Слухати

Письмо полицейских о Парасюке явно не низовая инициатива, — бывший полицейский

19 березня 2017 - 15:09 571
FacebookTwitterGoogle+
Почему полицейских используют в политических целях? Как этому противодействовать? Обсуждаем с юристом, правозащитником и бывшим полицейским Михаилом Каменевым

myhayl_kamenev.jpg

Михаил Каменев // Громадське радио
Михаил Каменев
Громадське радио

Ирина Ромалийская: Тенденция использования полиции в политических целях не нова. Сейчас происходит обострение в связи с ситуацией на фронте, блокадой, разгоном?

Михаил Кукин: Письмо от 500 полицейских с просьбой наказать Парасюка — вещь для демократического общества не очень допустимая?

Михаил Каменев: Да, если говорить об этом письме — они обратились к президенту, главе парламента — не тем написали. По-моему, это очень плохая ситуация — полицейские должны действовать в рамках закона — а тут законным действием было обращение в прокуратуру, не публичное. Я не буду оценивать законность действий Парасюка, пусть это сделает прокуратура, но не хочется видеть, что полиция обращается с требованием лишить какого-то депутата неприкосновенности.

Ирина Ромалийская: А как вы оцениваете действия Парасюка с позиции гражданина Украины?

Михаил Кукин: И с правовой позиции?

Михаил Каменев: По тем видео, которые были с последнего инцидента, я не готов оценивать однозначно — кто прав, кто виноват. Но по предыдущим событиям есть вопросы на счет работы Парасюка ногами. Но все-таки Парасюк отдельно, полиция отдельно. Он должен заниматься политикой, а полиция защитой прав граждан, общественного порядка, безопасностью на улицах, раскрытием преступлений, снижением уровня преступности, но не политическими заявлениями и действиями.

Михаил Кукин: Получается, что с противоправными действиями мы боремся противоправными действиями, в определенной степени?

Михаил Каменев: Просто политики используют полицейских в своих конкретных целях. Если даже говорить о временах Януковича, мне кажется, что тогда милиция действовала в пользу государственного аппарата, который тогда был.

Михаил Кукин: Но не отдельных политиков, а сейчас получается, что конкретные политические силы имеют влияние на полицию?

Михаил Каменев: Можно конкретно сказать — «Народный фронт». У меня нет к ним никаких претензий как к политической силе, пусть делают и отстаивают свою позицию, пусть их называют «партией войны» или еще что-то, но не надо использовать полицию. Особенно после того, как эта сила вроде как ответственна за создание новой полиций, за реформу в этой структуре. Аваков — это их министр, это его партия, но полиция не должна стать частью политической партии.

Михаил Кукин: Здесь есть другая сторона медали. Если мы вспомним всю историю блокады — когда она начиналась, тогда было понятно, что эти действия противоправны. При этом министр внутренних дел, из инсайдерских источников до нас доходит, был готов разгонять эту блокаду, но президент не давал ему отмашку. Разве это правильно, что министр МВС должен ждать отмашки от президента, чтобы эти действия пресечь?

Михаил Каменев: Как правозащитник скажу с другой точки зрения — если бы это дело дошло до Европейского суда, а именно момент разгона одного из так называемых редутов, который состоялся вроде как на основании приказа Аброськина, там есть другой нюанс. Государство скажет, что были правонарушения, они блокировали железную дорогу, тогда возникнет вопрос — а что вы до этого делали, то есть до этого все было хорошо, а в этот момент все поломалось. Значит раньше считали, что все законно.

Ирина Ромалийская: В этом случае у меня даже вопрос не к министру — это фигура политическая, а к сотрудникам полиции, которые видят явное нарушение, но ничего не делают — не вносят в ЕРДР, не противодействуют — а ждут как раз политической отмашки сверху?

Михаил Каменев: А тут как раз системная проблема, о которой мы говорили еще когда принимался закон о Национальной полиции. Вопрос в том, что глава Нацполиции не лишен политического влияния министра, увы, по закону. Потому что заместителей главы полиции назначает министр (по представлению главы Нацполиции), также министр формирует смету полиции. То есть он имеет и кадровые рычаги, и нормативно правовые (все приказы), и финансовые. Пока эти три составляющие есть, нельзя говорить о независимости главы Национальной полиции.

Ирина Ромалийская: Можно сказать, Парасюк нападает, оказывает сопротивление сотрудникам полиции — писать им письма, по вашему мнению, плохо. А что стоит делать полицейским?

Михаил Кукин: В том и дело — у него же неприкосновенность, они не могут его арестовать?

Михаил Каменев: Просто я не вижу здесь низовой инициативы. Потому что об этой новости мы узнаем из от замначальника полиции — главы полиции Донецкой области Аброськина. Он сообщил, что 500 полицейских подписали это письмо и добавил, что мы направим это письмо во все райгоротделы, чтобы их тоже подписали остальные полицейские.

Михаил Кукин: То есть мы понимаем, что это, как минимум, инициатива Аброськина, а то и кого-то повыше?

Михаил Каменев: Мне тоже так кажется. При чем со всеми этими политическими движениями вокруг блокады замешан, в первую очередь, именно Аброськин, недавно назначенный замом главы Нацполиции. То есть это кандидатура, которая согласовывалась министром.

Михаил Кукин: На самом деле, полицейские должны были написать заявление в прокуратуру?

Михаил Каменев: По-хорошему, да. Если они считают себя потерпевшими, пусть обращаются. Вот если бы прокуратура бездействовала, тогда имеет смысл как-то этот вопрос поднимать. Пусть каждый орган занимается своими делами.

Ирина Ромалийская: Как противодействовать подобным вещам?

Михаил Каменев: В первую очередь, нужно деполитизировать руководство Национальной полиции. Я думаю, еще свежа в памяти последняя пресс-конференция Хатии Деканоидзе, которая сказала, что я не хочу видеть Трояна, своего первого зама, потом главой полиции. Потому что этот человек не подходит. Вопрос, а почему она тогда его назначила. Понятно почему — потому что она иначе не могла

Михаил Кукин: Потому что это было не ее решение?

Михаил Каменев: Да, эти кандидатуры согласовываются, а это ненормально. Если мы говорим, что министр должен заниматься политикой, то есть политическая функция, а глава Нацполиции должен быть менеджером, то есть административная и управленческая функция, то глава Нацполиции должен быть лишен влияния министра в плане политического, в плане назначений.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.