Слухати

СБУ отпустила подозреваемого в сепаратизме Клинчаева за 4 квартиры?

20 січня 2017 - 00:12 126
Facebook Twitter Google+
СБУ считает эту информацию фэйком и отказывается от комментариев

Луганский блогер, журналист Всеволод Филимоненко рассказывает о своем расследовании, в ходе которого ему стало известно что депутат Луганского областного совета Арсен Клинчаев перед тем, как покинуть страну подарил родственнице следователя, который вел его дело, 4 квартиры.

Валентина Троян: Как вам стало известно об этих квартирах и на каком этапе ваше расследование? Насколько я знаю, есть новые подробности.

Всеволод Филимоненко: Я получаю информацию только из открытых источников, поэтому я подал запрос в единый реестр недвижимого имущества в 2016 году и сравнил его с запросом, который подавал другой блогер в 2014 году, в результате чего выяснил, что не хватает одной квартиры. После этого я подал отдельный запрос по коду недвижимого имущества и получил еще один ответ, в котором увидел, что в один день в течение 40 минут было оформлено сразу 4 квартиры на некую Лилию Тертичную.

Позже мои источники сообщили, что этот человек имеет отношение к следствию, она является родственником следователя, а также имеет связи с Генеральной прокуратурой. Мы должны понимать, что следствие в отношении Клинчаева в любом случае проводила прокуратура.         

Валентина Троян: Насколько это близкая родственница?

Всеволод Филимоненко: По нашей информации, это тетя.

Валентина Троян: А вы пытались связаться со следователем?

Всеволод Филимоненко: СБУ на просьбу опубликовать фамилию следователя заявляет, то сотрудники СБУ принимают участие в операциях под прикрытием в разного рода бандитских группировках, и, в случае обнародования их фамилий, им и их родственникам могут мстить бандиты. Такие сказки я слушаю на протяжении уже долгого времени.

Естественно, сотрудники СБУ подают декларации, но их не публикуют, поэтому мы не можем знать, какое они имеют имущество и какие дела они ведут.

Валентина Троян: Мы также обращались в пресс-службу СБУ, но нам ответили, что это фэйк, и эту информацию не комментируют. А вы обращались в СБУ?

Всеволод Филимоненко: На все вопросы для прессы, в СБУ отвечает некая  Елена Гитлянская. И как было в ситуации с Сергеем Корсунским, когда мы нашли его в киевском кафе. Гитлянская говорила, что мы сорвали спецоперацию СБУ, выявив этого террориста. Точно такую же модель поведения выбирает СБУ и в этот раз.

Анастасия Багалика: Вы говорили, что сначала не досчитались одной квартиры. А в тех материалах, которые вы нашли, оказалось, что на некую Лилию Тертичную переписали 4 квартиры. 3 из них кому принадлежали?

Всеволод Филимоненко: Одна из них точно принадлежала Арсену Клинчаеву. Но мне удалось вчера встретиться с нотариусом Олейниковым, который заключал эти сделки, и он мне поведал, что, когда переоформлялись эти 4 квартиры, приходил Клинчаев вдвоем с Тертичной. То есть или Клинчаев имел доверенность еще на 2 другие квартиры, или они также принадлежали ему, но не были внесены в реестр.   

Анастасия Багалика: То есть получается, что все 4 квартиры так или иначе раньше принадлежали Арсену Клинчаеву?

Всеволод Филимоненко: Выходит, что да.

Анастасия Багалика: Когда это происходило?

Всеволод Филимоненко: Это происходило 4 августа 2016 года, по данным СБУ, которые они представили в ответ на запрос издания «Четвертая власть». Как раз в начале этого месяца Клинчаев покинул территорию Украины, а его арест, соответственно, перед этим не был продлен судом.

Анастасия Багалика: А где происходило переписание квартиры?

Всеволод Филимоненко: На улице Прорезной, 4.

Анастасия Багалика: После этого Клинчаев выехал, и вы считаете, что эти квартиры — это искупление за то, что его отпустили?

Всеволод Филимоненко: Безусловно. А какой еще смысл выпускать такого уровня подозреваемого, который мог бы дать серьезные показания против Медведчука?

Еще работая журналистом в Луганске, в 2012 или 2013 году я фиксировал собрание «Украинского выбора», где Медведчук вместе с Клинчаевым проводили вместе мероприятие. Клинчаев в то время возглавлял «Украинский выбор» в Луганске и, соответственно, был причастен к всему, что произошло, то есть развязывал войну. Мы видели его на сепаратистских митингах и знаем, что он в отличных отношениях с Ефремовым и постоянно с ним поддерживал контакт во времена «русской весны».

Анастасия Багалика: Если отталкиваться от личности Лилии Тертичной и предположить, что она действительно тетя следователя с СБУ, то к кому нас ведет этот след?

Всеволод Филимоненко: Он, безусловно, ведет нас в СБУ и Генпрокуратуру, потому что получается, что это дело находилось без контроля обеих структур. Если бы Генпрокуратура не была замешана в этом, то она должна была бы после бегства Клинчаева обязательно провести проверку и открыть дело на кого-то из следователей СБУ. Если виновны следователи Генпрокуратуры, то почему СБУ не сделала никаких заявлений? Выходит, здесь какая-то круговая порука, что ли.

Валентина Троян: Что еще вам рассказал нотариус?

Всеволод Филимоненко: Нотариус подтвердил, что он заключал договор-дарственную, и стоимость имущества была действительно занижена. Он сказал, что готов раскрыть все данные, если к нему обратятся компетентные органы.

Анастасия Багалика: Есть информация, что сейчас делает Клинчаев в Российской Федерации?

Всеволод Филимоненко: На данный момент нету даже точной информации, где он находится. Изначально СБУ сообщило изданию «Четвертая власть», что он якобы покинул Украину на границе с Россией. На самом деле он пересек границу с Белоруссией и, возможно, и сейчас там находится.

Я видел несколько видео и передачу «Антифашист» с его участием, но где она снималась, я не знаю. У него был значок ЛНР, а фон виртуальный, поэтому определить, что это за студия и где она находиться — невозможно. Фотография с постаментом «Я люблю Луганск», опубликованная Клинчаевым, тоже могла быть сделана ранее. Поэтому достоверной информации о месте его пребывания у меня нету. И он также не отвечает на телефонные звонки, телефон просто отключен.

Валентина Троян: Заинтересовались ли вашим расследованием правоохранительные органы?

Всеволод Филимоненко: На мой пост в Фейсбуке отреагировал Луценко, написав, что такого дела у них нет, и в день опубликования расследования Генеральная прокуратура вроде бы провела соответствующую проверку. Позже Лариса Сарган, пресс-секретарь Юрия Луценко, начала писать в комментариях к моему посту, что я лжец, что они провели проверку и никакой сестры у их следователя нет. Я попросил опубликовать ее какие-то официальные данные, хотя бы номер этой проверки, чтобы можно было удостовериться не врет ли она, но, к сожалению, таких данных она не опубликовала.   

Валентина Троян: Вы говорите, что Лилия Тертичная якобы работает в прокуратуре, нельзя ли просто проверить, работает ли там такой человек?

Всеволод Филимоненко: Вероятнее всего, там работает ее родственница, там тоже есть некая Тертичная. Но якобы опросив сотрудницу Генпрокуратуры с похожими анкетными данными, та заявила, что у нее действительно есть сестра, но у нее другое имя.

Может быть у нее есть еще одна сестра, может быть информация, которую опубликовала Генпрокуратура, не соответствует действительности, проверить мы это не можем.

Анастасия Багалика: А в НАБУ вы еще не обращались?

Всеволод Филимоненко: Нет, и официальной реакции я пока не видел. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.