Слухати

Сначала Россию должен покинуть Сущенко, и, возможно, потом об этом подумаю и я, - Марк Фейгин

25 квітня 2018 - 15:58
Facebook Twitter Google+
Вчера стало известно, что адвокатская палата Москвы лишила Марка Фейгина адвокатского статуса
Сначала Россию должен покинуть Сущенко, и, возможно, потом об этом подумаю и я, - Марк Фейгин / Програми на Громадському радіо

А сегодня, 25 апреля, Московский суд должен заслушать письменные доказательства защиты и ходатайства по делу удерживаемого в России украинского журналиста Романа Сущенко.

Марк Фейгин с нами на прямой связи.

Алена Бадюк: Была ли эта ситуация для вас неожиданностью, и как вы считаете, почему именно сейчас это произошло?

Марк Фейгин: Неожиданной эта ситуация была, потому что никаких процессуальных оснований для лишения статуса не было. Но у Адвокатской палаты была поставлена задача – лишить меня статуса, во чтобы ни стало, и они приняли это решение.  

Разумеется, я буду это обжаловать в суде, но шансов мало, потому что суд еще хуже, чем эта холуйская палата, которая, изогнувшись, выполняет указание Кремля.

Почему это произошло сейчас? Как только меня вчера лишили статуса где-то в 20-21 вечера, сразу же после лишения Роману Сущенко в тюрьме Лефортово было объявлено постановление о переводе его в одиночную камеру в связи с угрозой безопасности. То есть еще в понедельник от него увели сокамерника, он остался один, а во вторник после лишения меня статуса ему объявили это постановление. И он теперь сидит в одиночной камере.

Но я заранее, зная, что такое может произойти, ввел в дело второго адвоката.

Алена Бадюк: А мы можем узнать его фамилию?

Марк Фейгин: Пока нет, потому что есть опасность, что и его лишат адвокатского статуса. Поэтому он будет на заседаниях, будет посещать Романа, но всю публичную информацию буду давать я.

Я постараюсь, чтобы сначала вернулся Роман домой, поскольку я брал обязательства перед ним и его семьей. И когда у меня будут более свободные руки, более свободные намерения, я смогу решать, как поступить

Алена Бадюк: То, что вас лишили статуса адвоката, может ли повлиять на дальнейший ход судебных заседаний, связанных с Романом Сущенко?

Марк Фейгин: Этих заседаний осталось немного, осталось только заявить письменные доказательства и принять участие в прениях сторон. Дальше суд уходит на приговор. И только после приговора нужно будет быстро написать краткую апелляционную жалобу и ожидать исхода переговоров на высшем уровне относительно судьбы Романа. Адвокат эти все функции защитит. Кроме того, Роману не отказано в посещениях консула, поэтому консул будет посещать его, и что бы там ни произошло, это станет известно. Но не исключено, что будет предпринята попытка подсунуть Роману ФСБшного адвоката, «подментованного». Уже к его семье пытаются полезть с хорошо нам известными именами всякого рода адвокатов.

Алена Бадюк: От кого поступают эти предложения?

Марк Фейгин: От людей, которые даже сами не понимают, что их используют, и из Парижа, и из Киева. Им звонят из Москвы какие-то общие знакомые и говорят, что надо немедленно брать того-то и того-то. А мы прекрасно знаем, что это ФСБшный адвокат.

Но это совершенно бесполезная работа, мы готовы были к такому повороту событий, поэтому и семья, и Роман прекрасно знают, кого ни при каких обстоятельствах он не возьмет.

Важно понять, что, если бы я хотел, я бы уехал, мне предоставили бы политическое убежище в любой стране. Но просто – вопрос, чем заниматься и как я могу влиять на события в России

Алена Бадюк: Многие журналисты вас спрашивают, не собираетесь ли вы покидать Россию, вы отвечаете, что еще не определились. От чего будет зависеть ваше решение?

Марк Фейгин: Это зависит, в первую очередь, от угроз, которые возникают в связи с моим положением. Статус адвоката оберегал меня от некоторых действий со стороны власти.

С другой стороны, я же лишился и профессии. Никто и никуда не возьмет меня в качестве юриста. Поэтому есть проблемы и личного свойства.

Но у меня есть и коллеги, и друзья, а также у меня есть моральные обязанности. Я буду посещать Киев, но сказать, что я туда переселюсь, я пока не могу. Все будет зависеть от обстоятельств, и, как минимум, я постараюсь, чтобы сначала вернулся Роман домой, поскольку я брал обязательства перед ним и его семьей. И когда у меня будут более свободные руки, более свободные намерения, я смогу решать, как поступить. Важно понять, что, если бы я хотел, я бы уехал, мне предоставили бы политическое убежище в любой стране. Но просто – вопрос, чем заниматься и как я могу влиять на события в России.

 Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.