Слухати

«Громадське радіо» / Скачати зображення

«Плот Крым» отправится к берегам Западной Европы

18 серпня 2016 - 17:26 118
Facebook Twitter Google+
На воду Днепра в районе Почтовой площади спущен плот, который символизирует оккупированный полуостров

Для чего в Киеве спущен на воду «Плот Крым»? Когда он отплывёт и куда в итоге пристанет? И в конце концов, эффективны ли политические дискуссии в форме перформанса? Леся Кульчинская, куратор проекта «Плот Крым», и Наталья Нешевец, координатор дискуссионной программы «Школа перемещенных», рассказывают, что для путешествия все еще нужна палатка. Также по телефону говорим с Марией Куликовской, которая провела последние дни на плоту, питаясь лишь тем, что принесли киевляне.

Михаил Кукин: Расскажите подробнее о проекте.

Леся Кульчинская: Марія Куликівська ще минулого року запропонувала зробити цей проект. Саме вона є автором ідеї і перебуває на тому плоту. Вона кримчанка, хотіла висвітлити цю тему, показати про труднощі, з якими стикається переміщена особа. От ти дійсно відчуваєш себе закинутим. Це ніби як побудувати свій власний Крим, але разом з тим і крик про допомогу. Нав’язати відповідальність на людей: якщо ви не принесете мені їжі, не допоможете, то я не виживу. Але їжу, звісно, приносять.

Михаил Кукин: Ваша программа — это уже серьезная, так сказать, часть этого перформанса.

Наталья Нешевец: Перформанс привлекает внимание медиа. Но за этим ярким событием мы можем говорить о серьезных вещах. Мы попробовали вынести эти важные вопросы и говорить при отдыхающих. У нас уже было два мероприятия, посвященных отчету Amnesty International о заключенных, а также о законодательных инициативах о поддержке в этой сфере. Также обсуждали важные вопросы, касающихся ВПЛ.

Ирина Ромалийская: С нами на связи Мария Куликовская.

Как ваше самочувствие?

Михаил Кукин: Приносят ли еду киевляне?

Мария Куликовская: Приносят еду знакомые, друзья, но бывают и незнакомцы. Например, мужчина передал йогурт «из Керчи». В грозу плот пришлось спасать. Я сошла на берег, ведь плот оказался некачественным, вода начала заливать. Но я отказалась наотрез его бросать.

У нас очень много символичных случайностей. Например, по Днепру нас будет тянуть лодка «Крым». А к лодке «Крым» нас затащит судно «Доля».

Сейчас у нас по плану — Ржищев, потом — по суше до Вилково. А дальше — в Западную Европу. В Вилково планируем где-то 23-24 августа, в ночь на 25 — пересекать границу.

Михаил Кукин: Наталья, а не пытались ли вы привлечь к дискуссиям более ответственных за эти вещи людей?

Наталья Нешевец: Одно дело власть, лоббирование — этим занимаются активисты. Такая дискуссия — это изменение настроения дискурса. Это смена в обществе. Очень сложно людям в обычных разговорах объяснить, кто такие ВПЛ, что их дискриминируют.

Леся Кульчинская: При підготовці цього перформансу ми зустрічали багатьох людей, які говорили реально негативні речі про ВПО. Треба «бити» на всі точки.

Наталья Нешевец: Присутствует отношение к ВПЛ как к изгоям, поэтому нужно работать в культурном поле. И нужно поднимать эту тему в Европе, люди там тоже не понимают многое, там тоже отсутствует солидарность в кризисной ситуации.

Михаил Кукин: На этом плоту идти тяжело по Днепру, не то что морем.

Леся Кульчинская: Так в тому і справа, що на ньому неможливо рухатись. Це рятувальний пліт. І це дуже символічно. Ти ні до чого не прикріплений — це типова ситуація мігранта.

Наталья Нешевец: И для мигрантов, которые плывут на Лампедузу, это нормальная ситуация — находится на плоту несколько дней. А он для этого не предназначен.

Леся Кульчинская: Ми придумали ідею мандрівного парламенту мігрантів. Бо проблема стосується не лише кількох людей. Це буде така собі мандрівна платформа, місце зустрічей, куди б запрошували зацікавлені ГО та активістів.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.