Слухати

Требуем сменить начальника Азовской морской экологической инспекции— Бородин

01 вересня 2016 - 22:00 353
Facebook Twitter Google+
Три дня назад Мариуполь вновь заволок непроглядный слой смога. Очередные сверхнормативные выбросы отравляющих веществ произвели оба завода-гиганта – «Азовсталь» и металлургический комбинат

maksym_borodyn.jpg

Максим Бородин // Фото с Facebook страницы Максима Бородина
Максим Бородин
Фото с Facebook страницы Максима Бородина

О том, почему бездействует Государственная Азовская морская экологическая инспекция, будем говорить по скайпу с местным активистом и депутатом городского совета Максимом Бородиным.

Сергей Стуканов: Что же все-таки произошло два-три дня назад в Мариуполе?

Максим Бородин: В течении прошедших трех дней жители Мариуполя начали обращаться с жалобами о том, что идут серьезные выбросы на обоих комбинатах, но сильнее всего – со стороны комбината ММК имени Ильича.

Я лично выезжал на место, где увидел, что, действительно с конвертерного цеха валили клубы рыжего дыма, было ощущение, что газоочистки как таковые не работали вообще и все шло прямотоком.

Сергей Стуканов: Откуда взялся такой дым на заводах?

Максим Бородин: Это особенность технологического процесса, но газоочистки, работающие в штатном режиме, должны с такими выбросами справляться.

Ситуация цинична тем, что дирекция ММК знала о проблеме, о том, что оборудование работает в аварийном режиме.

Ирина Сампан: Директор ММК Юрий Зинченко говорит, что «полностью конвертер 2 будет остановлен на капитальный ремонт в ночь на 30.08.2016 г».

Максим Бородин: Он был обязан остановить эту часть производства, а вместо этого они попытались что-то своими силами восстановить и продолжили плавку. Тем самым фактически обманывая людей, говоря, что они три дня не могли остановить конвертер, который останавливается в течении 3-4 часов. В этом не было проблем. На лицо элементарная погоня за заработком.

А Азовская морская экологическая инспекция практически уничтожена, и мариупольцы не имеют никаких рычагов давления на собственника-монополиста.

Сергей Стуканов: Эту инспекция возглавляет Григорий Зуб. Вы написали письмо министру экологии и природных ресурсов Остапу Семераку, в котором обвинили морскую экологическую инспекцию в том, что она не реагирует на нарушения. Сегодня мы связывались с морской экологической инспекцией, приглашали их в эфир, однако никто из представителей этого органа сегодня прийти не смогли, но обещали прийти в понедельник.

Какие вопросы, на ваш взгляд, им следует задать?

Максим Бородин: На все наши жалобы на Зуба нам всегда приходи ответ, что он – молодец, и мы зря на него клевещем. Что сделал Зуб? В 2012 году, когда люди вышли с требованием закрыть «Азовсталь» и она была в итоге закрыта, он мог решить вопрос, не дожидаясь протестов, но этого не сделал.

Сейчас он вновь не реагирует на жалобы. При том, что этот человек фигурировал не в одном уголовном деле и на него неоднократно сыпались жалобы.

В итоге он перевел большую часть инспекции из Мариуполя в Геническ, где мы не можем его достать – мариупольцу жалобу оставить некуда, человек должен отправить свой запрос заказным письмом. То есть Зуб сделал все, чтобы инспекция перестала нормально работать.

Сергей Стуканов: Какие решения вы предлагаете?

Максим Бородин: Должна быть служебная проверка относительно главы Государственной экологической инспекции Заики, также должна быть внешняя проверка деятельности Зуба, проверка его декларации, к которой масса вопросов и т. д.

Также очень интересный факт – лаборатория, которая занимается проверкой на самом заводе, находится в нерабочем состоянии, и она даже не аттестована. То есть, если сейчас будет внеплановая проверка, у них нет даже своих приборов.

Об этом знает теперь Остап Семерак, и мне интересно, как он теперь отреагирует – проглотит или будут какие-то конкретные действия.

Сергей Стуканов: Вчера в Мариуполе пришло заседание городской экологической комиссии. Были ли представители законов-гигантов? И были ли приняты стратегические решения?

Максим Бородин: Вчера состоялась депутатская комиссия, главой которой я явлюсь. Мы пригласили представителя инспекции Азовского моря — заместителя Зуба, представителей заводов, и спрашивали, как они видят ситуацию, и какие дальнейшие их планы.

К сожалению, мы узнали, что ММК имени Ильича втихаря хочет получить новое разрешение на выброс, в которых будут большие нормативы, чем были. То есть они открыто смогут делать выбросы и за это ничего не платить.

Даже если приедет инспекция, то зафиксирует, что это сверх нормативов, но есть такое понимание как технологический норматив, который выдает Минприроды, но Минприроды его выдавало еще при министре Шевченко. Тут явно не обошлось без лоббирования интересов олигархов.

Мы сейчас находимся в такой ситуации, что заводу выдан такой объем технологических нормативов, что он может открыто выкидывать в воздух 533 тысячи тонн в год и за это не платить.

Сергей Стуканов: Кто это регламентирует?

Максим Бородин: Это все происходит с согласования Министерства экологии и природных ресурсов. Мы повлиять на местном уровне не может. Если бы собственник платил полноценно налоги за то, что они выкидывает сверх нормы, ему выгодно было провести модернизацию в течении нескольких лет.

Потому что те штрафы, которые платят сейчас заводы колеблется в пределах 30-50 тысяч гривен. Это просто смешно. И административные штрафы для простых работяг. Простые работяги, оказывается, у нас виноваты в том, что у нас не происходит модернизация.

Сергей Стуканов: А модернизация запланирована, или о ней речи не идет?

Максим Бородин: Планируется, к 2018 году. А что будет сделано до этого, мы не знаем. Мы это сейчас стараемся контролировать.

Ирина Сампан: Большие клубы рыжего дыма для мариупольцев привычны. Не было бы ли массовых отравлений или обострений в этот раз?

Максим Бородин: Отравлений сиюминутных и не будет, это не химическое производство. Проблема в том, что эти выбросы приводят к системным, хроническим проблемам. У детей аллергии неясной этимологии, со временем это проблема раковых болезней, патологий дыхательной системы и т д.

Никто не говорит, что нужно закрывать заводы, их необходимо модернизировать.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.