Россия хочет использовать сфабрикованные аресты в Крыму, чтобы оправдать запрет Меджлиса в Гааге, - правозащитница

24 листопада 2017 - 16:41 132
Facebook Twitter Google+
Последние аресты и смерть во время обыска. Ситуацию в оккупированном Крыму обговорим с программным директором «Крымского дома» Алимом Алиевым и главой КПГ Ольгой Скрипник

alyev.jpg

Алим Алиев // Громадське радио
Алим Алиев
Громадське радио

Вчера силовики ФСБ задержали в Крыму крымскотатарских активистов Бекира Дегерменджи, Асана Чапуха, Казима Аметова, Куртсеита Абдуллаева и Руслана Трубача. С места событий на скорой помощи увезли ветерана национального движения крымских татар 83-х летнюю Веджие Кашка, которая по дороге в больницу скончалась.

Управление ФСБ по Крыму подозревает задержанных в вымогательстве в особо крупных размерах у гражданина Турции. Крымскотатарские активисты сообщают другую версию. По их словам, иностранец украл деньги у семьи Веджие Кашка, а задержанные пытались их вернуть.

В Украине уже сообщили о том, что все эти события, несмотря на повод, который озвучивают «официальные крымские власти», — это дискредитация крымскотатарского народа и Меджлиса крымскотатарского народа.

Алим Алиев знал лично Веджие Кашка.

Виктория Ермолаева: При каких обстоятельствах вы познакомились, и что вы можете рассказать об этой женщине?

Алим Алиев: Бесчеловечности оккупационного режима нет предела. Веджие Кашка – это не просто человек и ветеран национального движения, это человек-легенда для всех крымских татар. Веджие-ханум была символом оптимизма и несгибаемости народа. Она прожила достаточно тяжелую жизнь, еще в 60-е годы возвращалась в Крым, ее снова оттуда депортировали, и всю свою жизнь она провела в борьбе. Даже свою старость она провела с неспокойным сердцем.

С Веджие-ханум я познакомился в 2005-м году, когда я пришел работать в крымскотатарскую газету «Авдет». Она была стройной, невысокого роста женщиной, очень уверенными шагами заходила к нам в редакцию, и своей улыбкой озаряла всю нашу редакцию. Мы часто говорили о том, что происходит сейчас в Крыму, она рассказывала истории возвращения, как тогда было тяжело. Она рассказывала, как приходила к людям на самострои, приносила им ягненка, готовила кушать. Она была очень светлым человеком со стальным характером и несгибаемой позицией.

vedzhye_kashka.jpg

 Веджие Кашка //
Веджие Кашка

Веджие-ханум была символом оптимизма и несгибаемости народа

Виктория Ермолаева: Она боролась за возвращение крымских татар на родину, и сообщается, что ее дом был местом тайных встреч крымскотатарских активистов еще до возвращения в Крым. Также Веджие Кашка участвовала во многих акциях протеста в Крыму, ее хорошо знали и активисты, и журналисты.

Конечно, новость ужасная. Как отреагировал Меджлис крымскотатарского народа?

Алим Алиев: Это был не просто шок, целый народ потерял что-то очень важное — один из символов этой борьбы. Конечно же, реакция Меджлиса, как и всего крымскотатарского и украинского обществ, была ошеломительно-возмутительной. Потому что человека напугали, когда происходил захват, ее сердце не выдержало и она умерла по дороге в больницу. Меджлис также говорит о том, что это такие попытки дискредитировать этот орган. Потому что история, которая вчера произошла в этом кафе, подтасованная. Ведь человек, который якобы занимал деньги, настаивал на встрече именно в этом месте, хотя другие участники встречи предлагали другие места. А до этого этот человек написал заявление о вымогательстве.

Читайте также: В Крыму скончалась активистка крымскотатарского движения Веджие Кашка, ей стало плохо при задержании

Виктория Ермолаева: Крымская правозащитная группа говорит о том, что заявление этого человека ФСБ использовала, как повод для того, чтобы продолжить давление и преследование крымскотатарских активистов. С нами на связи Ольга Скрипник, руководительница КПГ.

Ольга Скрипник: Вчера мы следили за событиями, которые происходили в Крыму, пытались все документировать. Также параллельно мои коллеги пытались анализировать российские, подконтрольные Кремлю, СМИ в Крыму.

Однозначно, действия силовиков, подконтрольных России, привели к смерти Веджие Кашка, за что должны нести наказание, однако мы сомневаемся в эффективном расследовании. Но информация в российских СМИ подавалась таким образом, что все эти события, обвинения в вымогательстве они преподносили с точки зрения того, что якобы все задержанные имеют однозначно отношение к Меджлису крымскотатарского народа. Меджлис показывали в негативном смысле, выпуски с группами «вымогателей» показывали с иллюстрациями здания Меджлиса крымскотатарского народа или символикой крымских татар. То есть была агрессивная пропаганда, которая в целом создавала крайне негативный образ Меджлиса – основного органа крымских татар. Мы думаем, что это делается неспроста, мы это связываем с тем, что Россия будет пытаться использовать такие сфабрикованные дела, в том числе в деле по иску «Украина против России» в Международном суде по дискриминации в Крыму, где будут пытаться оправдать таким подлым способом запрет Меджлиса крымскотатарского народа, когда его признали экстремистской организацией в России. Это решение однозначно незаконное, что признал весь мир, однако Россия сейчас может пытаться дискредитировать людей и создавать сфабрикованные дела о том, чтобы потом на международной арене и в Международном суде ООН заявлять, что они правильно сделали, запретив Меджлис.

Была агрессивная пропаганда, которая в целом создавала крайне негативный образ Меджлиса – основного органа крымских татар

Виктория Ермолаева: Что известно о судьбе задержанных активистов?

Ольга Скрипник: Речь идет минимум о пятерых людях, которых ФСБ и МВД России пытаются объединить в одно дело. Говорят, что вроде бы нашли оружие у них, и это вызывает опасения, что дело может быть переквалифицировано на более тяжкую статью. Мы думаем, что эти данные, которые дал человек по имени Юсуф Айдан, были специально использованы для фабрикации этого дела. Мы можем получить новое уголовное дело, и этих людей, которые были задержаны, также относим к людям, которые были лишены свободы по политическим основаниям, и должны быть также освобождены, как и другие наши политические заключенные.

unnamed.jpg

Ольга Скрипник // «Громадське радио»
Ольга Скрипник
«Громадське радио»

Виктория Ермолаева: Алим, мы знаем много случаев задержания, обысков, арестов крымскотатарских активистов на территории оккупированного Крыма и России. Как можно поддержать этих людей? Что можно сделать? Возможно, вы связываетесь с родственниками или у вас есть контакты адвокатов на территории Крыма.

Алим Алиев: Конечно, мы постоянно в коммуникации с адвокатами и родственниками. В первую очередь, важно поддерживать детей тех политзаключенных, которые сейчас находятся в Крыму. Это более 100 человек, и им нужна помощь. Очень важно, чтобы Украина активно лоббировала принятие Резолюции Генеральной Ассамблеей ООН по Крыму, которая в декабре должна быть принята. И некоторые из моих коллег связывают нынешнюю ситуацию в Крыму, в том числе с этой Резолюцией.

Но я бы смотрел шире. Например, обыски вчера прошли в девяти семьях крымских татар. И они прошли не в конкретном месте, а по всему Крыму, начиная от Южного берега Крыма, заканчивая севером. И это тотальное запугивание народа делается для того, чтобы люди завтра-послезавтра не выходили.

Важно обратить внимание на то, кого обыскивали и задерживали. Это люди, которые имеют активную гражданскую позицию, люди, которые выходят на суды и на акции в поддержку других политзаключенных, которые находятся в тюрьмах России и Крыма.

Я уверен, что пресечь эти акции поддержки и маргинализировать их им не удастся, потому что, чем больше таких ситуаций будет в Крыму, тем больше людей будут выходить в поддержку своих соотечественников. Иначе не работает у крымских татар.

Важно поддерживать детей тех политзаключенных, которые сейчас находятся в Крыму

Виктория Ермолаева: Какие акции планируются в поддержку новых политзаключенных в Крыму и тех, кто арестован уже давно?

Алим Алиев: Очевидно, что нужно работать с международной площадкой, и уже сейчас часть моих коллег находятся в Брюсселе, а на следующей неделе мы с коллегой летим в Париж по этому делу. Нам очень важно аккумулировать тех, кто принимает решение в Европе. Потому что нельзя замалчивать проблему Крыма, если мы будем ее замалчивать, то репрессий будет намного больше. Мы видим, что результат в нашу пользу, когда ситуация становится публичной.

Виктория Ермолаева: Украинская прокуратура уже открыла уголовное производство по факту ведения незаконных обысков, задержаний и смерти ветерана крымскотатарского национального движения Веджие Кашка. По вашему мнению, будет ли рассматриваться это дело об убийстве на территории оккупированного Крыма или это все сойдет на «нет»?

Алим Алиев: Я боюсь, что оно не просто не будет расследоваться, а превратится в королевство кривых зеркал – все вывернется наизнанку и будет показано в абсолютно другом свете. К счастью, здесь в Киеве мы с прокуратурой АРК активно работаем, и она оперативно реагирует на такие вещи. Но, к сожалению, доступа в Крым никто из представителей власти и украинских правозащитников не имеет.    

Нельзя замалчивать проблему Крыма, если мы будем ее замалчивать, то репрессий будет намного больше.

Виктория Ермолаева: Наверное, сегодня нужно обратиться к родственникам Веджие-ханум и тем, кто знал эту женщину. Что тут можно сказать?

Алим Алиев: Я хочу сказать своим соотечественникам в Крыму: мы здесь будем делать все, что возможно, и все, что от нас зависит, чтобы как можно скорее мы воссоединились и жили в одном большом свободном Крыму.

Виктория Ермолаева: Что, по вашему мнению, нужно делать для деоккупации Крыма?

Алим Алиев: Первая вещь, которая необходима, это начать международный переговорный процесс по деоккупации Крыма, потому что нет ни одной площадки по такому процессу ни в Европе, ни в других цивилизованных странах. Если ее не создать, то мы будем постоянно латать эти дыры, которые называются нарушением прав человека на оккупированных территориях.

Я не верю, что Россия, которую представляет сейчас Путин, пойдет на такой процесс. Но я уверен, что процесс должен быть запущен сейчас без него, а через некоторое время, когда сменится руководство на более либеральное, этот процесс стоит двигать вместе уже с ними. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.