Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Скоро переселенцы снова начнуть просить еду и гуманитарную помощь — Крым SOS

23 липня 2016 - 18:19 727
Facebook Twitter Google+
Прошло уже 100 дней работы правительства Гройсмана, которое представило отчет о своей работе. Из него можно сделать вывод, что стремления к решению проблем переселенцев пока не видно

Так ли это, мы спросим у представительницы КрымSOS Евгении Андреюк.

Евгения Андреюк: Это так, мы в свою очередь представляли наш альтернативный доклад, о том, что сделало правительство за 100 дней.

Мы с этим правительством связывали надежды в плане прогрессивных действий в отношение переселенцев, но, наоборот, эти 100 дней для нас оказались пессимистичными и черными. Правительство Гройсмана оказалось в этом плане еще хуже, чем правительство Яценюка.

Правительство Гройсмана относится к переселенцам еще хуже, чем правительство Яценюка.

Это связано с новым регулированием социальных выплат переселенцам. Сейчас вступили в силу два постановления, согласно которым создаются комиссии при департаментах социальной защиты, которые будут проводить инспекции по жилищным условиям переселенцев, проверять, живут ли люди на указанном месте. И если переселенец там не проживает, то социальные выплаты перестают выплачиваться и человек лишается статуса ВПЛ. Восстановить его потом сложнее.

Дмитрий Тузов: Но инспекция — это же не плохо? Если люди действительно живут, то это подтвердится, а фиктивные переселенцы будут отсечены.

Евгения Андреюк: Но человеческих ресурсов для того, чтобы проводить такие проверки у районных департаментов нет. Мы провели подсчеты по Херсонской области, где не так много переселенцев — чуть больше 10 000, и выяснили, что с тем количеством работников, которые могут проводить инспектирование, они должны посещать 5 переселенцев в день 12 месяцев в году, без отпуска.

А пока инспекции не пройдут и людей не проверят, то деньги не выплачиваются. В связи с этим Министерство социальной политики давит на районные и областные департаменты, чтобы проводились инспекции, либо чтобы они официально заявляли о том, что реализовать инспекцию не могут. Но они бояться такое заявлять, ведь все тогда будут уволены.

Дмитрий Тузов: Вы выходили с акцией под Кабмин, что вы требуете?

Евгения Андреюк: Чтобы не было никаких социнспкеций, чтобы была другая система отношения между переселенцами и государством. Чтобы переселенцы свободно могли выезжать и заезжать на территорию, подконтрольную Украине.

Алексей Бурлаков: В данном случае государство проверяет, за что оно платит деньги. Это тоже важно.

Евгения Андреюк: Но кроме выплат переселенцам, проблема коснулась и всех остальных выплат. И камень преткновения — это пенсии. Ситуация началась еще в 2014 году, когда встал вопрос о том, что делать с пенсионерами, которые живут на неподконтрольных частях Украины. Самый первый механизм, который предложило правительство, работал таким образом: люди, желающие получать свою законно заработанную пенсию, должны были выезжать из оккупированных территорий. То есть люди должны были выехать, зарегистрироваться как переселенцы и получать пенсии. Это искусственно завысило количество переселенцев в Донецкой, Луганской и восточных областях области.

Начиная с 2015 года, правительство начало проводить политику борьбы с так называемыми ненастоящими переселенцами, а фактически, с теми пенсионерами, которые живут на неподконтрольных территориях и которые получают украинскую пенсию.

Но хочу заметить, что право на пенсию имеет каждый гражданин Украины, в независимости от того, где он проживает.

Сейчас правительство проводит такую политику, чтобы в целом не осуществлять выплаты людям с тех территорий, говоря о том, что эти деньги идут на поддержку терроризму. Но в реале мы просто отрезаем все наше население, которое там живет, от социальных выплат благодаря этой системе с проверками.
Ко всему прочему, из-за этой несовершенной системы страдают переселенцы, которые постоянно проживают на подконтрольной территории Украины.

В нашу организацию стали поступать просьбы помочь найти жилье, потому что люди уже не в состоянии платить арендную плату. И мы прогнозируем, что через какой-то период возобновятся просьбы о продуктах и гуманитарной помощи, потому что просто на это у людей не будет хватать денег.

Дмитрий Тузов: Озвучьте ваши идеи, как использовать ресурс переселенцев и сменить стереотип переселенца-иждивенца?

Евгения Андреюк: Необходимо отвязать социальные выплаты на неподконтрольных территориях от статуса переселенца. Для того, что пенсионер, который получает пенсию на той территории, не должен был регистрироваться как переселенец.

Тот образ и стереотип переселенца-иждивенца, который закрепился, — неправильный. На самом деле, не нужно забывать, что выехали бизнесмены и активные люди, которые закрепились в крупных городах Украины. Это большой потенциал, о котором, к сожалению, не принято говорить.

У всех переселенцев сейчас две больших проблемы — жилье и работа. И для разрешения этих проблем нужна комплексная работа государства совместно с международными партнерами. В первую очередь, государство должно четко обозначить политику — объяснить, как мы относимся к оккупированным территориям и к гражданам. Ведь инвесторы готовы вкладывать деньги, но сначала они хотят понять, чего хочет наше государство и какие ресурсы оно готово вкладывать.

Дмитрий Тузов: Вы себе ставите задачи пояснить переселенцам, как связаться с такими инвесторами, как правильно написать проект? То есть системно учить переселенцев и дать им в руки удочку?

Евгения Андреюк: Да, мы и ряд наших партнеров работают над этим. У нас есть менторские программы по поддержке бизнеса, они учат, куда подавать заявки. Есть наша партнерская организация «Центр занятости свободных людей», которая направлена только на трудоустройство. Также есть огромное количество международных партнеров и фондов, которые сотрудничают через правительство. Потому что считается, что правительство должно решить этот кризис, а международные организации помогут. Поэтому очень важна политики государства. В Грузии, например, в свое время в 2009 году приняли стратегию и план на год, после чего доноры начали системно заходить.

Алексей Бурлаков: Какие ваши дальнейшие действия?

Евгения Андреюк: Мы будем заставлять правительство менять политику, иначе международные партнеры просто откажутся от нас. А также продолжать поддерживать людей, которые переехали.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.