Слухати

«Тарута хочет быть премьер-министром», — экономист о скандале с Гонтаревой

23 жовтня 2016 - 21:43 504
Facebook Twitter Google+
«Внефракционный депутат Сергей Тарута хочет стать премьер-министром при президенте Тимошенко»

В связи с чем выступает в поддержку политических игроков, которые проводят кампанию по раскачке страны на досрочные выборы, и инициирует в парламенте отставку главы НБУ Валерии Гонтаревой.

Так говорит экономист Сергей Фурса, который комментирует провокационные заявления Сергей Таруты в отношении главы Нацбанка.

В Вашингтоне на встрече Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка Сергей Тарута раздавал брошюру «Гонтарева: Ущерб экономической безопасности Украины» с критикой (как видно из названия) руководителя банковского регулятора. В НБУ в свою очередь 13 октября обратились в Службу безопасности Украины, Генпрокуратуру и НАБУ с просьбой открыть уголовное производство против Таруты, назвав данную брошюру «сборником ложной, провокационной, искаженной информации и голословных обвинений официального лица в коррупционной деятельности, развале банковской системы и создании угрозы экономической безопасности Украины».

Сергей Тарута анонсировал, что обратится к президенту с требованием уволить Гонтареву, и внесет соответствующее требование в Верховную Раду.

В подробностях этого скандала разбираемся с экономистом Сергей Фурсой.

В студии работают журналисты Александр Близнюк и Ирина Ромалийская.

Ирина Ромалийская: Здесь больше политики или экономики, по-вашему?

Сергей Фурса: Политики. Экономики здесь нет в принципе, есть экономические и интересы определенных субъектов и политика.

Ирина Ромалийская: Каких субъектов?

Сергей Фурса: Здесь сошлось сразу несколько интересов. С точки зрения популистов, которые пытаются раскачать страну на досрочные выборы, нужен повод. Мы знаем, что есть определенные парламентские партии, которые за счет этого хотят раскрутить свой рейтинг.

Во-вторых, в парламенте в первом чтении принят закон, который говорит о том, что страховые компании перейдут под регуляцию Национального банка. Национальный банк очень качественно вычистил банковскую систему, поэтому много схем ушло в страховой бизнес. Соответственно, страховщики не хотят, чтобы до них добрались, потому что из-за этого многие потеряют возможности дохода.

В-третьих, есть ряд «потрепанных» олигархов, которые потеряли свои банки, но все еще должны Национальному банку, потому что давали персональное обязательство за рефинансирование. За долги их оставшийся бизнес могут забрать, поэтому им сейчас нужно сделать все, чтобы ослабить Нацбанк.

И, в-четвертых, есть большой банк, я не буду его называть, который стоит перед угрозой национализации.

Ирина Ромалийская: «Приват»?

Сергей Фурса: Да, соответственно, банк пытается избежать этой участи. На самом деле национализировать его не хочет никто, но есть программы по капитализации, которые все банки должны выполнять. И если «Приват» не выполнит эту программу, то, согласно меморандуму МВФ, его должны будут национализировать.

Всем этим четырем силам важно максимально ослабить Нацбанк. Тут нужно понимать, что никто не ставит своей целью уволить Гонтареву, потому что это просто невозможно.

Ирина Ромалийская: По вашему мнению, Тарута сейчас работает на те партии, которым сейчас выгодны досрочные выборы, — Тимошенко, Оппозиционной блок, в том числе и на Коломойского, которому не выгодна национализация «Приват банка»?

Сергей Фурса: У Таруты, возможно, свои интересы, которые завязаны на первых двух пунктах. Потому что он хочет быть премьер-министром при президенте Тимошенко. Понятно, что он не признается никогда в этом.

Хотелось бы, чтобы таких Гонтаревых было 5-10, чтобы засунуть их в каждое министерство. Она — лидер перемен. Она прет как ледокол, создавая себе множество проблем, но при этом делает структурные реформы

Ирина Ромалийская: Почему уволить Гонтареву невозможно?

Сергей Фурса: Потому что для этого нужно решение президента. А Петру Порошенко это никак не выгодно.

Александр Близнюк: Заявление Таруты — это обвинение. И основной месседж его в том, что нужно спасать Украину от Гонтаревой. Действительно ли это так необходимо?

Сергей Фурса: Все на самом деле наоборот. Потому что представители МВФ и другие кредиторы говорят о том, что Национальный банк — это лидер позитивных изменений за эти два года в Украине.

Поэтому не то, что не нужно спасать страну от Гонтаревой, а хотелось бы, чтобы таких Гонтаревых было 5-10, чтобы засунуть их в каждое министерство. Она — лидер перемен. Она прет как ледокол, создавая себе множество проблем, но при этом делает структурные реформы.

Ирина Ромалийская: В брошюре имеются конкретные обвинения, которые подкреплены конкретными цифрами. Например, о том, что в 2014-2015 годах ВВП снизился на 15,9%, потребительская инфляция возросла на 66,7%, обменный курс национальной валюты к доллару снизился на 3,3 раза по сравнению с 1 января 2014 года.

Это можно вменять в вину Гонтаревой?

Сергей Фурса: Нет. Курс — это температура, а Нацбанк меряет температуру.

Безусловно, Нацбанк ошибался, когда тратил резервы в 2014 году перед парламентскими выборами и т.д. Но мы понимаем, что каждое решение, принятое Нацбанком в период турбулентности, — это решение в условиях неопределенности. Да, и Нацбанк, который лишен резервов, имеет крайне мало способностей влиять на ситуацию

Были ошибки с коммуникацией, но то, что они делали в плане реформирования банковской системы, это крайне правильно.

Ирина Ромалийская: Можно ли Нацбанк обвинять в том, что снизился ВВП?

Сергей Фурса: Нет. Из-за ослабления курса гривны ВВП снижается лишь частично.

Александр Близнюк: Из тех цифр, которые представил Сергей Тарута, мы видим, что 80 банков закрыли при Гонтаревой. Это же удар по бюджету?

Сергей Фурса: Это не удар по бюджету. Когда любая страна проходит мировой кризис, закрывается определенное количество банков. То есть те банки, которые были выведены, были уже «мертвы», ибо это все — результат 2008 года. С того времени в нашей системе скопилось огромное количество «умерших» банков, которые держали на плаву за счет рефинансирования.

Также было множество банков, которые являлись «конвертами», и поэтому их вывели с рынка. Банки «семьи» Януковича, например, были выведены за непрозрачную структуру собственности.

Александр Близнюк: Тарута говорит, что 40% российского капитала сегодня работает через российские банки?

Сергей Фурса: Это не правда. Возможно, у нас в системе и выросла доля российских банков, но за счет того, что они выжили, 40% банков вышла. Соответственно, доля любого банка, который остается, выросла.

Российский банк по сути — это украинский банк с российскими собственниками, и там наши украинские вкладчики. И собственники за последние два года внесли нам пару миллиардов долларов, потому что все прямые инвестиции, которые были внесены в прошлом году, прошли через эти банки.

Ирина Ромалийская: Еще одно обвинение, которое прозвучало в адрес Гонтаревой, это то, что она участвует в теневых схемах, целью которых было вывести 600 миллионов гривен из Пенсионного фонда.

Сергей Фурса: Имеется ввиду Пенсионный фонд Нацбанка. Мы знаем, что там до 2014 года воровали действительно очень сильно. Но в том то и дело, что Гонтарева в течении первых месяцев работы, уволила главу этого фонда, и привела туда другой менеджмент, который сразу отнес документы в СБУ и прокуратуру, показывая схемы. То есть эти обвинения к Гонтаревой нелогичны, потому что она вычистила этот Пенсионный фонд.

Александр Близнюк: Из-за таких заявлений Таруты НАБУ и Национальная антикоррупционная прокуратура должны начать проверку?

Сергей Фурса: Должны,е и пусть проверят деятельность государственных банков, которые совершали определенные операции. Если есть криминал, то соответствующие люди должны сесть.

Ирина Ромалийская: Одним из претендентов на должность главы НБУ называют Арсения Яценюка.

Сергей Фурса: Это бред. Зачем это Порошенко? Яценюк — его формальный конкурент, а Гонтарева считается человеком из его команды. Менять человека из своей команды на конкурента, при чем, по своему желанию, это глупо.

Во-вторых, Арсению Петровичу 100 лет снилось быть главой Нацбанка, он уже там был больше 10 лет назад, и для него это будет понижением.

Ирина Ромалийская: Есть ли какая-то официальная реакция МВФ и Всемирного Банка на эти брошюры от Таруты?

Сергей Фурса: Есть фотография, сделанная в пятницу и выложенная в Твиттер американским посольством, на которой мы видим улыбающегося посла с Гонтаревой. Под ней написано, что госдепартамент полностью поддерживает деятельность Гонтаревой.

Ирина Ромалийская: Повлияет ли этот скандал на международный имидж Украины в экономической среде?

Сергей Фурса: Не повлияет. Сейчас инвесторы не задают вопрос, что там написал Тарута, они спрашивают, почему Тарута и почему сейчас?

«Громадське радио» ждет в этой студии Сергея Таруту, который выскажет свою позицию.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.