Слухати

СБУ в 2013 году отрабатывало деблокирование крымского парламента, — историк

11 листопада 2016 - 17:00 54
Facebook Twitter Google+
О том, что происходило в феврале 2014 года в Крыму, подробно описал в своей книге «Оккупация Крыма» историк Владимир Головко

12.30vladymyr_golovko.jpg

Владимир Головко // Громадське радио
Владимир Головко
Громадське радио

Валентина Троян: Расскажите об идее создания такой книги и почему в этой книге описан именно период с 2010 года до наших дней?

Владимир Головко: Изначально тема оккупации Крыма и последующих событий на Донбассе вышла в материалах проекта Национальной академии наук Украины, приуроченному к 25-летию украинской Независимости. Это академическое издание на украинском языке.

Поэтому возникла идея выдать что-то популярное, чтобы не только эксперты и политологи могли ознакомится, но и широкая аудитория.

Поэтому появилась русскоязычная книга «Оккупация Крыма», которая простым доступным языком объясняет те противоправные действия, которые Россия совершала в отношении Украины в это период.

Я взял соответствующий период, потому что попытался разобраться, как повлияла на аннексию Крыма ситуация на полуострове накануне, то есть после избрания Януковича президентом, и довел изложение до августа 2016 года, когда Россия обвинила Украину в прорыве диверсионных групп.

СБУ в октябре-ноябре 2013 года отрабатывало операцию по деблокированию крымского парламента. Но в феврале, когда надо было эту операцию применить, была полностью деморализована силовая структура

Дмитрий Тузов: И подобные обвинения продолжаются, на днях снова в Крыму были задержаны так называемые «украинские диверсанты», на этот раз люди, которые занимались аналитикой. Как вы считаете, что за этими задержаниями стоит?

Владимир Головко: Я считаю, что это результат внутренней борьбы в Кремле между условными ястребами и голубями. Я интерпретировал, что августовские события были связаны с инициативами бывшего главы администрации Путина Сергей Иванова. Помните, что буквально через день-два после этих событий он был смещен со своей должности.

Я думаю, что здесь опять имеет место инсинуация партии войны, которая пытается удержаться у власти. Поэтому действуют по той же самой схеме.

Валентина Троян: Вы сказал, что отправили экземпляр своей книги Владимиру Путину.

Владимир Головко: Мы отправили его в пятницу, и отслеживаем ее путь. Сейчас она находится во Внуково в цехе № 1. Теперь, мы ждем, когда от Внуково она доедет до Кремля.

Валентина Троян: Какой момент в книге был для вас противоречивым?

Владимир Головко: Очень сложно было описать настроение крымчан в феврале 2014 года. Есть разные точки зрения, что все крымчане в один голос поддержали Россию, а есть другая точка зрения, что была значительная часть людей, которая тому сопротивлялась.

Как описать, что крымчане скептически относились к Евромайдану и российская пропаганда вовремя упала на хорошую почву?

Также тяжело описать, как повлияла революционная эйфория, отмена закона Кивалова-Колисниченко, как это было использовано в полной мере российской пропагандой. Языковые вопросы до сих пор разделяют нашу страну, а тогда они сильно обострились. Поэтому очень сложно мне было это описывать как историку, чтобы быть объективным.

Я наконец-то понял, почему на медалях у российских военных написана дата 20 февраля, если Путин заявлял, что только 23 февраля он начал задумываться о спасении крымского народа

Валентина Троян: На презентации вашей книги выступал активист Сергей Мокренюк, который говорил факты, о которых не было известно. К примеру, о том, что, когда он покупал продукты для украинских военных в Крыму, когда они нуждались в помощи, некоторые предприниматели ему делали скидку, узнавая о том, кому именно закупаются продукты.

Владимир Головко: Я как историк должен писать о том, что подтверждено фактами. То есть я не могу говорить, что этой поддержки не было, но я должен был писать объективно подтвержденную информацию. Но такие факты, о которых выговорите, необходимо собирать в общую картинку и уже дальше что-то с ней делать.

Дмитрий Тузов: В тот момент было достаточно проявления мужества и героизма наших украинских военных, которые остались верными украинской присяге, перегоняли технику на материковую Украину, и поднимали самолеты со взлетной полосы, которая была уже заблокирована российскими танками. Но мы мало говорим о тех, кто предал свою страну. Какой процент таких военных?

Владимир Головко: Счет идет на тысячи человек. Я в своей книге привожу данные, сколько таких военных, работников прокуратуры и милиции. В целом порядка 10 тысяч там осталось, а это около 60%.

В этом ключе я бы хотел обратить внимание на то, почему я начал писать книгу с 2010 года. Социология говорит о том, что при Януковиче резко снизилось количество людей, которые выступали с сепаратистскими ценностями.

При Ющенко порядок таких людей состоял около 35%. Когда пришла команда Джарты, они зачистили местные элиты, и была выстроена жесткая силовая вертикаль, которая была заточена на лояльность к Януковичу и его команде. Как только Янукович сбежал из страны, эта вертикаль осталась бесхозной. То есть авторитаризм создал систему, которая была жесткая изнутри, но перестала функционировать, когда первое лицо сбежало.

В ходе подготовки книги я нашел очень интересные сведения о том, что СБУ в октябре-ноябре 2013 года отрабатывало операцию по деблокированию крымского парламента. Но в феврале, когда надо было эту операцию применить, была полностью деморализована силовая структура.

То есть предпосылки были, но не потому что кто-то собирался сдавать Крым, а потому что угроза демократии является угрозой безопасности. Это один из уроков, который нам показывает аннексия Крыма.

Валентина Троян: Кроме отрытых источников, вы работали с какими-то закрытыми документами?

Владимир Головко: Я беседовал со специалистами по Нацбезопсности, которые мне разъясняли какие-то нюансы. Также я являюсь политическим экспертом и был в свое время в сфере Нацбезопасности, поэтому это дает мне некое понимание событий того времени.

Дело было не в спасении крымчан, а в том, что Майдан договорился с Януковичем

Валентина Троян: Во время работы над книгой вы открыли для себя какие-то новые факты?

Владимир Головко: Для меня был совершенно новый факт тренировки СБУ, о которой я говорил. Дальше я наконец-то понял, почему на медалях у российских военных написана дата 20 февраля, если Путин заявлял, что только 23 февраля он начал задумываться о спасении крымского народа. Оказывается, в одной з книг российского писателя написано, что 20 числа здесь, в Киеве, лидеры Майдана договорились с Януковичем о регулировании политического процесса, и о том, что в конце года будут перевыборы президента, и Украина продолжит путь евроинтеграции. Об этом было доложено Путину, который понял, что он теряет Украину, и 20 числа отдал команду войскам выступить на Крым.

То есть дело было не в спасении крымчан, а в том, что Майдан договорился с Януковичем.

Исторически Украина выступала одним из создателей Российской империи, поэтому мы должны забрать свое, иначе наши основные культовые герои будут забраны Россией 

Дмитрий Тузов: Крымчане мне рассказывали, что уже за несколько недель до оккупации они заметили чужих людей, которые не ориентировались на местности, пересчитывали цены на рубли и гривны. У вас это отражено в книге?

Владимир Головко: Да, реальная механика оккупации прослеживалась еще с января 2014 года. Вспомним, когда российский православный олигарх Константин Малофеев привез святые мощи в Крым, и в то время начались переговоры с Константиновым и Аксеновым о том, чтобы они поддержали оккупацию Крыма. Поэтому начали подтягиваться люди в штатской форме, чтобы освоить территорию и в нужное время показать, что они настоящие крымчане, которые беспокоятся о том, что «Правый сектор» приедет с битами убивать всех, кто говорит в Крыму на русском языке.

Мы должны сказать: «Спасибо, Владимир Владимирович, что поставил в Москве памятник украинскому государственному деятелю. Вслед за ним придем и мы».

Дмитрий Тузов: Вы сейчас затронули важный вопрос — использование православной риторики во всех этих боевых действиях. Я не могу не спросить о вашем мнении по поводу того, что Путин открыл недавно в Москве памятник князю Владимиру. Насколько это ложится в контекст пропаганды о том, что Украины никогда не было? Говорит ли это о том, что Путин готовит и следующее поколение россиян, которое бы воспринимало Украину так, как воспринимает ее он?

Владимир Головко: Я прежде всего смотрю на это памятник, как на вызов Украине. Сначала он говорит о том, что русский мир там, где говорят по-русски, потом он говорит, что Херсонес — это святое место ля России, там Владимир крестил Русь. И теперь Херсонес на оккупированной территории Россией. Улавливаете логику? Мы должны бороться за свое прошлое. Исторически Украина выступала одним из создателей Российской империи, поэтому мы должны забрать свое, иначе наши основные культовые герои будут забраны Россией.

Поэтому мы должны сказать: «Спасибо, Владимир Владимирович, что поставил в Москве памятник украинскому государственному деятелю. Вслед за ним придем и мы».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.