Слухати

У нас есть офисы в Донецке и Луганске, но доступа к тюрьмам нет, — Красный Крест

20 грудня 2016 - 19:00 307
Facebook Twitter Google+
О том, в чем нуждаются люди в серой зоне и по обе стороны линии разграничения на Донбассе, поговорим с сотрудниками Международного Комитета Красного Креста

У нас в студии спикер МККК Санела Байрамбашич и сотрудник отдела коммуникации Оксана Чивурина.

Международный Комитет Красного Креста в Луганской области вблизи пунктов пересечения линии разграничения открыл пункты обогрева.

Михаил Кукин: Как долго они будут работать и как именно?

Санела Байрамбашич: Мы установили два пункта обогрева по обе стороны блокпоста в Станице Луганской. Нам сказали, что каждый день этот блокпост пересекают около 5000 людей, и они подолгу стоят в очереди. А вы сами знаете, какая сейчас температура.

Мы долго вели переговоры с представителями обеих сторон, но у нас получилось установить эти пункты так, как нам бы хотелось.

В каждый пункт могут одновременно войти около 30-ти человек погреться, выпить чаю и получить медицинскую помощь.

Елена Терещенко: Как вы работаете на неподконтрольных территориях с доставкой гуманитарной помощи?

Санела Байрамбашич: Мы стараемся помогать людям по обе стороны. У нас есть офис и в Донецке, и в Луганске. Мы предоставляем на данный момент и продукты питания, и гигиенические наборы, и одеяла, и свечи, и строительные материалы, стараемся помочь медикаментами. У нас есть программы, которые направлены на разъяснительную работу в ситуациях, когда приходится находиться на заминированной территории.

Елена Терещенко: В Луганской области мало говорят о помощи Красного Креста, и уверены, что эта помощь идет отнюдь не от вас. Вы себя не рекламируете?

Санела Байрамбашич: Мы стараемся работать с журналистами на обеих территориях, рассказывая о том, что мы стараемся помочь. Но мы не ставим перед собой цель себя рекламировать, наша задача — иметь доступ к людям, которые нуждаются в нашей помощи.

Елена Терещенко: У вас есть доступ к своим офисам на неподконтрольной территории?

Санела Байрамбашич: Да, у нас есть доступ к своим офисам.

Михаил Кукин: Насколько тяжело договариваться с представителями с неподконтрольных территорий?

Санела Байрамбашич: У нас особенная миссия, мы имеем огромный опыт, чтобы установить такую организацию с нейтральной позицией в условиях конфиденциального диалога со всеми сторонам конфликта.

Елена Терещенко: Имеете ли вы доступ в места заключения свободы?

Санела Байрамбашич: На подконтрольной территории Украины — да, на неподконтрольной — нет. Мы сейчас ведем переговоры, и надеемся, что этот доступ мы вскоре получим. На сегодняшний день мы встретились только с несколькими людьми, но лишь в виде исключения.

Елена Терещенко: На тех территориях есть колонии для больных туберкулезом и СПИДом, которые имеют проблемы с медикаментами и должным питанием.

Санела Байрамбашич: Мы помогаем им питанием, предоставляем им гигиенические наборы, но это не значит, что у нас есть доступ. А наша задача как посещать заключенных, так и разыскивать пропавших без вести.

И на неподконтрольных территориях, и на подконтрольных территориях, если мы говорим о серой зоне, проблемы похожи. Мы до сих пор поставляем туда продукты питания, и это может лучше любых слов рассказать о том, какая ситуация

Михаил Кукин: Несколько месяцев водоснабжение в Луганской области финансировалось исключительно средствами Красного Креста, потому что обе стороны не могли договориться между собой. Как сейчас обстоит ситуация, учитывая, что это финансирование должно было обеспечиваться лишь до 1-го декабря?

Санела Байрамбашич: Мы сотрудничаем со всеми институциями водоснабжения Донбасса, и сотрудничали до этой проблемы. В какой-то определенный момент в компании «Вода Донбасса» не хватало достаточно денег, чтобы они могли обеспечить воду. Мы говорили об этой проблеме на встрече трехсторонней контактной группы, чтобы эта проблема была решена. Вместе с тем согласились заплатить два транша, чтобы дать время этой группе на решение ситуации.

В середине ноября мы увидели, что никаких сдвигов нет, поэтому озвучили, что с декабря у нас не будет бюджета, чтобы продолжать оплату. Чтобы вы знали, за два транша мы заплатили около 700-та тысяч долларов, это много. Поэтому возможности оплачивать у нас уже не было. На данный момент деньги на водоснабжение еще есть. Мы ведем переговоры о том, как нам действовать дальше.

Елена Терещенко: Вы можете нам сказать, какие самые большие проблемы самых обычных людей на неподконтрольных территориях?

Санела Байрамбашич: И на неподконтрольных территориях, и на подконтрольных территориях, если мы говорим о серой зоне, проблемы похожи. Мы до сих пор поставляем туда продукты питания, и это может лучше любых слов рассказать о том, какая ситуация. Там нет возможности устроиться на работу, боевые действия не прекратились, поэтому мы продолжаем поставлять помощь.

Для серой зоны очень актуальна проблема заминирования территорий. Мы расставили таблички, чтобы люди знали, где опасно, но всех точных местонахождений мин не знает никто.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.