Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Скандалы с Лещенко и Дубинским — заказные, — Скляревская, видео

15 вересня 2016 - 10:30
FacebookTwitterGoogle+
Откуда берутся многочисленные медиаскандалы и кому они выгодны, мы обсудим с журналистом издания «Детектор-медиа» Галиной Скляревской

Не иссякают темы, связанные с журналистами, которые становятся резонансными для всего общества.

Скандал с телеканалом «Интер» затмил скандал с квартирами Лещенко и Дубинского, потом отвлек внимание Зеленский со скандалом на фестивале в Юрмале.

Михаил Кукин: На самом ли деле обществу так важны эти скандалы, или мы их сами раздуваем?

Галина Скляревская: Лещенко не как журналист, а как депутат является центром скандала, как и любой другой депутат.

Михаил Кукин: Но есть же более одиозные депутаты, и с ними связаны более скандальные истории, но они не вызывают такого резонанса? Не связан ли скандал с его квартирой с тем, что Лещенко в прошлом организатор многих журналистских расследований, которые многих вывели на чистую воду?

Галина Скляревская: Лещенко сам связывает это скандал с квартирой именно с нынешней антикоррупционной деятельностью, и продолжает вести себя больше как активист, а не как депутат или журналист.

В интервью «Стране UA» он сказал, что «другого Лещенка у меня нет, и я не считаю необходимым что-то скрывать».

Я не знаю, мог ли заработать Лещенко деньги на эту квартиру, но предполагаю, что мог. Потому что довольно много журналистов имеют достаточно серьезные накопления и жилье в центре Киева. Хотя 300 тысяч долларов – это немало.

 Не знаю, мог ли заработать Лещенко деньги на эту квартиру, но предполагаю, что мог.

Елена Терещенко: Говорят, что это заниженная сумма?

Галина Скляревская: Я видела подобную квартиру в этом доме, выставленную на продажу, и она стоила 286 тысяч долларов, то есть, я думаю, что сумма не занижена.

Вероятнее всего, он втянут в скандал людьми, которые в этом скандале заинтересованы, как и Дубинский. Очевидно, что против них двоих ведется организованная кампания.

Другое дело, что медиасообщество, которое не получает деньги от исполнения заказов, тоже отреагировало на это.

Михаил Кукин: После того, как сотрудники холдинга «1+1» написали гневные посты по этому поводу после высказанного мнения Коломойского, я засомневался, бесплатно ли их творчество в Facebook.

Галина Скляревская: На самом деле, высказались многие, не только сотрудники «1+1».

Елена Терещенко: Высказались действительно многие, но вы посмотрите, с какой готовностью на это реагируем мы?

Галина Скляревская: Да, ведь чужая небедность порождает зависть. Например, бабушки из моего подъезда очень возмущены поступком Лещенко. Они не понимают, за что он получил такие деньги, ведь как оценить с точки зрения человека, который читает газету «Сегодня», усилия, которые затратил Лещенко на расследование каких-либо коррупционных схем?  

Михаил Кукин: Да, и мы тоже подозреваем, что у таких расследований тоже бывают заказчики, и эти расследования дорого стоят.

Галина Скляревская: Возможно, и я спрашивала не у одного журналиста-расследователя, понимают ли они, кто является источником слива информации, в случае, если эта информация направлена против конкретного человека, и, возможно, источник сливает эту информацию, потому что уничтожает конкурента. 90% людей ответили, что не будут интересоваться причинами того, зачем источник сливает. Если информация правдива, они в любом случае это расследование проведут.

И в этом есть смысл, ведь увольняют же чиновников.

Михаил Кукин: Если затронуть историю с Дубинским. Может ли журналист успешного расследовательского проекта иметь 4 квартиры и 3 земельных участка?

Галина Скляревская: В 2015 году у меня вышло большое интервью с Дубинским, где он довольно четко дал понять, что он всегда хорошо зарабатывал как журналист, и у него есть серьезный бизнес. И на момент 2014 года у него уже все было неплохо, он не скрывал количество своих машин и т. д.

Может ли человек заработать на такую недвижимость легальным путем? Предполагаю, что да. Я ведь не знаю, какая зарплата на канале «1+1». У Дубинского в Facebook написано, что на момент 2013 года у него на счетах хранилось около 400 тысяч долларов.

Елена Терещенко: На самом деле, есть очень много гораздо более одиозных личностей, чем Лещенко, или к примеру, Зеленский.

Галина Скляревская: Скандал с Зеленским – отдельная тема, никак не связанная с заказом. Мне кажется, что это спонтанная реакция сообщества. Шутки всегда являлись поводом для скандала и причиной для обид.

Юмор студии «Квартала 95», на мой взгляд, очень примитивный, и тут я бы провела параллель с Задорновым. Но они имеют свою огромную аудиторию. Я думаю, что это какой-то казус – скандал с выступлением «Квартала». Потому что, во-первых, прошло довольно много времени с момента самого фестиваля, и, судя по счастливым лицам, которые на нем присутствовали, они не увидели в выступлении какого-то оскорбления.

Все эти скандалы, заказные они или нет, выгодны тем, кто потихоньку делит деньги, землю и мандаты.

И я думаю, что эта тема не будет развиваться далее, в отличие от заказных скандалов с Лещенко и Дубинским.

Хотя, не важно, заказные скандалы, или нет, они ужасно выгодны тем, кто потихоньку решает свои серьезные вопросы.

Михаил Кукин: И дискредитируют попытку провести антикоррупционную деятельность.

Галина Скляревская: Я разговаривала с Наталкой Гуменюк, которая справедливо сказала, что у нас много критики в адрес президента и чиновников, однако она почти всегда неконструктивна. Ведь их критикуют за то, что они что-то не так сказали, а там, где нужно критиковать –  провести расследования о доходах или серьезных нарушениях, интерес и общества и журналистов длится не более двух дней.

Михаил Кукин: Вспомним офшорный скандал, он прошумел три дня.

Но у меня есть ощущение, что сами фигуранты этих скандалов заинтересованы их в продолжении. Сегодня Лещенко опять ответил на комментарий Мирославы Гонгадзе, сказав, что благодаря имени Гонгадзе они всего достигли. Это новый виток скандала?

Галина Скляревская: Это интервью было опубликовано вчера, а сегодня он извинился перед Мирославой. Я не думаю, что продолжение скандала не выгодно Лещенко, ведь это наносит урон его репутации. И уже даже люди, которые ему доверяли, сейчас всерьез задумываются, на кого он работает.

 А у нас национальный вид спорта – разочаровываться в кумирах.

Михаил Кукин: Не слишком ли мы много уделяем этому внимание? Быть может это действительно кому-то выгодно?

Галина Скляревская: Обсуждать, откуда взялись квартиры и доходы у депутатов, нужно. Что касается частного сектора, в данном случае, журналистов, работающих на приватных корпорациях, это вопрос тех приватных корпораций. И руководитель должен проследить, чтобы на его канале журналист за чужие деньги не размещал порочащий кого-то материал.

Конечно, людям, которые стоят за раскруткой этих скандалов важно, чтобы мы были ими заняты, и не лезли туда, где распиливаются деньги, земля, мандаты и т. д.

Сегодня, например, выяснилось, что депутат из фракции Ляшко отправил запрос в ГПУ, чтобы она проверила Дубинского на предмет государственного предательства.

Верх цинизма – это когда один из украинских ресурсов, узнав о том, что девушка Лещенко еще не разведена, пригласил юриста, который в деталях рассказал, как действовать ди-джею Топольскому, чтобы отсудить часть квартиры у Лещенко.

В 2014 году была иллюзия журналистской консолидации, а теперь это все развалилось, и мы не можем действовать сообща.

Самое главное, что общество хочет включится в это процесс. Мы очень хотим кому-то доверять, ведь у нас кризис доверия ко всем – журналистам, депутатам, власти. И каждый раз, когда находится хоть маленькая точка, из-за которой мы расковыриваем скандал, мы уничтожаем доверие к конкретным людям, институтам и т. д.

Михаил Кукин: Может пора с патернализмом заканчивать? И не нужно на 100% доверять никому?

Галина Скляревская: Нельзя прекратить доверять, мы и так все делим на 64. Результатом этого является бесконечная агрессия и стресс, люди заводятся с пол-оборота. Нам было бы неплохо перестать воевать всем против всех, а тем более в медиа. Потому что на момент 2014 года была иллюзия журналистской консолидации, а теперь это все развалилось, и мы не можем действовать сообща, потому что все друг друга подозревают. Якобы, кто работает на гранты – значит на Госдеп, а если на «1+1», значит – на олигархов.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.