Слухати

Поставщик медпрепаратов заявляет о преследовании со стороны СБУ и ГПУ

13 вересня 2017 - 22:42 529
Facebook Twitter Google+
Доктор Сергей Христиченко, представитель фирмы «Диавита» утверждает, что сотрудники СБУ вымогают от этой фирмы «откаты» за проведенные тендеры

Попробуем разобраться в студии.

Ирина Ромалийская: Чем занимается ваша фирма «Диавита»?

Сергей Христиченко: Компания «Диавита» является дистрибьютером расходных материалов для гемодиализа производства американской компании Baxter. Основная деятельность нашей компании на протяжении 15 лет — это перитональный диализ.

Ирина Ромалийская: В чем он заключается?

Сергей Христиченко: Человек, который нуждается в диализной терапии, госпитализируется в клинику, ему имплантируется в брюшную полость специальный перитональный катетер. Человек проходит специальное обучение в течении двух недель, после чего выписывается на дом, и уже в амбулаторном режиме проходит данный вид лечения. То есть человек не потерян ни для семьи, ни для общества. Например, в Одесской области, где 110 пациентов находятся на перитональном диализе, из них более 60 работают и учатся, несмотря на то, что они являются инвалидами по основному заболеванию.

Ирина Ромалийская: То есть перитональный диализ — это метод, который позволяет проходить лечение дома, а не ездить для совершения гемодиализа в больницу?

Сергей Христиченко: Совершенно верно, потому что при гемодиализе пациент должен трижды в неделю посетить диализный центр.

Ирина Ромалийская: Сколько в стране таких центров, которые предоставляют подобное лечение?

Сергей Христиченко: Во всем мире есть два глобальных производителя расходного материала для такого лечения. И рынок между ними распределен так, что компания Baxter имеет 80-85% рынка во всех странах, другая компания Fresenius имеет 15%. Мы работаем с компанией Baxter.

Ирина Ромалийская: И вы являетесь посредником при закупке этих препаратов?

Сергей Христиченко: Да, мы являемся дистрибьютером, который работает по прямому контакту с производителем.

Ирина Ромалийская: Сколько людей у нас в стране пользуются вашими услугами?

Сергей Христиченко: Перитональный диализ начал активно использоваться в Украине 15 лет назад. И на 13-ый год мы вышли где-то на 900 пациентов.

В настоящее время за год число пациентов уменьшилось на 150 человек. К сожалению.

Ирина Ромалийская: А сколько у нас всего людей, которым необходимо лечение?

Сергей Христиченко: У нас проходит диализную терапию один из десяти нуждающихся.

Ирина Ромалийская: С какими трудностями вы столкнулись сейчас?

Сергей Христиченко: Впервые в 2015-м году Министерство здравоохранения решило провести централизованную закупку расходных материалов на всю Украину.

Ирина Ромалийская: Тут стоит заметить, что у вас покупают не частники, а государство?

Сергей Христиченко: Исключительно, потому что это дорогостоящее лечение. До 2014-го года закупки осуществлялись исключительно за счет местного бюджета.

Министр Квиташвили решил организовать программу централизованных закупок. Идея была хорошая — закупить у централизованного производителя по боле низким ценам, и раздать это в регионы. Компания Baxter, выходя на этот тендер через нас как прямого дистрибьютера, настояла, что это будет только прямой контракт без посредников и фирм-офшоров.

Компания «Диавита» вышла на этот тендер в декабре 2015 года. Сумма закупки была 143 миллиона. Компания выполнила все свои договорные обязательства, товар был поставлен заказчикам, деньги заплачены производителям.

С этого времени у компании «Диавита» начались проблемы. Проблемы известны, потому что мы знаем, от чего трясет весь фармрынок. Есть у нас такое управление в СБУ, которое называется «Головне управління контррозвідувального захисту інтересів держави в сфері економічної безпеки». Сотрудники этого управления неоднократно посещали нашу компанию и говорили, что «вы выиграли тендер на 143 миллиона, а где же здесь мы»?

Этот вопрос шокирует, но он задается всем, просто другие компании молчат.

Ирина Ромалийская: То есть с вас фактически вымогали взятку?

Сергей Христиченко: Совершенно верно. В медицине это называется «откатом», — то, что берется по факту проведенной сделки.

Ирина Ромалийская: Кто именно к вам приходил?

Сергей Христиченко: Должностные лица приходили разные. Фамилий назвать сейчас, к сожалению, я не могу, но это сотрудники данного управления.

Ирина Ромалийская: А доказательства этому у вас есть?

Сергей Христиченко: К сожалению, ни видеосъемки, ни аудиозаписей не ведется.

Ирина Ромалийская: Что было дальше?

Сергей Христиченко: Когда мы отказались и сказали, что у нас прямой контракт, произошло следующее. В июле 2016-го года началось уголовное производство, которое возбудил следственный отдел подольской полиции в отношении нашей компании. И полиция возбудила производство по факту обращению СБУ.

Ирина Ромалийская: Что вам инкриминируется в этом деле?

Сергей Христиченко: Статьи совершенно разные. Сговор с заказчиками, злоупотребления должностными обязанностями.

Ирина Ромалийская: Сговор с заказчиками — это с сотрудниками Министерства здравоохранения?

Сергей Христиченко: Да, притом, что мы там никого не знаем. В этом году уголовное производство звучит следующим образом: можлива співучасть у замаху на злочин, скоєним невстановленими особами.

Первое производство уже закрыто в связи с отсутствие состава преступления. Но как только оно закрылось, через месяц возбуждается новое.

Ирина Ромалийская: Кем было возбуждено второе дело?

Сергей Христиченко: Подольской прокуратурой № 7, и «для более эффективного расследования передано военной прокуратуре».

Ирина Ромалийская: Как эти дела отображаются на пациентах?

Сергей Христиченко: Самым негативным образом уже на протяжении года, потому что СБУ дошла до верха цинизма использования коммерческой структуры блокирования торгов. То есть с октября 2016-го года блокируется более 40 торгов для закупки расходных материалов для перитонального диализа.

Ирина Ромалийская: Как блокируется?

Сергей Христиченко: Есть подконтрольная компания «Линк-Медитал». Владелец этой компании Алексей Брашинский имеет двойное гражданство Украины и Венгрии, и состоит в очень близких отношениях с директором одного из департаментов Генпрокуратуры.

Эта компания подает жалобы. А согласно законодательству, жалобы рассматривает Антимонопольный комитет. Антимонопольный комитет, находясь под давлением той же контрразведки СБУ по экономике, под копирку принимает решения в пользу этой компании. Смысл всех жалоб — закупайте, но разбейте все на кусочки.

Поясню, в чем дело. Система для перитонального диализа — это целостная вещь. Там очень важны геометрические совмещения, чтобы была герметичность, потому что это доступ в брюшную полость. Малейшее нарушение — это инфицирование брюшной полости с развитием перитонита.

Ирина Ромалийская: То есть аппаратура в брюшной полости у пациента фирмы, которую вы представляете, может быть несовместима с препаратами других фирм?

Сергей Христиченко: Совершенно верно, об этом пишет и Министерство в Антимонопольный комитет. Оно говорит, что использование расходных материалов разных компаний в сочетании недопустимо. Антимонопольный комитет игнорирует эти заключения Минздрава, и торги везде заблокированы.

Ирина Ромалийская: То есть вы сейчас не можете поставлять эти расходные материалы пациентам?

Сергей Христиченко: Совершенно верно. У нас стоит товар на складе, компания Baxter дотировала более 5 миллионов, чтобы спасти этих людей, но пациенты получают недодиализ, то есть вместо четырех обменов в сутки идет 1-2 обмена.

С нами на телефонной связи находится Светлана Курчевская, пациент из Днепра.

Ирина Ромалийская: Вы как раз пациент той самой фирмы «Диавита». Как сейчас у вас обстоят дела?

Светлана Курчевская: С начала 2017 года мы были на гуманитарке, потому что торги были заблокированы. Представители фирмы «Диавита» предоставляли нам эту гуманитарку.

Мы с пациентами ездили в Антимонопольный комитет с просьбой оставить нас в покое, потому что та фирма, которая нам предлагает рынок, нам не подходит, ведь катетеры в брюшной полости у нас стоят фирмы Baxter. И во всем мире само лечение назначается перед операцией. То есть врачи определяют с пациентом, какое ему подойдет лечение, и лишь после этого кладут на операцию.

Так как в Украине до 2017 года только «Диавита» представляла компанию Baxter, то и все пациенты в Украине были прооперированы катетерами Baxter. Здесь приходит фирма-посредник, и начинает диктовать свои условия. Эти люди не связаны с медициной вообще, они не слушают никакие рекомендации МОЗ, ни наших докторов, которые отвечают за нашу жизнь.

Ирина Ромалийская: Что для вас лично может означать смена поставщика?

Светлана Курчевская: Я не могу сказать конкретно, как отреагирует мой организм, так как он уже адаптировался к определенному виду растворов. Таких растворов у этой новой фирмы нет.

Я сейчас проживаю дома, воспитываю ребенка, могу вести нормальную социальную жизнь, а теперь, для того, чтобы мне три раза в день переходить на другого производителя, мне нужно менять катетер. А он меняется только в условиях стационара. И вообще в мировой практике такого нет — утром один производитель, вечером — другой.

Ирина Ромалийская: Сколько людей сейчас в Украине сталкиваются с тем, что нужно менять препарат или пользоваться гуманитарной помощью?

Сергей Христиченко: Более 600 пациентов в Украине испытывают острый дефицит диализных растворов, за исключением Киева, где эти растворы были закуплены впрок. И за последние 8 месяцев число пациентов уменьшилось на 150 человек. Пациенты иногда с перитонального диализа уходят на гемодиализ, когда у них перестает работать брюшина. Так вот, на гемодиализ ушло всего 30 человек, а 120 человек ушло на кладбище, потому что не были своевременно обеспечены диализными растворами. Эти пациенты лежали дома и молча умирали.

Я считаю, что это верх цинизма и пренебрежение жизнями людей.

Ирина Ромалийская: Что сейчас происходит с этими уголовными делами?

Сергей Христиченко: 4 июля были оглашены результаты тендера этого года, в которых участвовала уже не компания «Диавита», а сам Baxter, учитывая ситуацию на рынке. А уже 7 июля военная прокуратура зашла с обысками практически к половине сотрудников «Диавиты», к нашим заказчикам — заведующим отделений с изъятием компьютерной техники и телефонов.

Ирина Ромалийская: Тендер в итоге был проведен с компанией Baxter?

Сергей Христиченко: Да, тендер проведен был, и к концу ноября ожидается поставка, но к этому тендеру компания «Диавита» никакого отношения не имеет.

Площадка Громадського радио открыта для того, чтобы выслушать позицию фирмы «Линк-Медитал», СБУ, Генеральной военной прокуратуры и Министерства здравоохранения.

Полную версию разговора можно прослушать в приложенном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.