Слухати

Правосудие переходного периода на Донбассе: важные аспекты комментируют представители УХСПЧ

22 березня 2018 - 22:03
Facebook Twitter Google+
Представители УХСПЧ рассказали о том, что такое правосудие переходного периода и объяснили на примере Станицы Луганской, почему оно необходимо

В студии координатор Центра документирования Украинского Хельсинского союза по правам человека Алексей Бида и аналитик Центра документирования Украинской Хельсинской группы по правам человека Валерий Снегирев.

 

Валентина Троян: Что такое переходное правосудие и где оно будет реализовано, в каком виде?

Алексей Бида: Правосудие переходного периода – это очень широкое понятие, которое включает в себя очень много разных действий. Когда мы говорим о постконфликтной ситуации, это переход от боевых действий, от войны, к миру.

Если мы говорим о наших реальностях, то это четыре основных направления, которые проходят в рамках правосудия переходного периода. Первое — гарантия справедливого суда для всех участников конфликта — как жертв, так и преступников; второе — сатисфакция пострадавшим; третье – реформа законодательства; четвертая часть — это так называемая гарантия неповторения. Весь комплекс реформ, сатисфакций – это большая группа мероприятий, которые дадут нам надежду на то, что в будущем такой конфликт у нас не повторится.

 

 

Одно из направлений гарантии неповторения – восстановление исторической справедливости, восстановление реальных фактов, которые происходили. Это делается для того, чтобы избежать, например, манипуляций цифрами. Один из известных фактов, когда в странах бывшей Югославии политики начали манипулировать и называть сотни тысяч пострадавших. Когда правозащитники включились в работу, начали собирать данные поименно, оказалось — десятки тысяч.

Я думаю, не будет секретом и то, что во время военного конфликта военные преступления совершаются с обеих сторон. Чтобы было справедливое правосудие, мы должны рассмотреть все инциденты, изучить и наказать виновных. Поэтому в рамках правосудия переходного периода мы делаем небольшие обзорные истории о населенных пунктах, в которых происходили какие-то боевые действия.

Валентина Троян: Если говорить о восстановлении исторической справедливости, насколько это возможно в наших реалиях, захотят ли люди восстанавливать эту историческую справедливость? Мне кажется, это очень сложно сделать

Алексей Бида: По горячим следам это сделать проще, чем спустя десятилетия. Но всегда травмирующие события откладываются у людей психологически, эмоционально. С этим нужно работать. С этим могут работать историки, психологи, медики. Люди, которые пережили неприятные события, хотят восстановления справедливости, наказания виновных как минимум. Государство, конечно, должно обеспечить им и социальное сопровождение, материальную компенсацию — и мы как раз и говорим об этих сатисфакциях.

Мы говорим о том, чтобы у нас была гарантия неповторения. Поэтому наказать преступников необходимо. Расследовать преступления, которые совершены, необходимо. Если мы будем расследовать все, что происходило, включая коллаборационистов, других людей, мы не сможем всех посадить. У нас не хватит ни тюрем, ни судов. Но определенная часть этих людей должна понести какое-то наказание за серьезные преступления.

Мировая практика показывает, что суды не справляются с таким объемом. Поэтому, например, привлекались международные судьи, открывались дополнительные суды. Готовой модели нет, она всегда должна быть регламентирована национальным законодательством, возможно, обычаями. Тут нужно ко всему подходить с умом. Поэтому для Украины разрабатывается своя модель этого переходного правосудия.

Аналитик Валерий Снегирев на примере Станицы Луганской рассказал о том, почему необходимо переходное правосудие:

«Станица Луганская – это даже не город, а ПГТ. До событий 2014 года там проживало всего 14 тысяч человек. Основным их занятием были теплицы, ранние овощи в Россию и в Луганск. Сейчас ничего этого нет. Население Станицы сократилось в 10-15 раз. Мы послали запрос, сколько населения в Станице, там на это обтекаемо ответили, что это составляет государственную, военную и стратегическую тайну. Сейчас Станица превратилась фактически в большой логистический центр.

Перед нами ярчайший пример того, что ждет даже освобожденный Донбасс на протяжении четырех лет, если не будет переходного правосудия».

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.