Слухати

Светлодарская дуга. Хроника героизма и предательства

22 грудня 2016 - 15:50 1925
Facebook Twitter Google+
Бои на Светлодарской дуге были самыми интенсивными за весь 2016 год, — Юрий Бутусов, военный журналист

18-19 декабря под Светлодарском велись непрерывные бои. На третий день, 20 декабря, боевые действия продолжались и продолжаются до сих пор. Юрий Бутусов, военный журналист, главный редактор портала «Цензор.НЕТ» анализирует события, которые произошли на Светлодарской дуге.

Ирина Ромалийская: За что там идут бои, за какие высоты?

Юрий Бутусов: Боевые действия там не в полной мере стихли, на самом деле сейчас там лишь снизилась их интенсивность. В этом районе проходит линия фронта по территории, которая, согласно Минским соглашениям, должна полностью находится под контролем украинских сил.

Ирина Ромалийская: Это не так называемая «серая зона»?

Юрий Бутусов: Это зона между позициями не занята никем, она называется «серой». Там идут активные боевые действия. Но, если мы говорим о юридическом статусе, согласно Минским соглашениям, вся эта территория должна быть под контролем украинских сил. Однако российское командование в нарушение Минских соглашений занимает эту территорию. Поэтому, естественно, это и является причиной всех этих провокаций.

В этом районе находится наше подразделение и противник занимает там гряду высот. Из-за контроля над этими высотами и теми высотами, которые находятся на наших позициях в общем-то и идут эти боевые действия. Каждая сторона пытается вклиниться в позиции друг друга. Расстояния там значительные, возможности для вклинения есть, поэтому это «серая зона», и вот противник на одном из участков оборудовал опорный пункт, который угрожал нашим позициям и из него могли происходить дальнейшие неприятные для нас действия, то есть дальнейшее продвижение.

Поэтому 18 декабря в ответ на действия одного из подразделений противника, наши войска совершили фланговый маневр, в ходе которого противник побежал и оставил свои позиции, которые мы заняли. После этого начался интенсивный обмен артиллерийскими ударами с применением большого количества огневых средств и снарядов. Противник попытался снова занять в серой зоне эту позицию.

Ирина Ромалийская: Чья сейчас это территория?

Юрий Бутусов: Высоты мы не взяли мы. Мы взяли лишь позиции, которые примыкают к этим высотам. Там есть две высоты со стороны противника, на которых тоже находятся опорные пункты: одна высота по одним картам — 220, по другим картам — 223. Эта та высота, где был бой 29 июня, где погиб известный певец, доброволец Василий Слипак и еще двое наших военных, и западнее находится высота 216. Противник оборудовал там опорные пункты. А этот опорный пункт — еще одна укрепленная позиция, она была выдвинута несколько вперед наших позиций между этими высотами.

Занятие этих позиций для нас теперь очень важно. Мы, во-первых, ликвидируем это, опасное для нас вклинение в наши позиции, а, во-вторых, теперь это возможный плацдарм для угрозы другим укрепленным пунктам наших противников на фронте.

Эти две высоты атакам не подвергались. Действия наших войск носили локальный характер. Они касались конкретно одного небольшого участка местности примерно в один квадратный километр. Вокруг этого шли боевые действия.

Анастасия Багалика: А почему эти высоты так важны?         

Юрий Бутусов: Потому что линия фронта — она живая везде, есть огромная незанятая ситуация. Занимать и контролировать ее полностью всеми силами невозможно. Ведется борьба за те опорные точки, которые обеспечивают связанность фронта, обеспечивают контроль за линией фронта, поэтому, исходя из рельефа местности, такая борьба идет на всей линии фронта. В данном случае расстояние между нашими и российскими позициями достаточно небольшое, поэтому возник такой контактный бой и возникла необходимость жестко реагировать на действия противника.

Анастасия Багалика: Те, кто анализирует ситуацию на линии разграничения, говорят, что бои на Светлогорской дуге были самыми интенсивными за весь 2016 год. Это действительно так, по вашим оценкам?

Юрий Бутусов: За двое суток 18-19 декабря на этом конкретном участке и прилегающих к нему позициях наших войск в районе 3-4 квадратных километров это действительно было так. Были интенсивные обстрелы, широкомасштабное применение тяжелой артиллерии 152 миллиметра, применение минометов и большое количество боеприпасов. Также там были контактные бои. Так что, в принципе, на этом небольшом участке вспомнился 2015 год.

Ирина Ромалийская: Сколько погибших и раненых, по вашим данным?

Юрий Бутусов: За 18-19 декабря в составе 25-го и 1-го батальона 54-ой механизированной бригады, которые принимали участие в боях, погибли 7 наших воинов и 1 пропал без вести, а сейчас признано, что он тяжелораненый, попал в плен и находится сейчас в руках противника.

 

 

Ирина Ромалийская: Волонтер Юрий Касьянов вчера на своей странице в Фейсбуке написал: «Но никто не станет собирать СНБО по такому пустяку, как пьяный кураж командования на Светлодарской дуге, приведший к большим потерям». Прокомментируйте это, пожалуйста.

Юрий Бутусов: Там, где гибнут люди, особенно не один — это, конечно, нужно признать большими потерями. Насчет пьяного куража командования, я не могу согласиться и не вижу оснований для таких утверждений.

Насчет того собиралось СНБО или нет, в общем-то секретарь СНБО вчера лично посетил конкретно эту позицию передового подразделения 1-го батальона 54-ой бригады со всем руководством антитеррористической операции на Донбассе. Они ознакомились с обстановкой и были приняты определенные решения. Поэтому сказать, что власти вообще не замечают эту ситуацию — это тоже не отвечает действительности.

Ирина Ромалийская: Я так понимаю, что речь идет о том, что местному командованию не было необходимости брать эти опорные пункты, что это была вылазка непонятно зачем.

Юрий Бутусов: В даном случае это не была операция, которой руководило непосредственно все руководство страны. То есть президент не отдавал приказа занимать этот конкретный опорный пункт. Действия были оправданы с тактической точки зрения. Об этом утверждает командир подразделения, в зоне ответственности которого это находится. С точки зрения командира 1 батальона 54-ой механизированной бригады, эти действия были оправданы и необходимы. Поскольку в этом районе этот человек воюет уже год. Поэтому говорить, что эти действия были не нужны, я не готов.

Я считаю, что в данном случае есть командир подразделения, есть его видение, которому я доверяю. Другой вопрос — можно было ли избежать таких жертв и сделать то же самое с меньшими потерями. Этот вопрос требует детального разбора. Наверное, да, но нужно изучить факторы, которые к этому привели. Была конкретная обстановка, нужно было отвечать на действия противника и не отвечать было нельзя — это война. Я не могу взять на себя ответственность и сказать нужна она или нет. Любые оценки без учета позиций тех людей, которые принимали эти решения, были бы не вполне объективными.

Ирина Ромалийская: Известны ли нам конкретные данные по потерям с той стороны?

Юрий Бутусов: По данным, которые сообщает наше командование, противник потерял до 30 человек. Из того, что подтверждают противники, на данный момент они похоронили двух убитых, и признали, что они погибли в тех боях под Светлодарском. 4 трупа российских наемников были брошены на опорном пункте, они своих убитых не забрали. И также за жизнь одного раненого солдата противника борются украинские врачи, он был взят в плен. Есть сведения, что, возможно, это гражданин Российской Федерации. Сегодня, по заявлению российских оккупационных сил, в этом районе 20 декабря погибло еще 2 человека.

То есть общие суммарные потери, которые противник подтверждает, — это 4 убитых, плюс 4 труппа, о которых они не заявляют, но они находятся у нас в морге Торецка, и еще один тяжело раненый, который был захвачен в плен. Как правило, со временем в каких-то социальных сетях, в пабликах периодически начинают всплывать какие-то дополнительные фотографии, детали других уничтоженных наемников, но пока такой информации у нас нет.

На телефонной связи руководитель пресс-центра штаба сил АТО Леонид Матюхин.

Анастасия Багалика: Какие потери, по вашим данным, со стороны боевиков? Какие документы находятся в распоряжении украинской стороны тех, кто шел на бой на Светлодарской дуге со стороны боевиков? Кто из них граждане Российской Федерации, по вашим предположениям?

Леонид Матюхин: Я скажу только то, что знаю точно. В первый день, когда нас атаковали, у них число потерь составило 25 погибших. У двоих из них была российская прописка.

По следующим дням потери неточные. Знаю, что на второй день, когда они пытались отбить свои потерянные позиции, в одной из групп, которая состояла из 5-ти человек, 4 человека были или ранены, или погибли. После того, как они потеряли эту группу, больше атаковать они не пытались.

Ирина Ромалийская: Волонтеры в сети, в частности Юрий Касьянов и уже отслуживший Арти Грин, заявляют, что эти бои были спровоцированы нашими военными.

Леонид Матюхин: У меня такой информации нет. Я находился там буквально за один день до того, как это все произошло. И с позиции, одну из которых наши заняли, боевики постоянно вели огонь из артиллерии, не смотря ни на какие Минские договоренности. Я думаю, время расставит все на свои места. У меня, по крайней мере информация, что атаковали наших, и они были вынуждены занять ту высоту.

Ирина Ромалийская: После визита первых лиц на позиции принимаются ли, возможно, какие-то кадровые решения, проводится ли проверка адекватности действий украинских военных в этих боях?

Леонид Матюхин: Я не думаю, что есть смысл во время таких действий принимать какие-то решения. Но не в моей компетенции принимать такие решения.

Анастасия Багалика: По состоянию на сегодня бои на Светлодарской дуге уже прекращены?

Леонид Матюхин: Нет, вот буквально сейчас была информация, что артиллерия боевиков продолжает обстрел наших позиций из минометов и даже БМП.  

Ирина Ромалийская: Юрий, у вас, насколько я понимаю, прямой контакт с нашими военными на месте. Какие у них настроения сейчас, какой боевой дух у солдат, которые там воюют?

Юрий Бутусов: В настоящее время люди, которые находятся на фронте, на передовой, и принимают участия непосредственно в боевых действиях — это элита нашей армии, они готовы к бою, и боевой дух там достаточно высокий.

За эти три года войны уже произошла некая селекция. То есть сейчас на передовой те люди, которые супермотивированные для участия в войне, кто нашел в этом свое призвание, свой гражданский долг. В составе 25-го и 1-го батальонов 54-ой бригады все контрактники и очень много добровольцев. Поэтому там достаточно хорошая атмосфера и высокий боевой дух. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.