Слухати

У крымских татар нет страха тюрьмы, они знают, что их встретят, как героев, — Наумлюк

03 березня 2017 - 23:05 153
Facebook Twitter Google+
Страха у крымских татар отсидеть и выйти нет. Они не чувствуют себя брошенными, они знают, что об их семьях позаботятся, что их встретят, как героев

Оккупационные крымские суды продолжают процессы над украинцами. Последние новости из полуострова расскажет журналист Радио Свобода Антон Наумлюк

Антон Наумлюк два дня назад прибыл из оккупированного Крыма. И привез горячие новости о волне новых задержаний в Крыму.

Антон Наумлюк: Я полтора месяца пробыл в Крыму и наблюдал все последние задержания. Мы подсчитали с адвокатами, что за последний месяц в Крыму было задержано 16 человек.

Одно из последних дел, которое сейчас поступает в суд, это дело журналиста Николая Семены. Сейчас уже назначена дата первого заседания суда по существу — 20-го марта. Его обвиняют в сепаратизме. Это такая очень извращенная норма российского законодательства, когда за сепаратизм судят людей, не согласных с аннексией и публично выразивших это в медийном пространстве.

Семена написал статью на проекте «Крым Реалии» для Радио Свобода. Ильми Умеров, тогда еще зампредседателя Меджлиса крымскотатарского народа, высказал свое мнение в интервью телеканалу «АТР». Такая же статья висит на Чубарове и на ряде журналистов, которые успели в 2014-м и 2015-м годах убежать из Крыма и из-под давления, которое на них могли оказать судебные органы.

Эта статья была внесена в уголовный кодекс РФ как раз под крымские события, и по ней сейчас судят украинского журналиста Николая Семену.

У Ильми Умерова закончилось расследование этого дела. И мы впервые будем наблюдать разговор на юридическом языке о событиях аннексии. Адвокаты будут доказывать, что даже по законодательству самой России границы определяются международным законодательством, и в одностороннем порядке нельзя сказать, что это теперь наша территория и наши границы. Соответственно, если нет границ, то нельзя судить людей за призывы к их нарушению.

Еще одно дело — очень странного характера. Это не уголовное преследование, а административное. Сразу 11 человек в один день были арестованы, их судили до полуночи. Это рекорд на моей практике, когда за один день я присутствовал на одиннадцати процессах с совершенно одинаковым результатом.

Активиста Марлена Мустафаева осудили на 11 суток ареста за его пост в соцсетях 2013-го года. Это был текст и фотографии с митинга запрещенной в России организации Хизб ут-Тахрир. Тогда митинги проходили очень часто, и фактически у всех симферопольцев, которые наблюдали эти митинги, можно в соцсетях того времени найти какие-то фотографии с символикой теперь террористической организации.

Крымские татары встречают административно арестованных, которые уже отсиживают свои сроки, как героев

Ирина Сампан: Но тогда она была не запрещена?

Антон Наумлюк: Она и сейчас в Украине не запрещена, и принадлежность к ней не преследуется.

Я разговаривал с уполномоченной по правам человека в Крыму. Задавал ей вопрос по поводу крымских татар, у которых жизнь не изменилась, они молятся так, как и молились, они читают те же книжки, ведут себя точно так же, как вели до 2014-го года, но теперь они террористы, потому что юридическое поле изменилось. На что она мне ответила, что по-человечески она их понимает, но законодательство изменилось, и они значит должны были уехать, покинуть территорию.

 

 

В итоге по делу Хизб ут-Тахрир задержаны и арестованы 19 человек. Люди, которые пришли на обыск к Марлену Мустафаеву — 10 человек, которые просто стримили в Фейсбук и тихо стояли с планшетами, также были задержаны за участие в незаконном митинге. Каждый из них был арестован на 5 суток административного ареста.

Встречали их шариками и плакатами. Вообще крымские татары встречают административно арестованных, которые уже отсиживают свои сроки, как героев. Это очень большой фактор того, что страха у крымских татар отсидеть и выйти нет. Они не чувствуют себя брошенными, они знают, что об их семьях позаботятся, что их встретят, как героев. И в этом смысле эти массовые аресты необъяснимы с логической точки зрения.

Конечно, они демонстрируют неповиновение, приходят поддерживать своих соотечественников в суды с обложками паспортов с украинским флагом, раздражая приставов, которые их регистрируют. Но понятно, что это дети, матери и старики, которые никакой агрессивности демонстрировать не будут.

Ирина Сампан: Вы писали, что сейчас крымские татары все стримят и не боятся. Есть ли в этом нотка демонстративного неповиновения?

Антон Наумлюк: Не то, чтобы они не боятся, они прекрасно понимают риски. Но еще не привезли в суд этих 10 ребят, которых задержали у Марлена Мустафаева, а там уже собралось в два раза больше людей, которые тут же включили свои телефоны и начали все это стримить в свои соцсети.

При этом все прекрасно понимают, что их могут точно также задержать и арестовать.

Не то, чтобы это демонстративное неповиновение, но это символ несогласия того, что происходит.

Когда меня спрашивают, не хотят ли силовые структуры таким образом спровоцировать крымских татар на какие-то агрессивные действия для того, чтобы усилить еще больше давление, то, даже если они и хотят это сделать, я не вижу никаких предпосылок у самих крымских татар для какой-то агрессивной или активной манеры нападения на силовые структуры и органы власти. На мой взгляд, задача перед ними сейчас стоит в вопросе выживания, а не в вопросе активного сопротивления.

Конечно, они демонстрируют неповиновение, приходят поддерживать своих соотечественников в суды с обложками паспортов с украинским флагом, раздражая приставов, которые их регистрируют. Но понятно, что это дети, матери и старики, которые никакой агрессивности демонстрировать не будут.

Поэтому, если и есть сопротивление, то оно символическое. И эти встречи тех, кто уже отсидел, это символ того, что остальных задержанных можно дождаться через 5-7-8 лет.

Дома у Эмиля Курбединова также прошел обыск, очень громко, с задействованием спецназа, с автозаками у подъезда. Так берут, наверное, террористов, ОПГ или мафию

Ирина Сампан: Есть еще адвокаты, которых задерживали в Крыму — Николай Полозов и Эмиль Курбединов.

Антон Наумлюк: В этом месяце мы столкнулись с таким нонсенсом даже для России, когда адвокатов начали откровенно прессовать за их профессиональную деятельность.

25 января задержали Николая Полозова. Буквально на пороге гостиницы, подъехала машина, его под руки взяли сотрудники ФСБ, отвезли в здание ФСБ и насильно допросили. То есть он не отвечал на вопросы, а сидел с плакатом: «Молчу, потому что….» и дальше перечисление статей Уголовного Кодекса РФ, на основании которых он не собирается отвечать на вопросы, поскольку у него статус адвоката.

Тем не менее, это допрос был зафиксирован, и таким образом Николай Полозов был выведен как защитник из дела Ильми Умерова, интересы которого он должен представлять в суде. Это такое давление, чтобы он не участвовал в громком процессе, где он может сильно испортить кровь гособвинению.

Сейчас на него пытаются возбудить дело якобы за оскорбление прокурора. Он написал в социальных сетях текст, который прокурор посчитал для себя оскорбительным, и инициировал расследование. И, по всей видимости, дело будет возбуждено. А это уже прямая угроза нахождению его на полуострове и его работе. Он работает сейчас, в основном по делу Ахтема Чийгоза.

На следующий день был арестован Эмиль Курбединов. У него прошел обыск в адвокатском офисе, изъята вся техника, изъяты документы, то есть ни о какой адвокатской тайне речи уже не идет.

Также прошел обыск у него дома, очень громко, также с задействованием спецназа, с автозаками у подъезда. Так берут, наверное, террористов, ОПГ или мафию.

Его арестовали и посадили на 10 суток административного ареста за такой же пост в социальных сетях ВКонтакте с символикой Хизб ут-Тахрир. За фотографию, которая была сделана в 2013-м году, и даже не он фотографировал, а у кого-то репостнул.

В экспертизе, на основании которой был арестован Эмиль Курбединов, точно также фигурировал Марлен Мустафаев и третий крымский татарин, который уже готов, что к нему придут с обысками.

На Николая Полозова осуществляется давление, чтобы он не участвовал в громком деле, где он может существенно подпортить кровь гособвинению

Курбединова арестовали на 10 суток. За это время прошло сразу несколько процессов без его участия, в том числе, по делу Редвана Сулейманова. Это фигурант дела так называемых «крымских диверсантов». Ему просто вне всяких законных мер, вне процессуального кодекса продлили арест, хотя следователи ФСБ допустили ошибку и по идее должны были его выпустить. Эмиль Курбединов на эту ошибку указал, на следующий день его посадили и суд принял совсем другое решение.

Дмитрий Тузов: То есть получается, что преследуемые вообще могут остаться без адвокатов? И не будет соблюдена даже видимость судебного процесса?

Антон Наумлюк: Нет, видимость будет соблюдена. У них будут адвокаты по назначению, которые работают в тесной связке с ФСБ, как у Дмитрия Штыбликова. Это еще один фигурант дела «крымских диверсантов». Он был задержан в Севастополе, пока непонятно, что ему вменяют, но следствие продолжается, он находится в СИЗО.

Там очень засекреченное дело, к нему не пускают адвокатов по соглашению. Российский адвокат Александр Попков пытался к нему пробраться. В итоге Попкова отстранили от дела, в деле появился адвокат Петросян, который с 2014-го года активно занимает пророссийскую позицию.

С ним встретились родные Штыбликова, и спросили, как он появился в деле. На что он ответил, что его пригласил следователь по просьбе Штыбликова, но сам признался, что со Штыбликовым не знаком и тот его тоже не знает.

Такого уровня адвокаты как раз и создают видимость правосудия в Крыму.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.