Слухати

Общественная деятельность в нашей стране приобретает форму коррупционного спрута, — волонтер

15 березня 2017 - 20:28 193
Facebook Twitter Google+
Активисты или карманные распильщики бюджета? Должно ли государство финансировать общественные организации?

Обсудим это с руководителем Всеукраинского центра помощи участникам АТО, волонтером Алексеем Липириди и руководителем Союза ветеранов АТО Деснянского района в Киеве, Евгением Турчаком. Они, как раз, представляют общественные организации, которые на государственном довольствии не стоят.

На прошлой неделе один из ветеранов АТО ударил ветерана Вооруженных сил Украины СССР, который руководит общественной организацией. Это случилось в Доме офицеров на собрании общественников, где выяснилось, что общественные организации имеют совершенно разные цели и разную природу — одни финансируются из бюджета, а другие стараются решить проблемы без финансирования.

Михаил Кукин: Алексей, вы за несколько дней до этого инцидента публиковали в Фейсбуке пост, в котором оговаривали этот парадокс, что есть общественные организации, но они придворные.

Алексей Липириди: На самом деле по финансированию общественных организаций я писал и ранее, просто тот случай вывел это все на гораздо больший уровень и вызвал общественный резонанс. Многие люди узнали о подобных схемах, и это возмущает.

Елена Терещенко: О каком финансировании идет речь?

Алексей Липириди: Государственным бюджетом Украины предусмотрено финансирование общественных организаций на поддержку их уставной деятельности. На это выделяются многомиллионные суммы, и такая государственная поддержка предусматривается не только из общего бюджета, а из местных тоже.

Эти деньги уходят на уставную деятельность — проведение съездов, конференций, круглых столов, семинаров, возложение цветков к памятникам, а также на выезды четыре раза в год с ансамблем в Бердянск или в Мариуполь.

Общественная организация, получающая деньги, зависит от того органа, который их выдает

Елена Терещенко: Но далеко не все общественные организации получают это финансирование.

Алексей Липириди: Далеко не все общественные организации знают об этой возможности.

Михаил Кукин: Но некоторым и предлагали. Я так понимаю, что вам было предложение стать такой придворной организацией?

Алексей Липириди: Не совсем так. Те, которые знают, могут подать документы на подобное финансирование, которое начинается в начале бюджетного года, поэтому документы надо подавать на год вперед.

Мы как молодая организация тоже подались на подобное финансирование еще в начале прошлого года, но за время работы поняли, что существующая система не оправдывает себя, она безнадежно устарела. Мы считаем, что на уставную деятельность выделять государственные деньги нельзя.

Михаил Кукин: Как по мне, общественная организация — это то образование, которое призвано контролировать власть. Если они финансируются из бюджета, то что они будут контролировать?

Алексей Липириди: Поддержка общественных организаций должна быть в другой форме. Деньги на уставную деятельность — это подкормка для того, чтобы эти общественные организации потом якобы проводили общественные слушания и подписывали необходимые документы. Ведь общественная организация, получающая деньги, зависит от того органа, который их выдает.

Но в то же время я считаю, что общественная деятельность в Украине должна быть, но принять немного другие формы. Государство должно обозначить направления, где оно не справляется, делегировать свои функции государства общественным организациям, и если это требует финансовой поддержи, то через конкурсы и проекты общественные организации могут получать финансовую поддержку на конкретные цели. То есть они могут выигрывать конкурсы, и только тогда по соответствующему проекту могут получить поддержку.

Я считаю, что общественная деятельность в Украине должна быть, но принять немного другие формы

Михаил Кукин: Ну уж точно это не должно происходить через министерство в общественном совете, где эта организация числится?

Алексей Липириди: Тут надо разделять ситуации. Общественные организации могут подаваться в общественные советы в министерствах. Ведь цель общественных советов не только контролировать власть, но и конструктивная работа, это предложения по изменению законодательства, по продвижению реформ. Общественные советы должны тянуть чиновников вперед своими предложениями. И если общественная организация в курсе дела, занимается этим плотно, и она находится в общественном совете при министерстве, то это неплохо. Но финансирование должно выделяться на отдельные проекты. Это социальный заказ.

Елена Терещенко: То есть вы сейчас говорите о неких социальных грантах от государства? Государство должно определить, куда двигаться общественным организациям, но оно не должно вмешиваться.

Алексей Липириди: Государство не имеет право вмешиваться, оно должно определить направление, где государство не успевает и где требуется помощь общественных организаций.

С нами на связи находится руководитель Союза ветеранов АТО Деснянского района в Киеве Евгений Турчак.

Михаил Кукин: Вы никогда не пробовали подаваться на государственное финансирование? Должны ли общественные организации получать финансирование из бюджета?

Евгений Турчак: Слово «грант» в данном ключе самое главное слово. Общественные организации могут писать гранты как на частные фонды такие, как «Відродження», так и на Министерство социальной политики.

Мы подавались тоже на финансирование, и нам должны были выделить 400 тысяч гривен с Киевского бюджета. К счастью, мы его не взяли.

Государство должно подумать, как урегулировать вопрос общественной деятельности в законодательном плане

Михаил Кукин: Вы сами отказались?

Евгений Турчак: Я делаю все так, чтобы мы его не взяли, потому что я считаю это неправильным, мы не должны финансироваться за деньги налогоплательщиков. Ведь есть «правильные» организации, а большинство «неправильных», которые эти деньги просто воруют.

Михаил Кукин: Алексей в своем Фейсбуке опубликовал информацию, что государством предусмотрено почти 20 миллионов на финансирование организаций в бюджете этого года. Если разделить их на 45 организаций, которые есть, то выходит, что этих денег хватает лишь на содержание офисов.

Евгений Турчак: Смотрите глубже. Эти 20 миллионов выделяются на ветеранские организации, у которых есть организации и районного уровня, и областного. И на каждом уровне они получают еще финансирование. Поэтому коррупция тут везде.

 

 

Михаил Кукин: Как должны работать общественные организации? Откуда они должны получать финансирование?

Евгений Турчак: Я буду говорить о себе. Мы начали запускать программу — открытие ветеранского бизнеса, то есть помогаем ветеранам открывать бизнес, и за это они 10% от прибыли отдают на проекты организации. Например, наш ветеран с прибыли пиццерии покупает подарки детям ветеранов. То есть мы являемся координаторами между бизнесом и потребителем.

Михаил Кукин: Алексей, вы писали в своем Фейсбуке о том, на что тратят деньги эти придворные организации, например, на книги. А ведь это дорого стоит.

Алексей Липириди: Мало того, это бывают не просто книги, а методички, в которых представлен отчет о проведении конференции — кто присутствовал на ней, фамилии, телефоны. На это они тратят деньги.

Михаил Кукин: Какой выход из этой ситуации? Как это урегулировать законодательно?

Алексей Липириди: По финансированию нужно переходить на принципы, которые есть в европейских странах, — это грантовый и конкурсный метод. Мы считаем, что общественная деятельность у нас в стране приобретает форму коррупционного спрута. Поэтому государство должно подумать, как урегулировать вопрос вообще общественной деятельности в законодательном плане.

Елена Терещенко: Как это возможно? Например, изъявили граждане объединиться в общественную организацию.

Алексей Липириди: А если эти граждане изъявили желание объединиться в 254 организации? Одни и те же.

Елена Терещенко: То есть вы говорите о деньгах, которые выделяются на эти 254 организации?

Алексей Липириди: А по факту там пять человек.

Михаил Кукин: В данном случае важно, чтобы парламентарии заинтересовались этим вопросом.

Алексей Липириди: Парламентарии заинтересовались. Я надеюсь, что осуществится переход обсуждения из плоскости общественного обсуждения в рамки законодательной дискуссии.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.