Слухати

Правосудие после деоккупации Донбасса. Каким оно может быть?

05 червня 2017 - 21:10
FacebookTwitterGoogle+
Юрист, эксперт аналитического центра «Украинский институт будущего» Александр Евсеев сравнивает мировую практику восстановления правосудия после деоккупации с украинскими реалиями

Пару дней назад в киевском Институте международных отношений и в Украинском институте будущего Александр Евсеев и группа экспертов представили свое видение того, что будет происходить после деоккупации.

«Установление контроля в мятежных «ДНР» и «ЛНР» — это дело будущего, но юристы уже сейчас должны обдумывать те юридические механизмы, которые помогут реинтегрировать Донбасс в нашу страну. Таких механизмов несколько.

Первое — амнистия.

Второе — общественные комиссии по установлению истины.

Третье — элементы международного правосудия.

Четвертое — гибридные суды, и, если нужно, с участием иностранцев.

Это те четыре механизма, которые всегда используются на постконфликтных территориях после возвращения туда власти.

Амнистия. Прежде всего международная практика воин в Африке, в странах Латинской Америки и так далее научила нас тому, что амнистия необходима для тех людей, которые не брали в руки оружия. Речь идет о гражданских служащих «Л/ДНР». Мы должны учитывать, что огромное количество людей не смогли выехать, поэтому остались преподавать в школах или остались исполнять какие-то обязанности в сфере «государственной службы». Это нам нужно понимать, если мы хотим повернуть этих людей лицом к украинской власти, если мы хотим возвращать людей, а не воспитывать молчаливую оппозицию.

Кроме того, под амнистию из лиц военизированных формирований не должны попасть только те люди, которые совершили геноцид, совершили военные преступления и преступления против человечности. Иными словами, если ты — сепар, который стоял на блокпосте, никого не убил, а сбежал при первом же виде украинской танковой колонны, то ты можешь попасть под амнистию. А если ты достреливал пленного солдата, а это военное преступление по всем международным канонам, то тут ни о какой амнистии речь идти не может.

Общественные комиссии по установлению истины. Очень часто государство не имеет желания и соответствующих людей, которые должны признать сам факт совершения преступления, причем обеими сторонам конфликта. Но, как правило, негосударственные и правозащитные организации и в ходе конфликта, и сразу после его завершения ведут некий реестр преступлений и ошибок, которые были допущены с позиции международного гуманитарного права и с позиции соблюдения прав человека одной или несколькими сторонами конфликта. После того, как конфликт заканчивается, общественная комиссия по установлению истины систематизирует те банки данных об обстрелах, об изнасилованиях, о пытках, которые она уже накопила, и представители комиссии общаются с теми людьми, которые еще не были охвачены ими в период самого конфликта. И на основании сбора информации с одной стороны и метода интервью с уцелевшими участниками — с другой, формируется некий доклад. Подобного рода документы были в Чили после ухода Пиночета, в Аргентине после окончания Грязной войны, в Южноафриканской республике и так далее.

То есть авторитетные люди, входящие в состав этой комиссии, выполняют ту роль, которую по-хорошему должно выполнить государство, но государство не желает признать собственных ошибок.

Гибридные суды. На территории некоторых постконфликтных государств — Косово, Тимора, Камбоджи с целью обеспечения независимости правосудия, с целью противодействия коррупционным рискам были созданы так называемые гибридные суды. Гибридными они называются по двум причинам. Первая причина в том, что наряду с национальными судьями в отправлении правосудия принимают участие и иностранцы. Вторая причина в том, что наряду с нормами национального права, которая может чего-то не учитывать и не соответствовать международным стандартам, судьи имеют право прямо ссылаться и применять международные стандарт в области прав человека, причем не только в качестве дополнительного аргумента, а в качестве главного аргумента для принятия решения.

Международное правосудие. Начиная с конца 90-х годов созданы отдельные трибуналы, которые занимались кровопролитными гражданскими войнами на территории бывшей Югославии и на территории Руанды. И уже в конце прошлого года на Генеральной Ассамблее ООН было принято решение о создании независимого и беспристрастного судебного механизма по расследованию преступлений, совершенных на территории Сирийско-арабской республики, начиная с марта 2011-года. Имеется в виду, что, когда в Сирии будет установлен мир, туда приедут международные и уцелевшие сирийские судьи, и будут вершить правосудие. Подобного рода трибуналы возможны и по Украине», — объясняет Александр Евсеев.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.