 2015 - 19:35 323
Facebook Twitter Google+
Заместитель директора департамента по защите прав детей Министерства социальной политики Украины Владимир Вовк комментирует, как государство заботится о детях Донбасса

Андрей Куликов: Что, по-вашему, должно делать государство, насколько оно с этим справляется?

Владимир Вовк: Позавчора були парламентські слухання з питань розвитку освіти в Україні і одна конкретна молода людина з інвалідністю підняла весь зал. Ця дитина чесно і відверто сказала, як їй важко як інваліду жити в цьому світі, отримувати освіту і досягати чогось в житті. Від конкретної дитини залежить доля сім’ї, потім громади і всієї держави.

Андрей Куликов: Но и судьба каждого конкретного человека зависит от той огромной государственной машины, в которой он пребывает.

Владимир Вовк: Правильно, а вся машина зависит от нас. Если мы поможем этой машине ехать, то она будет ехать. Если мы эту машину не смажем и не заставим работать, то она будет пробуксовывать.

Есть 6 самых главных категорий детей, о которых мы будем говорить с точки зрения государства. Первая категория, самая сложная, это те дети, которые продолжают жить на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Здесь государство на данный момент бессильно.

Андрей Куликов: Оккупированная территория Донецкой и Луганской областей, о Крыме мы снова забываем?

Владимир Вовк: Та же проблема и на территории временно оккупированной территории Крыма. Единственное, в чем разница — разные статусы этих территорий. Одна территория признана не нами — это статус РФ, а вторая территория, я даже не знаю, кем может быть признан статус.

Следующий пункт — дети, которые проживают на освобожденных территориях и те, которые находятся на линии соприкосновения. Это очень сложная территория, которая постоянно находится в зоне риска. Самые большие психологические травмы как раз у этих детей.

Больше всего сделано для детей, которые были вынуждены переехать из зоны АТО в другие регионы. По данным ЮНИСЕФ это 1, 7 миллиона, третья часть переехавших — дети.

Андрей Куликов: Так это дает нам 5, 5 миллионов переехавших.

Владимир Вовк: Это не только переехавшие, это те, которые пострадали от определенных конфликтов. По данным УВКБ ООН от конфликта на Донбассе пострадало 5 миллионов украинских граждан, а 34% от этого количества дети.

Если касательно вынужденных переселенцев, то, прежде всего это дети-сироты, которые фактически с первого дня были в поле зрения государства. Практически все институционные дети были вывезены, кроме 2 интернатов для детей с инвалидностью.

Ирина Седова: Вы говорите, что государство заботится о детях в прифронтовых городах. Какая это забота?

Владимир Вовк: Жизнь там тяжёлая, но дети должны быть одеты, иметь крышу над головой, накормлены и учиться, иметь медицинское обеспечение. Есть два штаба по Луганской и по Донецкой области, куда задействованы все органы исполнительной центральной власти и все общественные организации. По каждому из этих направлений каждый представитель штаба, каждые две недели отчитывается. Если речь идет о детях из детских домов, то при минимальном риске дети вывозятся. Ни один ребенок не останется там где стреляют, если он сирота и находится в поле зрения государства.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.