Слухати

Шевченко о готовящейся блокаде «ЛНР» и «ДНР»: Вопрос законодательства для нас не особо важен

18 грудня 2016 - 23:17 1244
Facebook Twitter Google+
«Нас интересуют военнослужащие, которые находятся в плену более двух лет. Мы хотим ускорить процесс обмена», — говорит ветеран батальона «Донбасс»

Евгений Шевченко, ветеран батальона «Донбасс», рассказывает о возможной блокаде неподконтрольных территорий.

Ирина Ромалийская: Если боевики не пойдут на обмен наших заложников, вы объявите блокаду неподконтрольным территориям?

Евгений Шевченко: Ветераны необъявленной войны с РФ решили вернуться к успешному опыту. Сейчас происходит координация действий. В декабре 2014 года были остановлены все грузовые автомобили гуманитарного конвоя Ахметова. Также были заблокированы ряд транспортных артерий Луганской области, на Бахмутской трассе. В течение полугода не получалось обменять побратимов из батальона «Донбасс», которые попали в плен в Иловайске. Полгода нам обещали обмен, но террористы и россияне не обменивали. Мы были вынуждены пойти на такие меры. В течение 7 или 8 дней 97 человек с нашего батальона вернулись домой.

Григорий Пырлик: Блокада будет проходить на контрольных пунктах въезда-выезда?

Евгений Шевченко: Будем смотреть на те контрольно-пропускные пункты, через которые проходят продукты питания, алкогольные напитки, сигареты. Мы планируем заблокировать железнодорожные пути.

Григорий Пырлик: Блокирование транспортных магистралей в Уголовном кодексе рассматривается как преступление. Вы не боитесь проблем с правоохранительными органами?

Евгений Шевченко: Нас точка зрения законодательства в разрезе торговли с террористами не интересует.

Ирина Ромалийская: Вы будете фактически нарушать закон?

Евгений Шевченко: Естественно, сели это будет считаться нарушением закона. Я не понимаю, какой статьей закона регулируется торговля с террористами и оккупированными территориями.

Я до сентября 2014 года был никем на фронте. Меня оформили только в сентябре. Никто не спрашивал, законно ли это. Вопрос законодательства для нас не особо важен. Для нас важен результат.

Ирина Ромалийская: Помощник председателя СБУ Юрий Тандит заявил, что все каналы торговли перекрыты.

Евгений Шевченко: Это неправда. Спросите у Тандита о железнодорожных путях. Каждый день идут по 5 — 7 составов. Они возят уголь, лес.

Ирина Ромалийская: Если вы будете блокировать железнодорожные пути, то те товары, которые официально пересекают линию разграничения, будете пропускать?

Евгений Шевченко: Как они могут официально пересекать линию разграничения?

Ирина Ромалийская: Некоторые предприятия работают на неподконтрольных территориях, но зарегистрированы в Украине. Это, например, угольные шахты.

Евгений Шевченко: Какая может быть торговля, если это оккупированная территория? Мы этого не понимаем.

Нас интересуют военнослужащие, которые находятся в плену более двух лет. Обмен всех на всех прописан в Минских договоренностях. Мы хотим ускорить этот процесс.

Ирина Ромалийская: До какого момента вы будете проводить блокаду?

Евгений Шевченко: Будем смотреть, как на это отреагирует власть, как отреагируют террористы.

Григорий Пырлик: Сколько человек вам нужно?

Евгений Шевченко: Я думаю, что 200 человек нам хватит. Наши люди имеют зарегистрированное  охотничье оружие.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.