Слухати

Патриоты — не только те, кто ходят в вышиванках и говорят по-украински, — волонтеры «Поезда единения»

06 січня 2017 - 18:29 167
Facebook Twitter Google+
«Поезд единения Украини "Труханівська січ"» возвратился с юга Украины, и лейтмотивом их поездки была борьба с так называемой приватизацией патриотизма

Организаторы и участники этого долговременного проекта сравнят свои впечатления с впечатлениями от поездок в другие регионы, ведь в течение прошлого года они побывали и на востоке, и на западе страны.

Одним словом, можно подвести промежуточные итоги. В студии «Громадського радио» Елена Иванова и Анна Квитницкая, волонтеры, участницы проекта «Поезд единения Украины «Труханівська січ»».

Михаил Кукин: Как давно вы побывали на юге и где именно?

Елена Иванова: Наш четвертый маршрут мы направили в Днепр, Запорожье, Волноваху, Мариуполь, Бердянск, Геническ, Херсон, Николаев и Одессу.

Каждый «поезд» не похож на предыдущий, потому что мы пытаемся реализовать то, чему научились в прошедших поездках. Например, третий поезд был интересен тем, что студенты с востока пообщались с украинцами западной Украины. Причем, мы не старались уходить от жестких вопросов, мы хотели, чтобы студенты научились сами модерировать, говорить и находить решения в сложных темах разговоров. Например, в Виннице студентам сказал один взрослый человек, что это они начали войну. На что один из студентов из Луганска отметил, что в 2013 году Украина вывела все войска. То есть мы учим говорить правду.

Четвертый «поезд» был иной. Помимо подарков и поздравлений на День Святого Николая, в «поезде» были одновременно студенты и с востока, и с запада. И они вместе анализировали то, что видят в зоне АТО. Например, студенты из Луцка были на месте гибели их батальона, который в 2014 году был расстрелян под Волновахой.

Алена Бадюк: Это каким-то образом перевернуло их восприятие?

Елена Иванова: Они увидели, что там на востоке люди помнят, там стоит памятник.

Михаил Кукин: В прошлый раз вы нам говорили, что люди с разных регионов говорят как будто на разных языках образно выражаясь?

Анна Квитницкая: Безусловно, потому что это разные регионы Украины, которые даже по-разному относятся к религии.

Алена Бадюк: Вы даже рассказывали о том, что на Закарпатье говорят, что Украина — за Карпатами.

Елена Иванова: И мы подняли в четвертом «поезде» вопрос о приватизации патриотизма. У нас почему-то считается, что только те, кто говорят по-украински и ходят в вышиванках, — это патриоты.

Михаил Кукин: Мои знакомые из Николаева, которые далеки от любви к «русскому миру», говорят о том, что в последнее время их начали раздражать украинские националисты. Они сами себя ругают, но автоматически проецируют это на всех жителей западной Украины. Не кажется ли это вам очень опасной тенденцией, которая не помогает единению, и от идеи единения мы все дальше?

Елена Иванова: Мы, на самом деле, не дальше, мы просто проходим определенный этап понимания. Например, это навязывание, что патриотом может быть только украиноговорящий, а тот, кто говорит по-русски — второго сорта, разъединяло нас еще в 2004 году. Это выгодно для того, чтобы не было взаимопонимания. Но в Николаеве же поставили первый памятник погибшим героям Небесной сотни, а, например, в Тернополе такой памятник поставили только в 2016 году, и то после скандала.

Михаил Кукин: Было ли на юге какое-то особое восприятие вашей идеи?

Елена Иванова: Стоит отметить, что отличается Запорожье, где 30 депутатов и куча народу призывает к миру с Россией. Заявляют, что надо все простить, что они — братья, что нужно отдать Крым и провести выборы на неподконтрольных территориях.

Ужасная ситуация в Бердянске, по нашему мнению. Когда в лицо говорят одно, но мы знаем и слышим, что это неправда. Очень неискренне говорят о патриотизме и любви к Украине. А количество прохожих, которые говорят: «Опять вы приперлись, сволочи, бандеровцы» достаточно большое. Примерно, как и в Одессе. Мы были на Куликовом поле, где бабушки все как один говорили, что 2 мая 2014 года приехали бандиты и расстреляли людей.

Анна Квитницкая: В Одессе на Приморском бульваре стоят щиты воинам АТО, но они все поломаны. Отношение людей к героям налицо.

Михаил Кукин: У вас так же есть и культурная программа. Кто с вами ездил в этот раз?

Елена Иванова: В этот раз у нас произошла уникальная ситуация: в первый раз Генштаб не дал нам оркестр, хотя мы ехали в АТО. И это саботаж одного-двух полковников. Один из них ездил с нами в третий раз, и у нас с ним не сошлись взгляды по поводу того, что нужно говорить правду. Он по советской привычке на каждой остановке как мантру повторял, что у нас все защищено, армия одета и обута. Ему говорили, что не стоит врать, нужно говорить, что мы к этому идем.

В итоге он написал какой-то отчет, и впервые у нас не было оркестра. Конечно, они извинялись потом, но осадок остался.

Михаил Кукин: Будет ли дальше ваш «поезд» ходить по стране?

Елена Иванова: Да, и наш пятый «поезд» поедет на север. Мы не охватили Житомир, Полтаву, Чернигов, Харьков, Сумы. Планируем поехать где-то в середине марта.

Алена Бадюк: После своей поездки на запад вы сделали неутешительный вывод, что безразличие, безнаказанность и вранье — характерные настроение и черты того населения. Подводя итоги года, как вы считаете — это всеукраинская тенденция или есть надежда на более радужные перспективы?

Елена Иванова: Не просто надежды, а есть уверенность, что несмотря на это, наш народ непобедим.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.