Слухати

Громадське радіо / Скачати зображення

При режиме тишины связь с неподконтрольными территориями удастся восстановить за световой день, - Vodafonе

16 січня 2018 - 21:52 811
Facebook Twitter Google+
Контакта нет. Почему у абонентов компании Vodafonе на неподконтрольных территориях возникли проблемы со связью и возможен ли ремонт?

Об этом в студии Громадського радио расскажут руководитель пресс-службы компании Vodafonе-Украина Виктория Рубан и журналистка Валентина Троян.

Григорий Пырлик: Валентина, как ты столкнулась с проблемой отсутствия связи и сколько ты уже пытаешься дозвониться?

Валентина Троян: Начиная с 11 января я уже никому не могу дозвониться. Звоню я обычно в три города – Первомайск, Луганск и пригород Луганска -Лутугино. Все эти дни я не могла дозвониться, и только сегодня мне удалось дозвониться в Первомайск один раз и после этого больше не получается.

Григорий Пырлик: Связь, которую предоставляет компания Vodafonе, – эта единственная возможность, когда можно дозвониться на неподконтрольные территории?

Валентина Троян: Те люди, которым я звоню, пользуются Vodafonе. От услуг других операторов они отказались еще давно. Также я узнала, что в Вергунке Луганской области начал ловить Лайф, его там не было с 2014-го года,  Vodafonе есть в селе Пархоменко Краснодонского района и  Vodafonе есть в поселке Красный Яр – это окраина Луганска, и это фактически на линии разграничения возле реки Северский Донец. Там очень плохая инфраструктура, там все заминировано, но люди, которые там живут сейчас, в более выгодном свете, потому что у них хотя бы есть связь, в отличие от всего города.

Григорий Пырлик: Я знаю, что ты отслеживаешь и региональную прессу, и местные форумы. Что об этом говорят люди?

Валентина Троян: Какого-то возмущения нет, скорее есть грусть и обреченность в их сообщениях. Сразу скажу, что никто ничего не собирается штурмовать в Луганске, таких настроений нет, и к так называемым «властям» никто не будет обращаться с требованиями восстановить связь. Но люди очень сильно надеются, что Vodafone возобновит связь на неподконтрольной территории. Сегодня появилась возможность звонить с помощью какой-то комбинации с местного оператора Лугаком в Россию и на подконтрольную Украину. Но в Россию это 10 рублей минута, а на подконтрольную Украину – 13 рублей минута. Я не знаю, насколько люди пользуются этой связью.

Григорий Пырлик: Виктория, когда непосредственно у вас появилась информация о проблемах со связью? Вы уже поясняли, что это проблемы, связанные с кабелем, но можете ли вы объяснить развернуто?

Виктория Рубан: Действительно, с 11 января на неподконтрольной территории Украины нет связи Vodafone. И то, что время от времени у жителей каких-то поселков появляется связь, это, скорее всего, они попадают в зону действия базовых станций, которые установлены с другой стороны линии разграничения. Поэтому связь очень нестабильна, сигнал слабый. На сегодня, к сожалению, ничего пока не изменилось.

Основной причиной стало повреждение оптоволоконного кабеля, потому что наш сигнал от мобильного телефона до базовой станции идет по воздуху, по эфиру, а уже информация от базовых станций или между ними передается по оптоволокну. Это большие кабели, которые зарываются в землю на глубину 1-1,5 метра, и о повреждении такого магистрального кабеля и идет речь. То есть базовые станции стоят, они есть в эфире, туда подается электричество, мобильные телефоны тоже работают, но трафик не попадает с одной стороны в другую. Более того, нет резервных каналов, потому что повреждений несколько.

Поэтому единственная возможность, которая есть на сегодня, – это физически добраться до одного из повреждений оптоволокна, который находится в «серой зоне» и на неподконтрольной территории. На неконтролируемую территорию добраться у нас нет возможности, но при определённых договоренностях, если будут созданы условия, безопасные для нашей ремонтной бригады, мы готовы выехать в «серую зону» и довольно быстро отремонтировать повреждения.

Единственная возможность, которая есть на сегодня, – это физически добраться до одного из повреждений оптоволокна, который находится в «серой зоне» 

Григорий Пырлик: Сколько именно повреждений и были ли они сделаны одновременно?

Виктория Рубан: Мы находимся в ситуации нестабильной работы сети уже не первый год. И если говорить о тех базовых станциях и той сети, которые находятся на неподконтрольной территории, то где-то 30% базовых станций, а может и больше, находятся в нерабочем состоянии. Потому что мы не можем их технически обеспечивать и ремонтировать. Время от времени у нас случаются ситуации, когда кабель перебивается и повреждается иногда в ходе боевых действия, иногда это акты вандализма. Мы в таких случаях пускаем трафик по обходным каналам либо ликвидируем проблему, но в данном случае произошло совпадение, когда у нас нет обходных каналов, поэтому надо ремонтировать то, что мы можем отремонтировать.

Григорий Пырлик: Вокруг этой ситуации было много разных слухов и мнений. В частности, после того, как возникли проблемы со связью, организация Донбасс-SOS писала, что по странному совпадению связь пропала после того, как Vodafone ввел новые тарифы — для людей на неподконтрольных территориях услуги связи стали дороже. Вы лично связываете эти два события?

 Виктория Рубан: Я не связываю эти два события, потому что ситуация болезненная не только для абонентов, который сидят без связи, но и для нас, потому что это наши абоненты, это наши доходы. И вообще ситуация, когда ты уже который день не можешь сказать абонентом ничего внятного, чрезвычайно плохая. Поэтому я думаю, что это совпадение обстоятельств, к тарифной политике, мне хочется верить, это не имеет никакого отношения.

Григорий Пырлик: Вы можете пояснить, почему вы подняли тариф именно для жителей неподконтрольных территорий?

Виктория Рубан: Мы сделали изменения тарифной политики, потому что ситуация очень неопределенная. Я уже вам говорила о тех затратах, связанных с поддержанием сети, о том, что у нас оборудование выходит из строя, трафик перераспределяется между тем оборудованием, которое остается в рабочем состоянии, и сеть эксплуатируется абсолютно по-другому. И в такой неопределенной негарантированной ситуации поддерживать то большое количество тарифов, которое у нас есть в Украине, затратно. Поэтому для того, чтобы не повышать цены на связь и не делать радикальных решений, мы оптимизируем тарифы. Мы их уменьшили до абсолютного минимума, приняли решение, что будем обслуживать население на тех территорий в рамках одного тарифа. Там есть несколько опций, несколько возможностей по услугам связи, но это по крайней мере гарантирует то, что мы сможем предоставлять услуги связи людям.

Григорий Пырлик: Журналист Денис Казанский недавно высказывался по поводу того, что это была целенаправленная акция со страны боевиков, потому что раньше на неподконтрольных территориях уже перестали раьботать Lifecel и Киевстар. Теперь не может работать и ваша компания, поэтому это целенаправленная компания, чтобы опустить занавес для жителей неподконтрольных территорий. Вы придерживаетесь такого мнения?

Виктория Рубан: Мне трудно комментировать, в нашей стране каждый может свободно выражать свое мнение. Мы в такой ситуации находимся не первый год, и то, что случилось с Киевстаром – захват оборудования, могло произойти и с нами. Нужно понимать, что создавать такие условия, чтобы единственный оператор, который является каналом связи со всем остальным миром, перестал работать – это значит подрывать всяческие контакты с окружающим миром. Ну не знаю, если у кого-то есть такие намерения, то практически это можно сделать.

 Григорий Пырлик: Что делает ваша компания, чтобы наладить эту ситуацию? Куда вы уже разослали обращения?

Виктория Рубан: Мы обращались и продолжаем обращаться к разным государственным органам и к администрациям Донецкой и Луганской областей, и к совместному центру по контролю и координации прекращения огня, и в миссию ОБСЕ, и в Министерство по вопросам временно оккупированных территорий.

Григорий Пырлик: Кто-то уже отвечал?

Виктория Рубан: Да, у нас есть ответы, что наши официальные обращения взяты в работу, что есть хорошо. На сегодня согласовывается возможность выезда нашей ремонтной бригады и возможные сроки начала ремонтных работ.

Григорий Пырлик: Мы недавно получили новость о том, что есть информация от пресс-службы Донецкой ВГА о том, что режим прекращения огня на участке обрыва линии оператора связи Vodafone может быть объявлен сегодня или завтра.

Виктория Рубан: Это новость для нас, это отличная новость.

Григорий Пырлик: По поводу убытков, которые понесла компания, можете ли вы озвучить какие-то цифры, сколько эта ситуация вам стоила?

Виктория Рубан: Таких аварийных ситуаций случается очень много, и мы здесь не ведем счет убыткам, потому что это некая наша ответственность перед абонентами.

Мы не знаем, что там за повреждения, но по нашим оценкам, на работы уйдет не более 10-12 часов, светового дня хватит 

Григорий Пырлик: И с другой стороны есть абоненты ежемесячных тарифных планов, которые заплатили наперед и не могут сейчас получать услуги. Будете ли вы им как-то компенсировать или это форс-мажор?

 Виктория Рубан: Это, конечно, форс-мажорная ситуация, но у нас сейчас задача № 1 — восстановить связь, чтобы можно было сделать возврат средств. А потом уже будем принимать решение. Не исключается такая возможность и вероятность очень высока, что будем возвращать деньги.

Григорий Пырлик: Обращались ли вы в ОБСЕ, которые выступают посредниками в подобных ремонтах?

Виктория Рубан: Да, обращались, и эта одна из первых организаций, которая дала нам хоть какой-то ответ.

Григорий Пырлик: А профильное Министерство по вопросам временно оккупированных территорий вам уже давало какой-то ответ?

Виктория Рубан: Профильное Министерство, я знаю, тоже вовлечено в переговорный процесс или попытки обеспечить для нас возможность ремонта, но каких-то подробностей я не знаю.

Григорий Пырлик: Если тот режим тишины, который планируют объявить, все-таки наступит, то сколько времени вашей компании потребуется на то, чтобы восстановить повреждения?

Виктория Рубан: Мы не знаем, что там за повреждения, но по нашим оценкам, на работы уйдет не более 10-12 часов, светового дня хватит. 

Громадське радио пыталось перед эфиром дозвонится в пресс-службу Министерства по вопросам временно оккупированных территорий, и пресс-секретарь посоветовала позвонить напрямую заместителю министра Георгию Туке. Сегодня в течение дня он не брал трубку, поэтому позиции Министерства по вопросам временно оккупированных территорий у нас нет. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.