Слухати

Политический мотив очевиден, ведь идет антиукраинская кампания, — Сергей Давидис

19 лютого 2016 - 15:58
FacebookTwitterGoogle+
Сергей Давидис, член российского Правозащитного центра «Мемориал», рассказал по каким критериям дело украинцев Карпюка и Клыха признано политическим

11 036 593_909 296 499 126 079_958 552 121 689 563 642_n_0.jpg

 Сергей Давидис / Фотография с Фейсбука Сергея Давидиса
Сергей Давидис
Фейсбук Сергея Давидиса

В студии работают Ирина Ромалийская и Борис Иванов.

Ирина Ромалийская: Что значит решение, в котором заключенные признаны политическими?

Сергей Давидис: В правозащитном центр «Мемориал» есть программа поддержки политзаключенных. Я ею руковожу. Мы исследуем дела, в которых есть политическая подоплека и нарушения. Если они соответствуют нашим критериям, ми объявляем о преследовании определенного человека по политическим мотивам.

Разумеется, РФ не признает наличие политзаключенных. Это способ привлечь внимание, подтвердить факт преследования авторитетом нашей организации.

Ирина Ромалийская: По каким критериям определяется эта политическая составляющая?

Сергей Давидис: Критерии подробные, и основанные на резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы. Конкретные критерии разрабатывались правозащитниками России, Украины, Беларуси и других стран.

Должно быть два основных критерия, чтобы мы признали человека политзаключенным. Это нарушение прав человека, возможно, и фальсификации. С другой стороны — это политический мотив, который достаточно очевидный в ходе антиукраинской кампании.

«Мемориал» следил за соблюдением прав человека в ходе чеченских воин. Мы, как никакая другая организация, владеем информацией о том, что происходило в Чечне. Имеет место перекручивания исторических фактов, и много фактических несоответствий.

Мы подробно разобрали обвинительно заключение. И с точки зрения процессуальной стороны, и с точки зрения анализа фактических доказательств. Отчет выложен у нас на сайте.

Мы хотим дать четкий сигнал обществу, которое заинтересованно в соблюдении прав человек. Это возможность привлечь и международное внимание.

Борис Иванов: Можно ли говорить об юридических последствиях?

Сергей Давидис: Оба обвиняемых обратились в ЕСПЧ, в связи с пытками, которые к ним применялись. Сомнений по этому поводу нет. У них остались следы на теле. Они зафиксированы юристами, консулом, демонстрировались на суде.

Ирина Ромалийская: Насколько Украина и украинские правозащитники защищают Клыха и Карпюка?

Сергей Давидис: Я не берусь судить. Вера Савченко вступила в дело как общественный защитник, оказывается консульская помощь. Возможность помощи на территории Чечни мала.

Важна, моральна поддержка, юридическая, привлечение внимания мирового сообщества.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.