Слухати

Отключение ОРДЛО от электросетей Украины вызвало в Кремле панику, — Сазонов

26 квітня 2017 - 16:41 799
Facebook Twitter Google+
Вчера Луганское энергетическое объединение прекратило поставки энергии на оккупированные территории Луганской области. Причина - 5 миллиардов гривен долга

Обсудим социальные, политические и экономические последствия с политологом Кириллом Сазоновым.

Сергей Стуканов: Действительно ли причина сугубо экономическая, или есть и политические основания?

Кирилл Сазонов: Неважно какая причина является приоритетной, но мы настаиваем на том, что причина исключительно экономическая. Это всем понятно и логично, и никаких претензий со стороны мировых игроков не будет. Долг — 5 миллиардов гривен, понятно, что электричество бесплатным не бывает, и получается, что эта копеечка будет заложена в наш тариф, и она уже заложена. Это неправильно.

Дмитрий Тузов: Почему именно сейчас принято такое решение?

Кирилл Сазонов: Причина исключительно юридическая. Раньше на неподконтрольной территории были предприятия, юридически оформленные на подконтрольной части Украины, туда и оттуда можно было что-то поставлять, как-то договариваться, но после того, как там прошла так называемая «национализация», а на самом деле бандитский захват, бандиты захватили наши предприятия, и теперь предлагают договариваться.

Это был российский хитрый план, чтобы Украина договаривалась с боевиками. Если Минэнерго подпишет договор с водоканалом «ЛНР», мы фактически признаем эти республики участниками процесса. После чего Россия уходит из-под санкций, говоря, что Киев и Донецк общаются, и там гражданская война. Нас хотели поймать в эту ловушку.

Сейчас главный вопрос — будет ли прекращено электроснабжение Донецка с украинской территории. Там сложна ситуация — во-первых, есть насосная по каналам Северский Донецк — Донбасс, вода по которому идет на Мариуполь через неподконтрольные территории. По правилам игры, которые определены ООН, отключать свет на территории, где ведутся боевые действия, можно. Отключать воду — нельзя, это гуманитарное преступление.

Если Мариуполь останется без подачи воды, это будет катастрофа. Если боевики это сделают, мы отключим воду в районе Авдеевки, и Донецк останется без воды. Но это самоубийство для всех

Дмитрий Тузов: То есть Мариуполь может остаться без подачи воды?

Кирилл Сазонов: Если Мариуполь останется без подачи воды, это будет катастрофа. Если боевики это сделают, мы отключим воду в районе Авдеевки, и Донецк останется без воды. Но это самоубийство для всех.

Сергей Стуканов: Министр энергетики Игорь Насалик вчера заявил, что поставки электроэнергии на неподконтрольную часть Луганской области будут возобновлены, если оккупанты задолженность погасят. Ясное дело, что они не погасят, но сам принцип. Уместно ли возобновление, на ваш взгляд?

Кирилл Сазонов: Конечно, боевики эти деньги не отдадут. Они уже зацепились за Шахтинсикй узел, за Ростовский, и они получают электроэнергию из России.

Сергей Стуканов: Глава Укрэнерго Ковальчук отметил, что прекращение поставок электроэнергии в Донецкую область связано еще с Авдеевкой, потому что она сейчас питается из оккупированных территорий.

Кирилл Сазонов: Авдеевка — город уникальный, он запитан четырьмя линиями 110. И трех линий достаточно, чтобы напряжение всегда было в сети, чтобы не случилось. Четыре линии — гарантия 200%. Но все эти четыре линии идут через оккупированную территорию. Поэтому мы сейчас кидаем новую линию, которая будет питать Авдеевку с украинской территории.

Если отключить Донецк, его тоже можно запитать из России. Есть линия Амвросиевка — Таганрог, она достаточно мощная. Когда в России были проблемы с электроэнергией, мы продавали им электроэнергию через эту линию. Сейчас у них есть избыток, потом что Таганрог подкреплён Ростовской атомной электростанцией.

Если бы Россия хотела присоединить Донбасс к себе, она бы подумала о том, чем занять людей, которые там находятся

Дмитрий Тузов: То есть получается, что Украина будет создавать инфраструктуру, чтобы питать Авдеевку и Мариуполь, Россия подключит Донецк, и оккупированные территории потихоньку отходят от Украины. Вы видите в этом риски?

Кирилл Сазонов: Нет, рисков именно в этих инфраструктурных проектах я не вижу. По факту мы обсуждаем вопрос цены оккупации — чем дороже оккупанту обходятся эти территории, тем хуже для него. Ведь получается, что Россия там правит, ведет свою пропаганду, давит на нас с помощью этих территорий, а мы их финансируем и с помощью пенсионных выплат, и с помощью бесплатных поставок света.

Сергей Стуканов: Интересно, что люди на захваченных территориях платили за электроэнергию, просто непонятно, куда уходили деньги?

Кирилл Сазонов: Почему непонятно? Те же Плотницкий и Захарченко стали долларовыми миллионерами, у Захарченко уже больше 22-х миллионов долларов в России.

Сергей Стуканов: Дмитрий высказал мысль, что неподконтрольные территории все больше отдаляются от Украины. Подобную мысль высказал и пресс-секретарь президента России Песков. Он заявил, что прекращение энергопоставок на неподконтрольную часть, — это еще один шаг Киева к отторжению от себя своих территорий. Так ли это стоит воспринимать?

Кирилл Сазонов: Это паника Кремля — этого они очень боятся. Если захват Крыма — это была цель присоединить его к себе, то захват Донбасс — это лишь инструмент давления на Киев, чтобы либо добиться его возвращения с особым статусом, что не получилось, либо заставить мировое сообщество признать Крым российским, а они уберут войска с Донбасса.

Если бы Россия хотела присоединить Донбасс к себе, она бы подумала о том, чем занять людей, которые там находятся. То есть как-то запустить предприятия, шахты, найти рынок сбыта. Что мы имеем по факту: предприятия вырезаны на металл, те, что не вырезали, остались без заказов, потому что торговать они не могут как предприятия «ДНР», шахты затапливаются, потому что уголь никак не продашь. Россия оставляет после себя выжженную землю.

Они боятся, что Украина скажет — да забирайте себе этот кусок, и сделает шаг назад. Что они будут делать с этим чемоданом без ручки, который разграблен и выжжен?

Дмитрий Тузов: Но ведь у Путина были попытки пробить сухопутный коридор до Крыма через Мариуполь?

Кирилл Сазонов: Не совсем так, сухопутный коридор для Крыма лишен вообще всякого смысла, потому что его слишком легко порвать ударом с моря или суши. Коридор очень длинный, его невозможно охранять. Были планы создания так званой «Новороссии»: все эти дугины, корниловы писали доклады Путину, что весь восток Украины перейдет на сторону России, и в Кремле в это поверили. Когда они начали получать по морде в Одессе, Днепре, Харькове, Запорожье, они очень удивились.

Чтобы было экономически выгодно, нужно присоединить Одессу, Днепр, Запорожье, а две области не имеют смысла.

Сергей Стуканов: То есть вы считаете, что в Кремле сейчас паника?

Кирилл Сазонов: Они боятся, что в Украине скажут — да забирайте себе этот кусок, и сделает шаг назад. Что они будут делать с этим чемоданом без ручки, который разграблен и выжжен? Там же цена вопроса восстановления доходит до 50 миллиардов, еще один вопрос — создание рабочих мест. Иначе что делать с толпой безработных, вооруженных людей? Поэтому Россия строит на границе с Ростовской областью укрепления.

По тем разговорам боевиков, которые слышал я, можно сделать вывод, что если Украина даст амнистию, то 90% боевиков дезертируют сразу же

Дмитрий Тузов: То есть эти территории обречены оставаться в плачевном состоянии, такой серой зоной. Потому что непонятно, как Украина сможет адаптировать эти территории, и Россия от них отказалась?

Кирилл Сазонов: На самом деле Донбасс был в кризисе и перед этим: на шахтах и заводах часто работали технологии ХХ или XIX века. То есть индустриальная эпоха умерла, в связи с полной отсталостью эта продукция неконкурентоспособная. Но мы бы никогда усилиями украинского государства не смогли бы ее разрушить. Ведь попробуй закрыть шахты — сразу же были бы протесты шахтеров. Поэтому Путин дал этому региону шанс — он разрушил индустриальную базу. Теперь там будет либо серая пустыня на долгие годы вперед, либо постиндустриализм.

Сергей Стуканов: Но мы не должны забывать и о тысячах людей, которые работали на этих предприятиях и шахтах. Вчера были уже сообщения от боевиков, что после того, как Украина перестала запитывать территорию электроэнергией, начали останавливаться шахты. Это так?

Кирилл Сазонов: Шахта постоянно нуждается в электричестве, даже если она и не добывает уголь, там нужно откачивать грунтовые воды. Если их не откачивать, шахта полностью затапливается, потом ее уже не откачаешь. Также шахтными водами будут подтоплены низинные районы Донецкой области. И это очень большая проблема — эти воды отравлены, если они попадут в землю, там мало что будет расти, если они попадут в питьевую воду, ее пить уже будет нельзя. И эта проблема потенциально наша.

Путин ищет варианты уйти, сохранив лицо

Дмитрий Тузов: Если говорить об освобождении этих территорий, вы видите военный путь?

Кирилл Сазонов: Ситуация выглядит следующим образом: если Россия убирает оттуда свои войска, то скорее всего боевики побегут сами, притворяясь мирными жителями. По тем разговорам боевиков, которые слышал я, можно сделать вывод, что если Украина даст амнистию, то 90% боевиков дезертируют сразу же.

Аваков говорит, что нужно быть готовыми, вопрос года-полутора до полного освобождения Донбасса

Сергей Стуканов: Все это уже длиться три года, и что будет дальше непонятно. Как, на ваш взгляд, будет действовать Россия в ближайший год относительно Донбасса?

Кирилл Сазонов: Я думаю, Путин ищет варианты уйти, сохранив лицо. В идеале он хочет выборы в Верховную Раду на оккупированных территориях, выборы в местное самоуправление, украинское финансирование, амнистию боевикам и гарантии того, что это останется рычагом влияния Москвы на Киев. Потому что просто уйти — это потерять лицо.

Но с учетом того, что происходит в мире, с учетом реакции Трампа, я думаю, что Россия будет вынуждена идти на все большие уступки. Потому что уже сдать Донбасс им гораздо проще, чем его удерживать.

Дмитрий Тузов: Какова позиция Украины в этой ситуации?

Кирилл Сазонов: Украина готовит вооруженные силы, Национальную гвардию. Аваков по этому поводу говорит, что нужно быть готовыми, вопрос года-полутора до полного освобождения Донбасса. Аваков всегда говорит меньше, чем знает, поэтому я ловлю даже эти фразы: когда он говорит, что осталось полтора года, то понятно, что есть четкое понимание.

Если мы дадим Путину уйти, сохранив лицо, то боевики либо сдадутся в плен, либо побегут, а Вооруженные силы Украины зачистят территорию очень быстро.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.