Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Презумпция правоты — это первый шаг к полицейскому государству — експерт

30 вересня 2016 - 19:50
FacebookTwitterGoogle+
Министерство внутренних дел готовит внести в парламент пакет законов о расширении прав полицейского по принципу «презумпция правоты полицейского»

Об этом сообщил глава МВД Арсен Аваков в Facebook.

По его словам, законодательные изменения будут направлены на предоставление полицейскому больших прав при взаимодействии с людьми, которые в первую очередь должны подчиняться полиции, а, в случае необходимости, в дальнейшем — обжаловать действия правоохранителя.

«Императив презумпции правоты полицейского должен стать социальной нормой! Сначала подчиняйся полицейскому — потом обжалуй!… Это ограничение гражданских свобод? Нет! Это правило безопасности — через процедуру порядка лишь на очень короткое время, которое может отсрочить права гражданина на апелляцию действий полицейского», — написал Аваков.

Он также подчеркнул, что другого пути построения эффективной правоохранительной системы нет.

«Презумпция правоты полицейского должна работать, как это происходит в Германии, США, Великобритании, Франции, Италии, Канаде и многих других странах… В пакете законодательных инициатив по обеспечению безопасности, готовящемся к внесению в парламент, МВД будет предлагать парламентариям имплементировать эту норму в законодательном поле», — добавил Аваков.

Комментирует это заявление экс-глава пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький.

В студии работают журналисты Александр Близнюк и Сергей Стуканов.

Александр Близнюк: Насколько реальны такие предложения Арсена Авакова для нашего общества?

Сергей Старенький: На сегодняшний день у сотрудников полиции и так достаточно механизмов и инструментов, предусмотренных законодательством, которые позволяют добиться законных требований сотрудника полиции.

Если полицейский предъявляет законные требования, то гражданин в любом случае ему подчинится

Но с другой стороны, большинство новонабранных сотрудников полиции не умеют ими пользоваться, а старые сотрудники полиции, которые после переаттестации в нее вернулись, продолжают свою работу исполнять недобросовестно, то есть они занимают пассивную позицию в наведении порядка.

Поэтому говорить, что нужно вводить какие-то дополнительные полномочия, я бы не стал, это больше видится как усиление власти полиции и первый шаг к установлению полицейского государства.

Сергей Стуканов: Стоит ли вообще вести речь о законах, возможно, это прерогатива соответствующих кодексов?

Сергей Старенький: Это не кодексы, и не законы. Уважение к работе полиции у общества начинается после того, как полицейский выполняет закон точно также, как он требует этого выполнения от гражданина. Такая система работает во всех странах: если полицейский предъявляет законные требования, то гражданин в любом случае ему подчинится.

И механизмов воздействия сегодня хватает, и административный кодекс предусматривает определенные штрафы. Министр привел пример, что полицейский останавливает автомобиль, а водитель его посылает куда подальше. Это мелкое хулиганство, за которое предусмотрен определенный штраф.

Презумпция правоты  не помогла бы двум погибшим патрульным в Днепре

Сергей Стуканов: Как должен себя вести полицейский, если ему оказывается сопротивление?

Сергей Старенький: Согласно закону о Национальной полиции, полицейский имеет право применить физическую силу и специальные средства в адекватной мере. В обычном разговоре полицейский обязан пояснить причину остановки или проверки документов. Если он слышит хамство, то это переходит в разряд мелкого хулиганства.

Александр Близнюк: Мы понимаем, что слова Авакова прозвучали не случайно, а после случая в Днепре, когда были убиты двое полицейских.

Сергей Старенький: Это и пугает, что такую трагедию пытаются использовать в неблаговидных целях. Если разобрать конкретно этот случай, то «презумпция правоты» этим двум патрульным не помогла бы, потому что нарушитель выполнил все требования, которые ему предъявляли полицейские. Когда же он увидел уже непосредственную опасность, то начал стрелять, но в законе о полиции и так предусмотрено право полиции на ответ на такие действия.

Александр Близнюк: Если полицейский превысит свои полномочия, как потом доказать свою правоту?

Сергей Старенький: В этом то и дело, что, усиливая права полицейского, мы должно сделать адекватную возможность для гражданина защитить свои права. А эта процедура очень сложна.

Сергей Стуканов: Если в законодательство все же будут внесены изменения, требуемые Аваковым, чем это будет грозить обычным гражданам?

Сергей Старенький: Я думаю, что пройдет какое-то сравнительно недолгое время, и полиция, увидев, что нет никакой адекватной реакции на мелкие нарушения, будет совершать еще более тяжкие нарушения. События в Кривом Озере показали, что было бы очень опасно, ели бы у тех полицейских была презумпция правоты. Они и так там перестарались.

Полицейский должен быть правильно и эффективно подготовлен

Или под Оболонским судом, куда не пускали адвокатов, представитель новой полиции, командир роты патрульных, ударил по лицу адвоката удостоверением. И этот полицейский на сегодняшний день не понес никакой ответственности.

Сергей Стуканов: Аваков сказал: «Сначала подчиняйся, потом — обжалуй». Когда можно будет обжаловать действия полицейского?

Сергей Старенький: Министр прекрасно знает, что на сегодняшний день быстрого и эффективного механизма обжалования неправомерных действий полицейских нет. Срок рассмотрения обычных административных дел – 1-2 месяца. Поэтому этот все просто приведет к безнаказанности и в конечном счете — к неэффективности работы полиции.

Александр Близнюк: Директор Центра исследований правоохранительной деятельности Олег Мартыненко в интервью «Громадському радио» заявил, что презумпция правоты полицейского, о которой заявил Аваков, нарушает презумпцию невиновности и принцип равенства права.

Сергей Стуканов: Мартыненко приводит пример из США. Напоминает ли вам это нашу ситуацию?

Сергей Старенький: Я не сторонник проведения аналогий в реформировании полиции с американской системой. Во-первых, у нас структура преступности несколько другая, чем в США, так как мы имеем наследие Совестного Союза, торжество воровских понятий и т. д.

Во-вторых, когда нам говорят, что мы хотим такую же полицию и такие же права и обязанности полицейских, как в США, то всегда забываем сказать, что в США разрешено огнестрельное оружие гражданам. Полицейский знает, что у любого гражданина может быть оружие, соответственно ему даются большие права для противодействия этому человеку.

С экспертом я соглашусь, что это может привести к недовольствам, потому что у людей в последнее время и так нарастает чувство несправедливости.

Сергей Стуканов: С чем это связано это нарастающее чувство несправедливости?

Сергей Старенький: Люди не чувствуют своей защищенности, а она не только состоит в работе полиции: это и эффективный бюрократический аппарат, который минимизирует коррупционную составляющую, и судебная система и т. д. Люди нигде не могут найти правды.

Александр Близнюк: Как и полицейскому не пострадать при выполнении своих служебных обязанностей, и не нарушить прав обычных граждан?

Сергей Старенький: Здесь ответ только один, и он очевиден — полицейский должен быть правильно и эффективно подготовлен. У нас с этим проблема: полицейского учат и с колес выпускают патрулировать улицы. В той же Америке полицейский после обучения приходит в коллектив полицейского участка, где ему передают практический опыт старослужащие.

У нас же в стране такой опыт утерян, поэтому наших полицейских нужно еще более активно готовить и тренировать: обучать минимум полгода, для командирского состава должны быть дополнительные курсы с более практическим уклоном, проводить тренинги, которые близки к реальной обстановке.

Например, девушка-патрульная, которая погибла в Днепре, была парализована нестандартной ситуацией и не всегда действовала так, как должна была действовать по инструкции.

Сергей Стуканов: Что вы посоветуете министру — отложить инициативу или ее каким-то образом трансформировать?

Сергей Старенький: В любом случае, трансформировать. И не нужно отбрасывать тот опыт, который был наработан десятилетиями в правоохранительной системе Украины. Конечно, ее нужно реформировать, но нужно прислушиваться к мнению людей, которые авторитетны в этой сфере. Они не всегда были запачканы режимом Януковича, а часто профессионально исполняли свой долг. Но сейчас они не у дел. Я знаю многих сотрудником правоохранительных органов и руководителей министерств, которые наблюдает за этим всем, и их сердце обливаются кровью, но они молчат, потому что их мнение никому не нужно.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.