Слухати

Родственники погибших в теракте под Волновахой подали иски в ЕСПЧ

13 грудня 2016 - 23:02 763
Facebook Twitter Google+
В этом иске — претензии и к Украине, и к России, но сами требования заявителей будут определяться на более поздней стадии процедуры

Почти 2 года назад под Волновахой был обстрелян пассажирский автобус. 12 человек погибли, 18 человек были ранены. О перспективах этого дела в Европейском суде по правам человека говорим с Андреем Кристенко — адвокатом и советником Юридической фирмы ILF по защите прав в Европейском суде по правам человека.

Михаил Кукин: На каком этапе сейчас находится это дело? Если иск передается в ЕСПЧ, то какие-то инстанции в Украине уже пройдены?

Андрей Кристенко: Это тот случай, когда заявители утверждают, что эффективных средств защиты на национальном уровне нет. Я сегодня общался с родственниками по двум делам, которые я сопровождаю. Они говорят, что их не вовлекают в расследование, хотя следственные органы должны эффективно привлекать родственников к расследованию по тем статьям конвенции, на которые они жалуются.

Ирина Ромалийская: В качестве кого должны привлечь родственников? Их не было на месте событий, и они не могут быть свидетелями.

Андрей Кристенко: В качестве потерпевших. Они могут знать, для чего эти люди туда поехали и когда они планировали возвращаться. Но даже если они ничего не знают, они должны иметь возможность как-то принимать участие в расследовании.

Родственники погибшей по одному из дел говорили, что Донецкий облсовет выплатил им 100 000 гривен. Родственники погибшей по второму делу сказали, что такой выплаты не было, но в городском совете Волновахи депутаты скинулись и передали им 10 000 гривен. В то же время, выплата условной компенсации никоим образом не отменяет проведение эффективного расследования.

Ирина Ромалийская: Вы подали 2 иска в ЕСПЧ от имени 2 родственников погибших?

Андрей Кристенко: Есть 2 дела. В каждом деле по 2 заявителя. В одном деле это дети погибшей, в другом деле — отец и бабушка погибшей. В одном из дел жалуются на отсутствие эффективного расследования и нарушение материального аспекта. Заявители говорят о том, что государство не предприняло необходимых мер безопасности.

Ирина Ромалийская: Что они имеют в виду, говоря о том, что государство не предприняло необходимых мер безопасности?

Андрей Кристенко: Возможно, то, что эту трасу не закрыли в связи с возможностью обстрелов. Такие меры предпринимаются на усмотрение государства.

Михаил Кукин: Речь идет о локальных мерах, а не об ответственности государства за то, что на его территории действуют террористы?

Андрей Кристенко: Это территория Украины, пусть и захваченная сепаратистским режимом. Это не снимает ответственности с государства за нарушение прав человека.

Ирина Ромалийская: А во втором иске что?

Андрей Кристенко: Помимо этих нарушений, там есть жалоба по 8 статье конвенции. Это право на уважение частной и семейной жизни жилища и корреспонденции. Речь идет об оставленном в Донецке имуществе, которым эти люди не могут распоряжаться. Также родственники погибшей жалуются на то, что они не могут свободно перемещаться по территории Украины. Это дополнительные нарушения, о которых утверждают заявители.

Михаил Кукин: В этом иске не идет речь об установлении виновников трагедии? Представители Украины утверждают, что это был теракт, спланированный руководством «ДНР». У «ДНР» противоположная версия. Они говорят, что это была спланированная провокация со стороны украинских силовых структур.

Андрей Кристенко: Заявители в этих делах жалуются на действия двух государств — Украины и Российской Федерации. Они выставляют аналогичные требования. Поскольку Российская Федерация сейчас контролирует часть территории Украины, она также несет ответственность за соблюдение прав человека на этих территориях.

Михаил Кукин: Но ни международное сообщество, ни сама Россия не признают этого контроля.

Андрей Кристенко: Международные организации признают неэффективный контроль Российской Федерации на этих территориях посредством финансирования, военной помощи и политической поддержки. Это по смыслу Европейской конвенции и есть ответственность, о которой мы говорим.

Ирина Ромалийская: Что требуют в исках от Украины и России?

Андрей Кристенко: На этой стадии не требуют ничего. Требования будут определяться на более поздней стадии процедуры, когда государства будут уведомлены о наличии таких жалоб. Сейчас заявители просят признать нарушения. Речь идет о проведении неэффективного расследования и ответственности обеих сторон за эту трагедию.

Михаил Кукин: Можете сказать что-то о сроках?

Андрей Кристенко: Понятно, что в среднем это займет около 5 лет с момента обращения в ЕСПЧ.

Михаил Кукин: Есть ли у ЕСПЧ какие-то приоритеты?

Андрей Кристенко: Есть политика приоритетности рассмотрения дел. Эффективное расследования в рамках статьи о праве на жизнь находится под номером 1 в этой политике приоритетности. Вопрос в том, будет ли ЕСПЧ рассматривать эти дела до вынесения решения по межгосударственным жалобам.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.