Слухати

Страны Запада долго не верили, что Россия вторгнется в Украину, - британский исследователь Райнер Андерс

16 червня 2018 - 17:32
Facebook Twitter Google+
Разговор с аналитиком по вопросам Украины и России, который неоднократно бывал на Донбассе в период с 2014 года
Страны Запада долго не верили, что Россия вторгнется в Украину, - британский исследователь Райнер Андерс / Програми на Громадському радіо

В студии Громадського радио — британский исследователь, аналитик по вопросам Украины и России Райнер Андерс, который неоднократно бывал на Донбассе.

Валентина Троян: Когда вы узнали о событиях на Донбассе, как скоро вы туда поехали? Как начали работать с темой конфликта на востоке Украины?

Райнер Андерс: С вопросами, связанными с Россией, я работаю более 20 лет. Меня интересует именно политика, но с 2014 года я связан с темой Украины. Впервые я попал в Киев во время событий на Майдане. В январе 2014 года я пробыл две недели на Майдане и вернулся в Киев в марте, когда произошла оккупация Крыма Россией. У меня появилась очень тесная эмоциональная связь с Украиной именно во время революции, я увидел, как менялись украинцы, насколько они становились более европейскими. Майдан также был связан с моим первым научным проектом. В апреле 2014 года я также написал доклад о «зеленых человечках». Меня стали интересовать геополитические вопросы.

В институте в Хельсинки я также выступал с лекцией на эту тему, я также говорил о последствиях и о возможном вторжении России в Украину. В то время меня назвали солдатом «холодной войны», мои коллеги мне не верили. Летом 2014 года я также поехал в Славянск. Я пробыл там 6 дней после начала оккупации. Для меня это была первая возможность увидеть своими глазами этот конфликт, не только разрушения, которые он за собой несет, но также гуманитарную и гуманную, человеческую сторону. В 2014 году я увидел, насколько сложной была ситуация. Это было время мобилизации. Я видел, насколько Украине было сложно реагировать на российскую агрессию. Я как ученый чувствовал, что мне нужно быть объективным. Я считал, что важно писать о войне, важно показать западному обществу вид на войну из передовой.

Уже не первый год я исследую этот вопрос, работал в зоне АТО. У меня появилось много друзей в Харькове. Это люди, которые представляют гражданские организации. Я также работал волонтером, помогал батальонам и мирному населению.

Валентина Троян: Вы сказали, что коллеги вам не верили, когда вы начали писать о «зеленых человечках». Кто эти коллеги? Какие аргументы вы озвучивали? Почему вам не верили?

Райнер Андерс: Это были коллеги из Финляндии, Норвегии и Великобритании. Они считали, что Россия не будет оккупировать украинские территории. Если посмотреть на эти с исторической точки зрения, то я считаю, что они ошибались, так как у нас уже были прецеденты с Молдовой и с Грузией.

В то время мои коллеги считали, что у России не будет цели захватывать территории бывших республик СССР

В то время мои коллеги считали, что Россия будет использовать геополитические инструменты, что у России не будет цели захватывать территории бывших республик СССР, поэтому они считали, что Россия будет действовать политическими методами. Они считали, что Россия будет делать упор на дестабилизацию общества в Украине, Молдове и Грузии, что Россия будет использовать политическую дестабилизацию в этих странах. Я думаю, что в этом была ошибка, потому что после войны в Грузии мы увидели, как именно работает доктрина Медведева, так называемая «доктрина защиты русского населения», а также русскоязычного населения.

Валентина Троян: После чего ваши коллеги поняли, что были правы?

Райнер Андерс: Я думаю, что это стало очевидно в конце лета 2014 года, после Иловайска. Иловайск послужил тревожным звоночком для стран Запада (Британия, Германия и другие, потому что в этих странах Россия оказывает серьезное информационное давление, ведется информационная война). Влияние России в информационной сфере очень сильно.

Валентина Троян: После оккупации Крыма это не было понятно?

Россия сумела подать оккупацию Крыма как возвращение своих территорий

Райнер Андерс: Мнения на Западе в то время разделились, поскольку на тот момент была поддержка действий России, Россия сумела подать оккупацию как возвращение своих территорий, хоты мы знаем, что исторически это не так. Мы также знаем, что комментаторы называли нелегальный референдум голосом народа. То, как были поставлены вопросы на «референдуме», не отвечало международным стандартам. Мы также знаем, что в Севастополе проголосовало 126% населения.

Валентина Троян: «Референдум» был и в Донецкой, и в Луганской областях. Как реагировали на этот «референдум»?

Райнер Андерс: Ситуация в Донецке и Луганске несколько другая. Я думаю, что эти так называемые «референдумы» были освещены в другом свете. Они были похожи на те референдумы, которые проходили в Осетии, Абхазии и Приднестровье.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.