Слухати

Путин понял: Мустафу Джемилева не сломать — адвокат об освобождении Хайсера

27 листопада 2016 - 23:00 745
Facebook Twitter Google+
Освобожденный из российской тюрьмы сын Мустафы Джемилева Хайсер уже в Украине и приходит в себя после нескольких лет тюрьмы

У нас в гостях его адвокат Николай Полозов, который расскажет подробности освобождения и всего дела

Хайсера Джемилева осудили за неумышленное убийство, которое произошло еще до аннексии Крыма.

Михаил Кукин: Хайсер вышел на свободу, потому что закончился срок, верно?

Николай Полозов: Само по себе дело не политическое. Политическим было желание российской власти удерживать его в качестве заложника и инструмента воздействия на его отца, лидера крымских татар Мустафу Джемилева. Сам Мустафа-ага говорил, что российские власти пытались с ним торговаться, чтобы он уговорил крымских татар присягнуть Российской Федерации, а взамен обещали освободить сына.

Как не тяжело было Джемилеву, он не дрогнул и продолжил держаться той позиции, которая была избрана крымскими татарами с самого начала, что Крым — это неотъемлемая часть Украины.

Трагическая ситуация произошла в мае 2013 года, когда еще никто не оспаривал территориальный статус Крыма. Хайсер взял из дома своего отца ружье и случайно выстрелил в друга семьи, который в этот момент работал в огороде.

Несмотря на то, что Джемилев на тот момент являлся председателем Меджлиса крымскотатарского народа и народным депутатом Верховной Рады Украины, он не стал использовать административный ресурс, и все его действия были направлены на то, чтобы максимально чисто расследовалось это дело.

Но пока шло предварительное следствие, произошла аннексия Крыма, а в этот момент Хайсер находился в СИЗО в Симферополе.

Михаил Кукин: И украинский суд вынес приговор уже после того, как Крым был оккупирован.

Николай Полозов: После революции были поправки в законодательстве Украины, согласно которым можно было проводить судебные процессы заочно, то есть без участия подсудимого.

Несмотря на это РФ не приняла во внимание приговор Украины, хотя есть соглашение между Россией и Украиной о взаимном признании приговоров. Через месяц после вступления в силу приговора по делу Хайсера был вынесен российский приговор по тем же самым обстоятельствам и практически по тем же статьям.

Дело Хайсера не имело бы никакой политической подоплеки, если бы РФ не вывезла насильно гражданина Украины к себе на территорию, не пыталась манипулировать его судьбой для того, чтобы оказывать давление на отца

Хотя изначально Российская Федерация изменила квалификацию дела Хайсера, ему вменяли умышленное убийство из хулиганских побуждений. Санкция за это — пожизненное лишение свободы. Но из-за того, что ему придумали эту тяжкую статью, мне удалось добиться рассмотрения его дела судом присяжных. На удивление, была собрана чистая коллегия, это были простые люди, которые убедились, что никакого умысла у Хайсера не было. Его оправдали по статье умышленное убийство, суд был вынужден переквалифицировать дело на причинение смерти по неосторожности, а это преступление небольшой тяжести. И кроме того, присяжные посчитали, что по обвинению в хищении оружия, он достоин снисхождения. А это значит, что максимальный срок ему суд не мог назначить в принципе.

К тому моменту, как был вынесен приговор, уже истек срок за причинение смерти, который составлял два года. И к осени 2015 года снижение этого срока было обусловлено только наличием обвинения о хищении и хранении боеприпасов.

Таким образом получился срок чуть меньше, чем украинский. Хайсера отправили в колонию в Астрахань, где он провел один год и один месяц.

Так как мы добились того, что за Хайсером сохранилось его украинское гражданство, то после освобождения он не мог находится на территории РФ, и ему сейчас даже запрещен туда въезд как иностранному гражданину, осужденному за тяжкое преступление.

Ирина Ромалийская: Как российские СМИ подавали это дело? Я так понимаю, что официальная позиция прокремлевских средств массовой информации заключается в недоумении о того, что из «уголовки» делается перемога.

Николай Полозов: Пропаганде важно дискредитировать все, до чего она дотягивается. Недавно вышел фильм про Мустафу Джемилева, где его называют «форточником» и мелким криминальным элементом. То есть вся борьба, которую вел Джемилев за свой народ, все эти бесконечные тюрьмы и ГУЛАГ представляется как некий криминальный душок.

Дело Хайсера не имело бы никакой политической подоплеки, если бы РФ не вывезла насильно гражданина Украины к себе на территорию, не пыталась манипулировать его судьбой для того, чтобы оказывать давление на отца. По сути РФ сама выковала из этого дела некий политический кейс.

Ирина Ромалийская: Как встретились Хайсер с отцом?

Николай Полозов: Это, конечно, была очень трогательная встреча, потому что сам Мустафа — человек-кремень, эмоции он держит где-то глубоко внутри, но даже в это момент эта отцовская любовь растопила в нем металл. Они очень трогательно обнялись и встретились. Было ощущение, что огромный груз упал с его души.

Ирина Ромалийская: Как добирались оттуда? Я помню ваши опасения по поводу того, что могут быть различные провокации.

Николай Полозов: Я сразу хочу отметить, что освобождение Хайсера — это не только моя заслуга. В этом деле принимал участие и мой коллега Марк Фейгин. Также хочу поблагодарить своих коллег: адвоката Александра Лесового, который вместе со мной защищает Чийгоза, а в момент, когда шло предварительное следствие по Хайсеру в Украине, он защищал его на той стадии, и во многом его работа способствовала моему успеху в суде; Елену Ноугольную, киевского адвоката, которая занималась делом относительно украинского приговора. Большая благодарность народному депутату Георгию Логвинскому, который тоже приложил огромное усилие, в том числе по работе с Европейским судом. Также без консулов Украины мы вряд ли смогли бы безопасно вывезти Хайсера.

Мы ехали в консульской машине, которая наделена иммунитетом.

900 км из Астрахани до границы Украины мы ехали на нескольких машинах, видели за собой слежку, у нас был заранее разработан план по вывозу Хайсера, это была целая спецоперация

Ирина Ромалийская: То есть консулы приехали в Астрахань?

Николай Полозов: Да, это были три консула, которые привезли с собой документы Хайсера, потому что одна из интересных деталей в его деле заключается в том, что его украинский паспорт был похищен кем-то по всей видимости в Крыму. И это был одним из аргументов российской власти о том, что ему надо сделать российский паспорт, иначе, как же он без документов. В ответ я у них спрашивал, как же они его судили по ксерокопии.

Вот так практически 900 км из Астрахани до границы Украины мы ехали на нескольких машинах, видели за собой слежку, у нас был заранее разработан план по вывозу Хайсера, это была целая спецоперация.

Ирина Ромалийская: В чем был это план?

Николай Полозов: План был в том, что маршрут был по дорогах, зачастую, не общего пользования, мы петляли, заметали следы, все ехали без связи, только в определённых чек-поинтах консулы включали некие номера и договаривались со своими коллегами.

Когда мы подъехали к Ростовской области, к нам присоединился генеральный консул Виталий Москаленко, и уже вместе с ним мы пересекали границу между Ростовской и Луганской областью.

Что характерно, из машины никто не выходил. Мы в щелочку просунули документы, российские пограничники посмотрели их, заглянули в окошко, увидели нас и не потребовали, чтобы мы вышли.

Но надо понимать, что дальше за этим КПП, несмотря на то, что до зоны АТО несколько десятков километров, начинается так называемая «серая зона». Населенных пунктов там никаких нет, дорога идет через лес. И там существует опасность появления различных террористических элементов.

Поэтому с той стороны консулы нас сдали пограничникам и сотрудникам СБУ. Эти вооруженные люди пересадили нас в джипы, на которых мы доехали до первого блок-поста за Старобельском. А там нас встретили бойцы батальона «Крым», которые нас до Киева везли в броневике. Это целая детективная история, но все эти меры предосторожности оказались ненапрасными, Хайсер довезен в целости и сохранности.

Михаил Кукин: Не собирается ли к Хайсеру переезжать его мать и супруга?

Николай Полозов: Мать, скорее всего, останется в Крыму, потому что там проживает бабушка Хайсера, которая очень старенькая, и ее уже перевозить нельзя. А что касается супруги, то она переедет в Киев.

Михаил Кукин: Вы говорили, что российские власти пытались использовать Хайсера как давление на Мустафу Джемилева. Почему вдруг они поменяли тактику?

Николай Полозов: Я склоняюсь к версии, что они поняли, что манипулировать судьбой Хайсера для оказания давления на его отца бесполезно, потому что Мустафа Джемилев не дрогнет.

Ирина Ромалийская: Вы еще занимаетесь делом Ильми Умерова. Какие по этому делу последние новости?

Николай Полозов: Сейчас идет предварительное расследование. В связи с делом Умерова и я испытываю давление. После того, как его отправили на экспертизу в психиатрическую клинику, мной было направлено заявление на имя Генпрокурора России Чайки, директора ФСБ Бортникова и Уполномоченного по правам человека Москальковой. По итогам этого заявления, где я указываю на нарушения прав Умерова, следователь ФСБ Скрипка решил меня допросить в качестве свидетеля по обстоятельствам этого заявления.

Совершенно очевидно, что это сделано для того, чтобы лишить меня статуса защитника в этом деле, перевести в разряд свидетелей. Я уже обратился в Совет Адвокатской палаты Москвы, поскольку это прямое давление, когда следователь пытается вывести адвоката таким образом.

Пока суд первой инстанции отказал следователю, суд второй инстанции пошел на поводу у прокурора, который обжаловал это решение. И в скором времени должно рассмотреться заново это решение судом первой инстанции.

Причем мне не обязательно что-то говорить. Если меня просто притащат в ФСБ и составят протокол, то я уже получу статус свидетеля.

Ирина Ромалийская: Вы один из немногих российских адвокатов, которые берутся за политические дела по крымчанам. А ведь крымские адвокаты, которые взяли российский паспорт и имеют возможность работать в Крыму, боятся давать открытое интервью.

Николай Полозов: В Крыму сейчас царит особая атмосфера страха. Практически каждый день происходят какие-то новые задержания и аресты.

И там я выделяю три направления, по которым работает российская власть.

Первое — политическое, направленное против крымских татар: это члены Меджлиса, дело 26 февраля, Ахтем Чийгоз и т. д.

Второе — религиозное, дела Хизб ут-Тахрир.

Третье — дела о шпионаже и диверсиях, которые касаются преимущественно граждан Украины.

И российская власть по очереди создает информационные поводы по этим делам, не позволяя сконцентрироваться на каком-то одном направлении. Это новая методика, я ранее такого не встречал нигде в России, но она пока успешно работает.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.