Слухати

Тело Юрия Грабовского еще нужно идентифицировать — коллеги адвоката

29 березня 2016 - 20:17 350
Facebook Twitter Google+
Бытовое убийство или политическое? Коллеги убитого Юрия Грабовского расходятся во мнениях. Кроме того, они обращают внимание на то, что найденное тело еще нужно идентифицировать

denis_chyzhov.jpg

Денис Чижов // «Громадське радіо»
Денис Чижов
«Громадське радіо»

Новые обстоятельства гибели адвоката Грабовского, защищавшего подозреваемого бойца ГУР РФ Александра Александрова. Версии военной прокуратуры и коллег пропавшего не совпадают. Об этом говорим с коллегами — Оксаной Соколовской и Денисом Чижовым. 

Ирина Ромалийская: Сегодня состоялся брифинг, на котором было представлено видео с участием Юрия Грабовского. Как вы это прокомментируете?

Денис Чижов: З голосу на відео уже зрозуміло, що динаміка його голосу і побудова мови незвичні для Юрія Леонідовича. Очевидно, що він говорив під тиском, можливо, саме таким чином хотів передати меседж.

Грабовський ще раніше казав, що не має наміру залишати справу ГРУшників хоча б тому, що в суді першої інстанції це за законом неможливо. Наразі це може зробити лише підзахисний.

Ирина Ромалийская: Главный военный прокурор говорит, что это не одно убийство. Какие версии у вас?

Михаил Кукин: Также он упоминает о российском следе в этом деле.

oksana_sokolovska.jpg

Оксана Соколовська // «Громадське радіо»
Оксана Соколовська
«Громадське радіо»

Денис Чижов: Я погоджуюсь, що це — зухвалий злочин, скоєний проти відомого в Україні адвоката. Я все-таки вважаю, що у вбивства побутовий характер: з ціллю заволодіти матеріальними благами.

Грабовський був достатньо забезпечений матеріально, мав відповідну досить відкриту поведінку, тому припускаю, що цим міг хтось скористатись. Події тих днів виглядають дуже підозріло з точки зору його звичної поведінки.

Більш того, слідство вже довело, що він знаходився під дією психотропних чи наркотичних речовин. Думаю, що для спецслужб таке вбивство — занадто великий ризик. І не вважаю, що кінцевою метою виконавців було саме вбивство, вони, напевно, просто злякались публічного розголосу і тому пішли на такий вчинок.

Михаил Кукин: Согласны ли вы с мнением коллеги?

Оксана Соколовская: Я изначально говорила, что версии могут быть абсолютно разные, но меньше всего я склоняюсь именно к этой. Меня удивляет мнение коллеги о материальных средствах.

Я не возьмусь говорить, что именно опубликованное прокуратурой видео является причиной смерти Грабовского. Если бы это было действительно так, не думаю, что мы бы владели сейчас всей этой информацией.

Я и раньше связывала убийство Юрия с его профессиональной деятельностью. Он явно кого-то не устраивал, у многих на него был зуб. Угрозы, которые ему поступали, и его согласие на видео об ошибке участвовать в этом деле — это, очередное предупреждение адвокатам.

На видео он явно находился под действием психотропных или наркотических средств. Это не тот Юрий Грабовский, которого я знаю.

Я хочу обратиться к всему обществу и призвать генпрокуратуру найти заказчиков, а не только исполнителей этого беcчеловечного убийства.

Ирина Ромалийская: Кто заказчик убийства?

Оксана Соколовская: В связи с опасением за свою жизнь и жизнь моей семьи я не буду озвучивать свои личные убеждения. У меня нет доказательств, я пока основываюсь только на своих умозаключениях. Я не ознакомлена с материалами дела. Мне вчера была предоставлена охрана, но лишь спустя неделю после постановления.

Ирина Ромалийская: Вы сейчас опасаетесь за свою жизнь и жизни членов семьи?

Оксана Соколовская: Возможно, после предоставления охраны еще больше. Ведь этот факт уже сам значит, что есть реальные угрозы моей жизни.

Ирина Ромалийская: Не собираетесь ли вы выходить из дела?

Оксана Соколовская: Я об этом постоянно думаю, приму решение в ближайшее время. Сейчас я не готова ответить.

Михаил Кукин: Известны ли вам результаты судебно- медицинской экспертизы тела?

Оксана Соколовская: Нет, я не являюсь участником данного производства, я — лишь свидетель по делу. Меня могут не допустить к доказательствам. Знаю, что коллеги уже планируют приступить к этому делу. Они уже смогут сделать выводы в отношении преступления.

У адвокатской среды есть сомнения в идентификации его тела. Нужно проводить ДНК-экспертизу или опознание родной сестрой. Ни у кого нет уверенности, что это его тело.

Денис Чижов: Я також з цим згоден, останню точку в ідентифікації тіла може поставити або рідна сестра Юрія, або ДНК-експертиза.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.