Слухати

У НАТО нет гарантий, что завтра Украина не развернется и не поднимет триколор, — Жданов

07 грудня 2016 - 22:05 488
Facebook Twitter Google+
О ситуации в АТО, об испытаниях украинских ракет, о решениях Конгресса США о помощи Украине и санкциях в отношении России поговорим с военным экспертом Олегом Ждановым

Михаил Кукин: Насколько ситуация в АТО остра на сегодняшний момент? Сообщение о смертях не приходят, но это ведь не единственный показател

Олег Жданов: Вопрос не в потерях, вопрос в интенсивности обстрелов. Сейчас наблюдается снижение обстрелов и их огневой мощи.

РФ пытается решить проблемы в Сирии, для них сейчас это более важный фронт. Им нужно переломить ход войны до инаугурации Трампа для того, чтобы иметь дополнительный козырь в переговорах.

На Донбассе они сейчас просто держат статус-кво. При необходимости они применяют высокоточные боеприпасы, и если им нужно будет, то они будут применять их активнее.

Михаил Кукин: То есть расслабляться не стоит?

Олег Жданов: Абсолютно. Эскалация может произойти в любой момент. Тем более, что в Сирии успеха нет.

Наше политическое руководство ведет политику – ни вашим, ни нашим, ни рыба, ни мясо, а нам надо определяться

Елена Терещенко: ОБСЕ говорит как раз об участившихся взаимных обстрелах, в том числе и из тяжелого вооружения. У нас некий перекос в информационном пространстве — создается впечатление, что наших обстреливают, а украинские военные не отвечают. Это же не соответствует действительности?

Олег Жданов: Официально в стране одностороннее прекращение огня и жесткий приказ не отвечать. Реальная ситуация такая, что сейчас на передовой контрактники, и их оказалось еще тяжелее сдерживать, чем мобилизованных. Когда начинаются обстрелы, они готовы вставать и уходить с позиций, потому что сидеть и молиться, о том попадет или не попадет, они не хотят. Соответственно ВСУ отвечают, и отвечают артиллерией, потому что кроме артиллерии ничем огневые точки противника не подавишь.

Отвечают довольно хорошо и активно. Поэтому ОБСЕ фиксирует, что «ответка» идет.

Елена Терещенко: Давайте поговорим о ракетных учениях в Херсонской области. Кремль говорил, что Украина нарушает международные договора, хотя, согласно любому международному договору, Крым — это Украина. Тем не менее, Украина территориально подвинулась в своих учениях.

Олег Жданов: Мы на 30 км сместили границу района падения ракет.

Михаил Кукин: И тут же сторонники зрады сказали, что тем самым мы признали российскую юрисдикцию Крыма.

Олег Жданов: Сорвать учения или получить инцидент с российской стороны было бы намного хуже. Тем самым мы продемонстрировали мелочность России. Мы лишь на 30 км подвинули границу, и они успокоились, а ширина акватории моря в этом месте 500 км.

Кстати, кричал не Кремль, а Министерство обороны России, а Путин в это время говорил, что хочет дипломатическим путем завершить конфликт на Донбассе.

И они забыли сказать, что западной реакции вообще не последовало. Так как западные наблюдатели присутствовали на этих учениях, там были и НАТОвские наблюдатели, которые обязаны присутствовать, потому что это ракетное вооружение, есть договор о контроле распространения ракетного вооружения. А мы испытывали новые образцы. Соответственно, присутствовали международные наблюдатели, поэтому со стороны Запада не было никакой реакции.

С учётом того, что позиция руководства страны вообще никакая, нам надо определится, кто нас заберет под себя – либо это буде Кремль, либо Вашингтон

Михаил Кукин: Чем нам угрожает в военном плане смена власти в Америке?

Олег Жданов: На самом деле, победа Дональда Трампа оказалась нам выгодней. Я даже смотрю, как поменялась риторика главного секретаря НАТО в отношении Украины. Я всегда был сторонником версии, что они нас не бросят. Мы очень ценны. Наше геофизическое и геополитическое положение очень важно для США в плане управления Европой.

Я приведу в пример сегодняшнюю пресс-конференцию Петра Климкина и Йенса Столтенберга. Когда Столтенберг говорил, что НАТО готово интегрировать себе нашу систему ПВО, трастовые фонды готовы выделять нам деньги на реформирование вооруженных сил, есть предложение о том, что они готовы наши силы специальных операций не только переодеть в форму НАТО, но и вооружить стрелковым оружием образцов НАТО. То есть они заинтересованы полностью.

Михаил Кукин: Как на ваш взгляд, их надежды с нашими совпадают? У них есть выгоды. Они не хотят, как мне кажется, нас защитить. Они хотят защитить себя, а из нас сделать щит.

Олег Жданов: Да, своеобразную буферную зону.

Михаил Кукин: Хорошо ли жить на линии разграничения?

Олег Жданов: Согласен, что на линии разграничения жить плохо, и мы будем на острие атаки. Но у нас нет выбора. Наше политическое руководство ведет политику — ни вашим, ни нашим, ни рыба, ни мясо, а нам надо определяться. Мы находимся на границе двух идей. Если бы у нас был активный лидер, и мы построили бы новую республику и расправили бы плечи, то мы могли бы стать забором, где брали бы деньги и с тех, и с тех.

Но с учётом того, что позиция руководства страны вообще никакая, нам надо определиться, кто нас заберет под себя — либо это будет Кремль, либо Вашингтон. Пока мы склоняемся к Вашингтону.

Сегодня Столтенберг говорил о реальных реформах и готовности НАТО к военно-техническому сотрудничеству с Украиной, а Павел Климкин говорил о том, что нам нужны деньги. Это смешно. Но это не только наша проблема, она становится уже американской проблемой, они просто не понимают, на что они тратят деньги. У НАТО и США нет гарантий, что завтра Украина не развернется и не поднимет триколор.

Елена Терещенко: Сегодня снова Столтенберг говорил о том, насколько важны Минские договоренности. Вновь эти Минские договоренности, альтернативы которым пока не нашли, но все понимают, что и имплементировать их невозможно. Это снова какая-то мантра?

Олег Жданов: Нет, я здесь усматриваю другую риторику. Весь мир понимает, что Петр Алексеевич никогда не решится назвать войну войной из-за связей с Россией. Поэтому сейчас во всем мире его загоняют в угол. Конгресс США в своем законопроекте о поддержке Украины пишет: война. ООН в резолюции пишет: Россия-агрессор. Международный суд в Гааге приравнивает аннексию Крыма к вооруженному конфликту. И тот же Столтенберг говорит: либо выполняй Минские договоренности, либо меняй риторику и прекращай это АТО. И дальше срабатывает международный механизм, и страна агрессор попадает под все международные санкции.

Михаил Кукин: Конгресс в Америке становится более радикальным, вы не наблюдаете?

Олег Жданов: Сейчас они расправят плечи. Конгресс и был республиканским, но Обама много раз накладывал вето на решение Конгресса. А там еще сенат стал республиканским.

Одно дело — риторика Дональда Трампа до выборов, а другое дело — в кресле президента.

Елена Терещенко: Столнтеньберг сегодня сказал: «Я призываю удвоить усилия по Минским соглашениям. В первую очередь должно быть полное прекращение огня и отвод вооружения». Это мантра № 2.

Олег Жданов: Это так, но по идее, чтобы выполнить эти соглашения, президент должен либо отвести вооружение, либо сказать, что он не может выполнить Минские соглашения, потому что та сторона их не выполняет вообще, и у нас война. Я считаю, что это такой прессинг на Порошенко, чтобы он принял решение. Времена политкорректности заканчиваются.

Михаил Кукин: Не приведет ли это к эскалации?

Олег Жданов: Нет, не приведет, потому что у РФ тоже не резиновые вооруженные силы. Третий год войны, а группировка войск вокруг Украины не выросла. Путин их не нарастил, он не объявил мобилизацию, не снял ни одной части с китайской границы.

Кстати, пока идет политическая пауза смены администрации в Белом доме, каждый пытается решить свою проблему. Меркель пытается выйти из-под-контроля как США, так и Кремля одновременно. Она убрала главного конкурента — Штайнмайера, а он фактически прокремлевский человек, и мы знаем его отношение к нашему конфликту. Она уговорила всю коалицию Бундестага выдвинуть его на пост президента Германии. То есть она его выбивает из большой политики на 7 лет. Кто его потом вспомнит?

С другой стороны, она через Юнкера поднимает старый вопрос — а где же объединенные силы безопасности в Европе? А это означает — до свидания, НАТО.

Владимир Путин в 2014 году говорил, что российскому мишке хотят вырвать когти и зубы, чтобы он не кусался. Так вот мишка уже в этом состоянии.

Елена Терещенко: Что-то назревает серьезное в Японии, где премьер-министр пообещал отреагировать на то, что Россия разместила на Курилах «Искандеры»?

Олег Жданов: Я думаю, что это защитная реакция РФ, они понимают, что позиции с каждым днем слабеют. Фактически, сейчас мы имеем холодную войну. Сначала «Искандеры» они разместили в Калининграде, и занервничало НАТО, потому что против них средств ПВО не существует. Теперь они появились на Курилах. Россия понимает, что переговоры по Курилам с Японией они проиграют однозначно.

Владимир Путин в 2014 году говорил, что российскому мишке хотят вырвать когти и зубы, чтобы он не кусался. Так вот мишка уже в этом состоянии.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.