Слухати

«У нас пока нет задач отбивать захваченные населенные пункты» — Мотузяник / Програми на Громадському радіо
Громадське радіо / Скачати зображення

«У нас пока нет задач отбивать захваченные населенные пункты» — Мотузяник

14 грудня 2015 - 18:23
Facebook Twitter Google+
Линия разграничения в зоне АТО усилиями украинских военных остается стабильной. Эскалация в последнее время носит провокативный харктер

Алексей Бурлаков: Какова ситуация в зоне АТО?

Александр Мотузяник: На сегодняшний день ситуация в районе проведения АТО остается стабильной и находится под полным контролем украинских военных. В течение суток мы фиксируем несколько десятков обстрелов со стороны боевиков, от 40 до 60. Представители незаконных вооруженных формирований активно применяют запрещенное вооружение, в первую очередь это минометы калибром 82 миллиметра. Значительно реже противник использует танки, 120 миллиметровые минометы, тяжелую артиллерию, а также РСЗО Град. Последние несколько дней боевики свой огонь сосредотачивают на позициях возле конкретных населенных пунктов. В пятницу это была Красногоровка, в субботу окрестности Горловки, в том числе те населенные пункты, которые под контролем Украины — Майорск, Новгородское. За вчерашний день главными горячими точками были Красногоровка. Районы Горловки и населенные пункты вблизи Донецкого аэропорта.

В основном боевики ведут не прицельный огонь по нашим позициям, их целью является провокация, вызвать ответный огонь со стороны ВСУ. Мы на неприцельные обстрелы не отвечаем. В случае прицельных, между сторонами возникают многочасовые перестрелки, но отведенное вооружение мы не используем.  

Алексей Бурлаков: Украинские военные не открывают ответный огонь?

Александр Мотузяник: Если речь идет не о прицельных обстрелах со стороны боевиков, провокативных, то ответный огонь мы не открываем.

Анастасия Багалика: А если речь идет о боевых столкновениях?

Александр Мотузяник: Тут следует понимать, что у каждого командира, который находится на передовой, у него есть боевая задача — удержание позиций, сохранение жизни и здоровья своих подчиненных. В случае, если идёт прямая угроза их жизни и ДРГ противника приближается вплотную к нашим опорным пунктам, если они атакуют наши позиции — командиры на местах имеют полное право давать команду своим подчиненным открывать ответный огонь.

Алексей Бурлаков: Но ведь обстрел украинских войск из систем залпового огня — это уже нарушение минских договоренностей. Если это нарушение, то мы можем, открывать ответный огонь, или нет?

Александр Мотузяник: Здесь очень много нюансов и нужно понимать, в каких случаях мы отвечаем на эти обстрелы. Командир должен четко определить место, из которого ведется обстрел противника. Если там находится населенный пункт и мирное население может от нашего огня пострадать, в этом случае ответный огонь не ведется.

Анастасия Багалика: Когда боевики выходят вплотную на наши блокпосты, зачем они это делают? Это действительно попытка захватить новую территорию, или попытка запугать?

Александр Мотузяник: Есть информация, что когда боевики ведут свои обстрелы и пытаются вплотную приблизиться к нашим позициям, они пытаются научить свое так называемое пополнение. У них это называется «ходить на укропа». Особого успеха они достигнуть не могут. У нас создана хорошая линия обороны, и бойцы обеспечены всем необходимым.

Алексей Бурлаков: Хочу спросить у вас о вашем варианте развития событий?

Александр Мотузяник: Не хотел бы прогнозировать, как это будет. Скорее всего Россия пытается создать на Донбассе зону замороженного конфликта. Перемирие используется, как шантаж с целью оказать давление на Украину в преддверии международных встреч.

Анастасия Багалика: В последнее время линия разграничения то двигалась в нашу сторону, то наоборот, были моменты, когда украинские военные заходили в населённые пункты и отбивали их себе назад.

Александр Мотузяник: В основном линия разграничения является стабильной. Понятие отбивать, сейчас такого понятия нет. Нет пока такой цели, отбивать у противника какие-то населенные пункты. Иногда наши совершенно свободно заходили в населенные пункты, но эти пункты не были заняты ни украинскими военными, ни бандформированиями. Тем более местное население само приглашало украинских военных помочь им.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.