Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Порошенко может поменять Яценюка, но сейчас все «шишки» летят на него — Гайдай

19 лютого 2016 - 16:30
FacebookTwitterGoogle+
Политический технолог Сергей Гайдай — гость студии программы «Киев-Донбасс», говорим о ситуации вокруг отставки Шокина, противостоянии Порошенко и Яценюка, политическом кризисе и возможных перевыборах

В студии работают Ирина Ромалийская и Борис Иванов.

Борис Иванов: Сегодня появилась новость о том, что Шокин подал в отставку. Я сначала увидел пост об отставке Генпрокурора в соцсети у Байдена, а потом уже появилось официальное сообщение. Что все же было раньше?

Сергей Гайдай: Шокин про свою отставку знал уже давно. Работники прокуратуры говорят, что он давно уже не работает, и просто ждал, когда об этом можно объявить. Речь идет о нескольких неделях.

У меня создалось впечатление, что он просто устал. Он человек непубличный, и просто пришел туда выполнять указания Президента. И то, что он стал такой нелюбимой публичной фигурой, его не радовало. Есть ощущение, что это больше нужно было Президенту, чем ему самому.

Шокин бы с удовольствием проводил время на заслуженном отдыхе. Он на этой должности ни на что не мог влиять.

Вы должны понимать, что мы находимся в ситуации, когда большинство органов перестало работать. По замечанию одного из работников прокуратуры, я знаю, что там работает максимум человек 10-20, остальные просто отбывают свое время в кабинетах.

Ирина Ромалийская: Почему?

Сергей Гайдай: Почему нас за границей воспринимают с трудом? Они никогда не встречались с подобным типом государств. Оно имитационное.

Например, у нас есть парламент. В любой стране Европы парламент представляет граждан, смотрит, чтобы принимались нужные законы. Украинский парламент эту деятельность имитирует. В реальности это огромная лоббистская контора, которая обеспечивает работу нескольких олигархических групп. Он не занимается законотворчеством.

Зачем нужна прокуратура? Это надзор за законностью. Но вы видели в этой стране законность? Она выполняла функцию разборки с неугодными нынешней власти людьми.

Ирина Ромалийская: А кого вы называете нынешней властью?

Сергей Гайдай: Три органа, которые сегодня имеют влияние. Это президент и его окружение. К сожалению, у нас не произошло сокращение полномочий президента и команды. У нас, начиная с Кучмы, каждый президент пытался получить максимум полномочий.

Само наличие в парламенте его большой фракции — неправильно. Он не должен иметь там представительства. У президента и так достаточно полномочий, чтобы охранять страну (он главнокомандующий), представлять ее на международной арене, и следить за законностью (он должен заниматься прокуратурой).

Остальные два органа — это Кабмин и ВРУ. Они в совокупности несут ответственность на происходящее в стране.

Борис Иванов: А Кабмин работает?

Сергей Гайдай: Нет, конечно. Вы видите реформы?

Все органы государственной власти заняты консервированием старой власти. Именно эта система обеспечивала им максимальное благополучие.

Кабмин не рулит экономикой, а ей мешает. Парламент не принимает необходимые законы. Президент не занимается возвращением территорий, а он заводит во власть свою бизнес-команду.

Нужно демонтировать всю старую модель, и нарисовать новую систему государства. Сейчас это странная раздутая система. У нас раз в 30 больше чиновников, чем нужно для управления этой страной по современным технологиям.

Ирина Ромалийская: Чем закончится противостояние между Порошенко и Яценюком?

Сергей Гайдай: Нет никакого противостояния. Разница между ними только в одном. Порошенко является конкретным владельцем собственных активов. «Рошен» — это маленькая и наиболее его светлая часть бизнеса. Не считая рейдерских захватов, он является владельцем предприятий, финансовых учреждений.

Яценюк не является прямым владельцем. Он является крупным лоббистом. Он лоббирует бизнес, и получает свои дивиденды.

Это коррупция, как в первом, так и во втором случае.

У нас есть бытовая коррупция (милиционеры, врачи). С ней бороться очень просто, стоит прийти жесткой власти.

Но есть верхняя коррупция. Должности в политике являются правом эксклюзивного доступа к органам власти. Проблема не в том, что эти люди становятся богатыми. А в том, что орган, который должен обслуживать граждан, превращается во что-то другое, это смертельно для государства.

Есть Порошенко, и он выстраивает вертикаль власти. Есть конкурирующий лоббист Яценюк, который представляет другие группы интересов.

Перт Алексеевич сильнее, как политическая фигура, чем Яценюк. Он может поменять его на свою фигуру, но сейчас все недовольство экономическим состоянием валится на премьера, а не на Порошенко.

Борис Иванов: Вы согласны, что парламентские выборы в этом году неизбежны?

Сергей Гайдай: Это единственный мирный выход, чтобы не довести страну до серьезных уличных акций. Если государство болеет, нужно запустить механизм, проводить выборы каждые полгода.

Выборы — это не нестабильность, а вынимание олигархами из черных касс денег и вбрасывание в реальную экономику.

Я бы поменял только одно правило, чтобы не приходили старые люди к власти: если ты на выборы сходил, но к тебе выразили недоверие, и проводятся внеочередные выборы, ты больше не можешь принимать участие в выборах. Тогда придут новые люди.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.