Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

Старик в Красногоровке выходил на балкон и ждал снаряд, — волонтер

20 червня 2016 - 21:00
FacebookTwitterGoogle+
Волонтер и руководитель хосписа для переселенцев Олег рассказывает, что хуже всего живется старикам в серой зоне

 Переселенец Олег Горбачов открыл под Киевом хоспис для луганских стариков

Анастасия Багалика: Сколько в вашем хосписе уже людей?

Олег Горбачов: На данный момент — 21 старик, и 1 инвалид. Хоспис изначально был открыт не здесь, а на временно оккупированных территории — в Алчевске и Артемовске. Мы занимались незащищенными слоями населения еще с 1998 года.

В 2014 году я вывез сначала свою семью, а сам остался со стариками еще в течение 5-ти месяцев. Еще надеялись на освобождение наших населенных пунктов украинскими войсками. Этого не произошло, и со временем мной заинтересовались так называемые «велико-воинские донские казаки», которые вынесли из хосписа все имущество.

Мне пришлось выехать в Украину, и с ноября 2014 года мы начали эвакуацию стариков. Мне помогала в этом миссия помощи мирному населению «Пролеска», в частности Каплин Евгений.

Анастасия Багалика: Много ли осталось таких заведений, как ваше, на территории, подконтрольной боевикам?

Олег Горбачов: Много, но они сейчас в ужасном состоянии. На говорят, что в одной комнате могут находится и по 40 и 50 человек. Пожилые люди там находятся на стадии вымирания, на них никто не обращает внимания.

Ирина Ромалийская: Это государственное заведение — ваш хоспис?

Олег Горбачов: Нет, она создана на общественных началах. Люди, которые у нас живут — это родители алкоголиков или наркоманов, которые их бросили. По закону, помещая родителей в дома престарелых, дети должны еще платить определенную сумму денег.

Ирина Ромалийская: У вас бесплатно?

Олег Горбачов: Мы помогаем всем старикам, независимо от того, есть ли у них пенсия или деньги. В основном к нам приходят те, у которых ничего нет. И мы сами начинаем восстанавливать все документы на пенсии или выплаты.

Ирина Ромалийская: И когда восстановлено, что дальше?

Олег Горбачов: Человек получает право выбирать — или оставаться у нас, отдавая 75% пенсии, либо жить на свое усмотрение, если он принял решение уйти в связи с тем, что у него появились средства к существованию.

Ирина Ромалийская: Хватает денег?

Олег Горбачов: Нет, нам помогают меценаты, волонтеры, добрые киевляне. Мы выставляем информацию в соцсетях, и она расходится. Те, кто хочет помочь, может звонить по номеру: 096-273-30-54. Это мой телефон.

Ирина Ромалийская: Где находится хоспис?

Олег Горбачов: В черте Броваров, в селе Перемога. Мы арендуем там частное домовладение.

Анастасия Багалика: За два года — 21 старик. Это много или мало?

Олег Горбачов: Это много. Помимо этого, мы сейчас вывезли 4-х стариков из «серой» зоны: Марьинка, Пески, Карловка, Опытное. И это уже Донеччина. Из них двоих я уже похоронил.

Анастасия Багалика: Вы часто вывозите тех, кто доживает свои последние дни?

Олег Горбачов: Да. Из Марьинки мы вывезли лежачую бабушку, она неделю была сама в доме под обстрелами, потом ее нашли волонтеры и позвонили мне. Я таких людей кладу на заднее сидение своей старенькой «Волги» и вывожу оттуда.

Анастасия Багалика: В каком состоянии находятся люди, которые живут в серой зоне?

Олег Горбачов: В ужасном. Там постоянные обстрелы. Это зона между блокпостами, которая фактически подконтрольна правительству Украины, но она без контрольная, на самом деле.

Ирина Ромалийская: Часто пожилые люди не хотят уезжать, потому что там их дом, и они там прожили всею жизнь?

Олег Горбачов: Да, многие переехали в тот регион, который был процветающим, прожили там жизнь и уезжать для них очень болезненно. А многие, которые решились — возвращаются, так государство не предоставило жилье. Им элементарно негде жить. Некоторым я говорю, что могу вывезти, но они отказываются. Один дедушка, которого я последним вывез из Красногоровки, а она сейчас находится под интенсивным обстрелом, рассказывал, что выходил на балкон и ждал, когда прилетит осколок снаряда. Он искал смерти, так как 1,5 года просидел в холодной квартире, у него началась тропическая язва ноги.

В итоге он все же позвонил волонтерам, и мы его забрали, положили в больницу, и сейчас его лечат. У человека появилась надежда, он понял, что он кому-то нужен. После лечения он переедет к нам.

Ирина Ромалийская: Чем старики у вас занимаются?

Олег Горбачов: Домашние дела, прогулки, просмотр телевизора, также плетем маскировочные сетки в зону АТО.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.