Слухати

Отвечает ли реформа образования на главный вопрос: «чему учить?»

20 грудня 2016 - 06:45 767
Facebook Twitter Google+
О вопросах, на которые призвана ответить новая реформа образования, говорим с президентом образовательной корпорации «Гранд» Владимиром Спиваковским

Дмитрий Тузов: Правительство одобрило концепцию 12-летнего образования. Какие еще нововведения в систему образования нас ожидают?

Владимир Спиваковский: Сегодня новая реформа образования, которую провозгласили, предполагает переход от предметов к компетенциям: уметь зарабатывать и тратить деньги, развивать креативное и позитивное мышление, уметь выбирать приоритеты и т. д.

Другое дело, никто на верху не понимает, как это реализовать. Объявлено, что 11 лет мы учим всему, чему учили и раньше, а 12-ый год учим компетенциям. Но почему учить критическому мышлению или умению зарабатывать деньги нужно только в 12-ом классе? Этому нужно учить с детства.

Поэтому то, что 12-ый год должен быть посвящен именно компетенциям, вызывает сомнение. Ведь если останется ВНО, то все ученики в 12-ом классе все равно будут учить ВНО, а не навыки критического мышления, потому что от этого зависит судьба их обучения в вузе.

Также у нас говорят о 12-ти годах, но умалчивают о том, сколько дней в году учатся наши дети. Например, в Китае учатся 240 дней в году, в Англии — 220, а у нас 180. То есть какой смысл увеличивать количество лет, если количество учебных дней в году такое маленькое?

Самое главное, что никто сейчас не проводит образовательный маркетинг, не задается теми вопросами, которые интересуют родителей, директоров, учителей и детей. Зато спрашивают, сколько ступеней будет у школы. Но кого это интересует?

Сергей Стуканов: После реформирования можно ли говорить о том, что у человека будет лучше формироваться мировоззренческая база, с помощью которой он сможет выстраивать философию своей жизни?

Владимир Спиваковский: Вы задаете сейчас вопрос «чему учить?». Но реформа не предполагает ответа на этот вопрос, значит мировоззренческой базы не будет.

Реформа не дает ответ — учить ли большому спектру или узкой направленности. У родителей должен быть выбор — отдать ребенка в школу, чтобы он был эрудирован, или сделать из него -специалиста, обучая лишь математике. Нужно давать разные возможности.

Дмитрий Тузов: Но в школе есть определенная специализация: гуманитарные или экономические классы?

Владимир Спиваковский: Такое разделение будет в старшей школе, когда дети перейдут в 10 класс. Но у человека понимание того, кем он хочет стать, возникает только 20 лет, на втором курсе университета. Поэтому 80% выпускников делают выбор либо слушая своих друзей, либо впоследствии понимают, что сделали неправильный выбор.

Мало того, что реформа не отвечает на вопрос «чему учить?», она также не отвечает на вопрос «кто должен учить?». Что должен уметь, знать и хотеть учитель, чтобы обучать ребенка? Это должны быть не совсем учителя, а больше коучи — учить не предметам, а кейсам.

Кроме всего, учитель должен получать много денег. Но где это написано? Где вопросы переобучения учителей на новые функционалы? На эти вопросы реформа ответы не дает.

Еще один вопрос «как учить»? С помощью каких технологий? Кто-нибудь знает, о том, что таблицы умножения и Менделеева учатся за три дня, а не месяцами, как сейчас учат в школе?

Сергей Стуканов: Этому, наверное, должны учить педагогические вузы?

Владимир Спиваковский: Но педагогические вузы даже не знают, что им нужно готовить таких специалистов. А именно с них должна начинаться реформа по переподготовке учителей, как в Сингапуре и Финляндии.

Есть еще один вопрос, о котором никто не задумывается — «а зачем вообще учить?». Неужели только для ВНО? Это же неправильно.

Сергей Стуканов: Какие позитивы вы видите в той реформе, которую предлагает нам сегодня правительство?

Владимир Спиваковский: Позитивно уже хотя бы то, что правительство дало меседж о реформировании. Далее, краеугольные вопросы все же проговорены: и автономия школ, но нужно научить 17 тысяч директоров брать на себя полномочия и ответственность, и школы 3-х ступеней.

Дмитрий Тузов: Как вы считаете, детям нужно давать финансовую грамотность?

Владимир Спиваковский: Почему случается банкротство банков? Потому что многие не знают, как ими управлять, и что делать с деньгами, особенно, с большими.

Сегодня в Европе 100 тысяч вакантных мест с зарплатами от 1 миллиона евро, и эти топ-должности некому занять.

И это вопрос не высшего образования, это вопрос, который берет свои корни в детстве. Навыкам обучают с детства.

Хочу отметить, что при бюджете на систему образования примерно в 100 миллиардов гривен в год, на новую реформу перехода на 12-летний цикл обучения каждый год предполагается дополнительных 40-50 миллиардов гривен. Я считаю, что надо радоваться тому, что хоть какие-то деньги дополнительно пройдут на систему образования, на учителей, на новые учебники, на новые технологии, и на школу.

Но с другой стороны, этого не хватит, чтобы реформа осуществилась полностью.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.