Слухати

Судья Соломенского суда Кизюн решила вызвать в суд Игоря Козловского, находящегося в плену «ДНР», - Денис Козловский

10 грудня 2017 - 21:47
Facebook Twitter Google+
Почти два года ученый-религиовед Игорь Козловский в плену боевиков «ДНР». Но, чтобы переоформить опекунство над сыном-инвалидом с него не жену, судья Кизюн решила вызвать ученого в суд из плена
Судья Соломенского суда Кизюн решила вызвать в суд Игоря Козловского, находящегося в плену «ДНР», - Денис Козловский / Програми на Громадському радіо

Детали расскажет племянник ученого — Денис Козловский.

Игорь Козловский – ученый и общественный деятель, президент Центра религиоведческих исследований и народных духовных отношений, автор более 50-ти книг, 200-т научных статей, преподавал в ряде ведущих вузов Донецка. После того, как Донецк был оккупирован, он остался в городе, поскольку являлся опекуном старшего сына Святослава, который имеет инвалидность 1-ой группы.

И с 27 января Игорь Козловский находится в пленку у боевиков «ДНР». В мае этого года боевики вынесли ему «официальный приговор», и заключили его в тюрьму на 2 года и 8 месяцев.

Сергей Стуканов: Денис, расскажите, что происходит?

Денис Козловский: Игорь Козловский оставался в Донецке, потому что ему необходимо было смотреть за Святославом, который страдает синдромом Дауна и у него перелом позвоночника. То есть он сам не передвигается, только в инвалидном кресле. Поэтому было очень проблематично транспортировать его в таком состоянии, учитывая, что он с 1998-го года не покидал квартиру.

Через год после того, как Игоря взяли в плен, мы все-таки организовали переезд Святослава в Киев и параллельно запустили процесс оформления документов для того, чтобы новым опекуном вместо его отца назначит его мать Валентину Васильевну. А опекун получает вместо человека, у которого инвалидность, какие-то выплаты от государства. И родная мать не может взять деньги, если не является опекуном.

Мы начали опекунство, а там нужно собрать 24 документа, включая разнообразные медицинские справки о том, что опекун не страдает никакими заболеваниями, то есть это трудоемкий процесс, и во многие инстанции нужно ходить, чтобы это все собрать. Наконец, документы были собраны, и 30 августа 2017-го года подали их в суд, имея на руках положительный вывод опекунского совета Соломенского района, в котором проживают Валентина и Святослав. Суд должен был стать простой формальностью, сделав какой-то вывод со своей стороны о том, что Валентина теперь будет опекуном.

На протяжении трех месяцев не могли назначить дату заседания, потому что, видимо, были очень заняты, наконец, на 5 декабря назначили это заседание. Но судья, которой было поручено это дело, Людмила Ивановна Кизюн заявила, что хотела бы видеть в зале суда Игоря Козловского как опекуна, чьи права сейчас будут ущемляться.

ygor_kozlovskyy.jpg

 Игорь Козловский //
Игорь Козловский

Судья, которой было поручено это дело, Людмила Ивановна Кизюн заявила, что хотела бы видеть в зале суда Игоря Козловского как опекуна, чьи права сейчас будут ущемляться

Сергей Стуканов: Получается, что судья Соломенского суда Кизюн пожелала видеть на заседании суда Игоря Козловского, который находится в плену боевиков? Она была об этом осведомлена, как я понимаю?

Денис Козловский: Конечно, и ей тут же ответили, что в материалах дела есть справка от объединенного центра заложников СБУ о том, что он с 27 января 2016-го года находится в плену, и, естественно, по этой причине присутствовать не может. А главное – это и является причиной, почему опекунство переоформляется, ведь уже два года Святослав не может получить никаких выплат.

Судья сказала что-то наподобие того, что ее это не волнует, у нее есть процедура, по которой она должны вызвать его в суд повесткой. «Я его вызову в суд повесткой», — сказала она. То есть отравит повестку на оккупированную территорию. Но, во-первых, «Укрпошта» ничего туда не доставляет, а во-вторых, это нонсенс.

Сергей Стуканов: С чем вы связываете такое дикое поведение судьи?

Денис Козловский: Есть такая поговорка: «Если не знаешь в чем дело, то дело в деньгах». Мне кажется, что судье Людмиле Ивановне Кизюн просто так положительно решать любые дела вообще не имеет никакого смысла, она, наверное, привыкла, что за любое решение ей платят, а тут какая-то странная история, решение нужно вынести и денег никто не предлагает. Тогда зачем это решение выносить, если есть масса вариантов заседание переносить. Следующее заседание она назначила на 5 марта 2018-го года.

Мне кажется, что судье Людмиле Ивановне Кизюн просто так положительно решать любые дела вообще не имеет никакого смысла, она, наверное, привыкла, что за любое решение ей платят

Сергей Стуканов: Я хочу процитировать слова младшего сына Игоря Козловского, Александра: «Напрашивается вывод, что даже если президент Украины произносит вашу фамилию (речь идет об ученом Игоре Козловском – ред.) с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН и прочих международных площадок, подчеркивая всю чудовищность происходящего с вами, это не дает никаких гарантий, что члены вашей семьи получат помощь и поддержку от государства на свободной от оккупации части Украины». Действительно, получается чудовищная вещь: Игорь Козловский в плену у боевиков, а судья в Киеве Людмила Кизюн отказывает в формальном предоставлении опекунства матери его сына-инвалида, опекуном которого являлся Игорь Козловский.  Я так понимаю, что вы подобное поведение судьи решили предать огласке. Что еще вы планируете предпринять?

Денис Козловский: Мы будем писать жалобы в вышестоящие судебные инстанции. Насколько я знаю, Ирина Геращенко от себя написала депутатский запрос по этом поводу. Будем всеми возможными способами пытаться воздействовать на представителей судебной власти. Потому что просто так это оставлять невозможно. Этот абсурд уже настолько очевиден, что мы не хотим сделать вид, что это в порядке вещей и позволить переносить суды. А у этой судьи есть полномочия переносить заседания сколько угодно раз и никогда не вынести положительного решения.

Мы уже изучили эту судью. У нее «прекрасный» послужной список, и по поводу активистов Майдана она выносила решения о содержании их под стражей. Изучались ее декларации, и заявленные доходы никаким образом не соответствуют ни жилплощади, ни автомобилям, которые у нее есть.  

rodyna_kozlovskogo.jpg

Семья Игоря Козловского //
Семья Игоря Козловского

Сергей Стуканов: Перед эфиром вы мне говорили, что у боевиков к Игорю Козловскому на той стороне специфическое обращение. В связи с этим есть трудности со включением его в списки на обмен. Что вы имели в виду?

Денис Козловский: Сама история, что его арестовали и так долго удерживают в плену, в самого начала странная. Было очевидно, что он не должен представлять для них никакого интереса. Это пенсионер, который не вел никакой активной деятельности, которую можно было бы истолковать, как борьбу против режима. Сам его арест уже вызвал большой вопрос – почему? То, что потом распространялось от имени «ДНР», что он хранил две боевые гранаты в книжном шкафу между своих научных работ в том помещении, где жил его сын-инвалид Святослав, — это абсурд. Я много раз бывал у него дома, я знаю этот шкаф, там стояли книги в три ряда, и невозможно было и листик бумаги между ними просунуть, не то, чтобы найти место, где хранить гранаты. Я и называю это специфическим отношением, потому что я не могу понять эту историю от начала и до конца. Я не понимаю, зачем его взяли, не понимаю, зачем они так долго его удерживают, и почему никакие силы, которые прилагаем мы и международные организации для его освобождения, не помогают. Единственно, на что мы надеемся, что его сейчас включат в те 74 человека, которые должны быть обменены до конца этого года.

lyudmyla_kyzyun.jpg

Судья Людмила Кизюн //
Судья Людмила Кизюн

Сергей Стуканов: Вы, наверняка, общаетесь с Ириной Геращенко, которая занимается вопросами обменов. Что она вам кулуарно говорит – когда может состояться обмен?

Денис Козловский: Все планируют сделать до Нового Года, она говорит, что там просто очень много технических сложностей с этими людьми, которых требуют «ДНР» и «ЛНР» в обмен на 74 украинских заложников, потому что они все находятся в разных местах, на разных стадиях судебного процесса. Кто-то уже находится в местах заключения, кто-то в процессе судебного разбирательства. Все это нужно оформить и всех их транспортировать туда, а это требует больших усилий.

Сергей Стуканов: Сейчас Святослав с матерью Валентиной и младшим братом Александром живут в Киеве. В каких условиях они живут, помогло ли им каким-то образом государство?

Денис Козловский: Государство абсолютно никак не помогло, и мы видим, даже вставляет палки в колеса в лице судьи Людмилы Кизюн. Святослав с мамой проживают в квартире, которую выделили знакомые, но, к сожалению, в ближайшие недели нужно будет выехать, так как эти знакомые, я так понимаю, возвращаются и будут сами там жить. А Александр с супругой живут в другой съемной квартире. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.