Слухати

Российско-белорусские учения углубили понимание между странами, — журналистка

22 вересня 2017 - 15:31 217
Facebook Twitter Google+
Обсуждаем завершившиеся вчера российско-белорусские военные учения «Запад-2017»

Украинская журналистка Марианна Присяжнюк в течение недели внимательно следила за их ходом на двух белорусских полигонах и поделилась впечатлениями.

 

Сергей Стуканов: Сегодня Александр Турчинов, глава Совета по нацбезопасности и обороне Украины отметил, что РФ во время учений испытывала ядерное оружие (массированные ракетно-ядерные удары), речь шла о баллистических ракетах. Вы бы могли подтвердить или опровергнуть эту информацию?

Марианна Присяжнюк: Последние розыгрыши боевого сценария, который более всего впечатлил и прессу и, думаю, наблюдателей, был на Борисовском полигоне. В частности, там отрабатывалась защита государственной границы с применением авиационных бомб. Сложно говорить, какого рода поражения было оружие. Информацию о применении ядерного оружия сложно комментировать, находясь в одно точке. В Беларуси было задействовано шесть полигонов, две местности в Витебской области, в России три полигона и некоторые стратегические учения практически вдоль всего северо-западного фланга: Калининградская, Ленинградская, Псковская область. Чтобы сопоставить, какое оружие применялось в течение всего этого времени, понадобится еще некоторое время, чтобы проанализировать, что происходило в локациях, где мы не присутствовали.

Сергей Стуканов: На каких полигонах вам удалось поприсутствовать?

Марианна Присяжнюк: Мне повезло больше, чем моим коллегам из Украины, которые также там были. Я была на двух полигонах. На полигоне Ружанский и Борисовский, который посещал и главнокомандующий Александр Лукашенко. На полигоне Ружанском было тяжело наблюдать и анализировать обстановку, так как нам был представлен исключительно авиабой, боевые десантники, но это было вдалеке от нас.

Сергей Стуканов: Что вам более всего запомнилось за эти семь дней?

Марианна Присяжнюк: В первую очередь, внимание привлекли такие вещи, как сообщения Министерства обороны России о передвижении кантемировской дивизии на территорию Беларуси. До сих пор непонятно, что произошло на самом деле, потому что белорусская сторона вынуждена была оправдываться, опровергая информацию, в то время как информация продолжала оставаться на официальном сайте. И за полдня, пока там было сообщение, оно успело разлететься по всему миру. Но в Беларуси говорили: нет, это не предусмотрено, никакая танковая дивизия не будет заходить в нашу страну, это не согласовано договоренностями. Является ли последствием этого то, что Лукашенко не встретился с президентом России, как было запланировано, сложно сказать. Будет видно, еще будут подводиться итоги, будут официальные заявления наблюдателей, ведь сегодня только начинает убывать техника, которая должна быть выведена до 30 сентября. Я думаю, важные детали мы еще будем узнавать.

Сергей Стуканов: Вы были ограничены в своих передвижениях там?

Марианна Присяжнюк: Что касается непосредственно работы, конечно. Мы сотрудничали с пресс-офицерами Минобороны. Сама организация была очень хорошая, но я бы не отмечала это как достижение, ведь так должно быть. Мы все понимали, что находимся на военном объекте, особенных инициатив и не должно исходить, потому что это стратегический объект, а мы находимся в другой стране.

Сергей Стуканов: Какое у вас сложилось впечатление, российские или белорусские военные ощущали себя хозяевами на полигонах? Или это было равноправное сотрудничество?

Марианна Присяжнюк: На Ружанском полигоне было авиашоу, нам не показывали непосредственно  участников. На Борисовском полигоне, когда Лукашенко закрывал учения, были выстроены дивизии, торжественно приветствовали хозяина страны, в которой они находятся. Российских было немало, было руководство Северо-Западного округа, Лукашенко их отметил подарочными часами, а ему подарили подарочный пистолет. Происходил обмен такими формальностями. Была интересная информация, что иностранные СМИ пытались подобраться в поселок, который был около полигона. Это счастье, что их не арестовали. Они хотели написать об этом репортаж, но их в очень грубой манере выгнали.

Сергей Стуканов: Вам удалось пообщаться с военными?

Марианна Присяжнюк: Мы общались с белорусскими военными. У меня сложилось впечатление, что белорусская сторона пытается сдерживать ситуацию, не зная, что будет завтра. Особенно после этой истерики с Кантемировской дивизией.

Сергей Стуканов: В каком смысле вы употребляете «сдерживать ситуацию»?

Марианна Присяжнюк: Когда союзные страны Беларусь и Россия, как официально декларируется, сообщают во время военных учений информацию, которая противоречит друг другу, это может говорить о том, что одна из сторон не контролирует ситуацию в полной мере (белорусская в данном случае). Был огромный ажиотаж со стороны СМИ, мирового сообщества, люди которые находились в Беларуси, задавали вопросы, и приходилось отбивать такую атаку.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.